Инструменты ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Финтех рядом: как развивается «цифра» в странах ближнего зарубежья

Фото: Getty Images Russia
Фото: Getty Images Russia
Технологичные сервисы способны помочь в формировании единого цифрового пространства в рамках Содружества независимых государств. Но для их полноценной работы нужна гармонизация регуляторных и технологических векторов.

Экономисты часто говорят, что финансовая инфраструктура — это кровеносная система экономики, однако для эффективной реализации на наднациональном уровне необходимо консолидировать интересы стран-участниц, проработать законодательную базу, развивать инфраструктуру для цифровых платежей. Россия выступает одним из лидеров процесса, перенося наработанный опыт пользования цифровыми сервисами для адаптации в других странах ближнего зарубежья. И хотя эти сервисы пока неравномерно развиты и представлены в Содружестве независимых государств (СНГ), без них будет невозможно обоюдовыгодное развитие стран. Разберемся, как идет развитие цифровой банковской и финтех-среды в СНГ.

Финансовые связи 

Несмотря на то, что создание единого экономического пространства — это политическое решение государств — участников интеграционного объединения (в состав СНГ входят Азербайджан, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Молдова, Россия, Таджикистан, Узбекистан), задачей различных сфер экономики, в том числе финансовой, является обеспечение инфраструктуры. «Включая технологическую проработку, обновление нормативно-правовой базы, согласование тактических шагов и сроков интеграции», — говорит генеральный директор ассоциации «Финтех» Татьяна Жаркова.

При этом на постсоветском пространстве пока нет единого интеграционного объединения, такого, как Европейский союз, которое приводило бы финансовую регуляторную политику стран-участниц к единому стандарту или единой валюте. В будущем таким наднациональным органом, как говорят опрошенные РБК+ эксперты, может стать Евразийский экономический союз (ЕАЭС, входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия), но на данный момент он не устанавливает общих правил для центральных банков всех стран-участниц, все страны СНГ имеют собственные регуляторные особенности, на которые должен ориентироваться бизнес. Как отмечает директор по развитию стран ближнего зарубежья QIWI Максим Соколов, страны Центральной Азии и Белоруссия постепенно перенимают регуляторный опыт России: «В некоторых странах постсоветского пространства появились налоговые режимы для самозанятых, изменения в сфере беттинга, разрабатываются национальные системы быстрых платежей. А для развития стартапов правительства или центральные банки создают специальные регуляторные песочницы».

Между тем именно на постсоветском пространстве финтех развивается очень активно, по уровню проникновения и качеству сервисов регион, в первую очередь Россия, — в числе мировых лидеров. Роль развития финтеха в стране достаточно высока, отмечает эксперт EY Мария Вожегова: «Развитие соответствующих технологий здесь началось достаточно рано, их распространенность и проникновение гораздо выше, чем в странах Европы. По данному показателю, если ориентироваться на индекс Fintech Comparison, Россия находится на третьем месте после Китая и Индии». Активно развиваются рублевые расчеты и между постсоветскими странами, например Белоруссией и Казахстаном. «Я считаю, что финтех у нас обладает хорошей историей, он в очень большом количестве поддерживает и платежи, и микрокредитование, это интересная и важная задача в СНГ. И это способствует экономической интеграции между странами», — заключает эксперт.

Свои и чужие 

Многие страны оформили тренд на трансформацию в виде комплексных национальных программ по цифровизации, которые реализуются, например, в России, Казахстане, Киргизии. Среди ключевых направлений выделено развитие цифровой инфраструктуры, электронных платежей и интернет-торговли, рассказывает Максим Соколов. Это связано с активным распространением смартфонов, которые становятся основной точкой входа в интернет и, параллельно, инструментом для получения банковских услуг у многих пользователей. В результате приоритетным подходом к разработке становится mobile first. Одновременно с этим развивается и цифровая бизнес-среда — появляется все больше интернет-магазинов, активно работают агрегаторы такси, в онлайн переходят денежные переводы. «Разумеется, процесс цифровизации происходит неравномерно по странам, однако тенденция едина для всех», — говорит эксперт. Развитию платежных технологий, по его словам, способствуют и отдельные государственные инициативы. Например, в Киргизии существует собственная национальная программа по развитию онлайн-платежей.

Среди классов решений наиболее популярны платежи физлиц и системы расчетов для малого бизнеса, крупные же компании идут по традиционным каналам, рассчитываются через банки, отмечает Мария Вожегова.

По мнению Татьяны Жарковой, перспективное направление — финтех-сервисы для трансграничных платежей, которые смогут снизить издержки для конечных пользователей. На рынке СНГ это актуально для сферы денежных переводов из-за рубежа, в особенности когда речь идет о трудовых мигрантах, которые отправляют заработанные деньги семьям. Также она отмечает, что важными трендами — как в мире, так и на постсоветском пространстве — являются цифровые валюты центральных банков и открытые API.

Эксперты отмечают, что главное преимущество локальных решений перед международными платежными и расчетными системами финтех-решений, — хорошее знание местной специфики и умение подстроиться под потребности клиентов. «В лидерах на пространстве СНГ — российские финтех-компании, им отдается предпочтение», — говорит Мария Вожегова. Конкурентное преимущество национальных финтех-игроков заключается в том, что они понимают регуляторные особенности своей страны и готовы быстро подстраивать под них собственные продукты, соглашается Максим Соколов: «Если международная компания со своими устоявшимися стандартами захочет выйти на рынок стран СНГ, ей будет в разы сложнее из-за специфики локального законодательства и рынка». При этом эксперт отмечает, что QIWI работает на рынке СНГ уже довольно давно: есть офисы в Белоруссии, Казахстане и Молдове, а денежные переводы Contact представлены в большинстве стран региона. «Знание специфики региональных рынков позволяет нам успешно адаптировать опыт развития российских b2b2c-решений в странах СНГ», — поясняет Максим Соколов. Тенденция также нашла отражение в растущем интересе к исламскому банкингу: например, в Казахстане работают два исламских банка, Узбекистан активно готовится к внедрению аналогичной системы.

Но есть у локальных игроков и минусы. «Особенностью развития финтеха в России выступает тот факт, что у нас, в отличие от Европы и США, данная индустрия развивается не сама по себе, как высокотехнологическая отрасль, а привязана к крупным игрокам финансового сектора», — говорит Мария Вожегова. С одной стороны, решения быстро распространяются, люди к ним привыкают. С другой — ограничен доступ к капиталу, прежде всего к частным западным инвестициям на фоне санкций.

При этом эксперты с оптимизмом смотрят на перспективы развития финтех-индустрии на постсоветском пространстве. «Можно ожидать, что в течение десяти лет в странах СНГ неизбежно будет достигнут высокий уровень диджитализации, этому будут способствовать распространение интернета, появление финтех-инкубаторов, стартапов, свободных экономических зон и внешних инвестиций», — считает Максим Соколов. Он отмечает, что цифровизация финансового рынка отличается в разных странах СНГ. Но при этом можно выделить несколько общих точек роста: развитие безналичных платежей, распространение e-commerce, интерес к криптовалютам.

Интеграционные процессы крайне важны для экономик всех регионов мира — снятие трансграничных барьеров означает появление для бизнеса новых рынков сбыта и снижение издержек, удобство и доступность сервисов, облегчает кооперацию с партнерами из других стран, отмечают опрошенные РБК+ эксперты.

Содержание
Закрыть