Стратегия ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Глобальный дефицит чипов — стимул для электронной промышленности

Фото: Алексей Смышляев/Коммерсантъ
Фото: Алексей Смышляев/Коммерсантъ
Правительство России поддержит импортозамещение на рынке микроэлектроники.

Одним из последствий коронакризиса стал дефицит полупроводниковых компонентов, необходимых для производства микросхем для смартфонов, компьютеров, электроники, систем управления автомобилями. По данным американского JPMorgan, объемы поставок чипов сейчас на 10–30% ниже уровня спроса. По оценкам брокерской компании Susquehanna Financial, срок ожидания исполнения заказа на чипы за три квартала 2021 года вырос с 13 до 22 недель. Производство полупроводников сильно сконцентрировано: 54%, например, приходится на тайваньскую компанию Taiwan Semiconductor Manufacturing Company (TSMC), 17% — на южнокорейскую Samsung, по данным китайской TrendForce.

Российский рынок микроэлектроники практически полностью зависит от иностранных поставщиков. Например, доля импорта на российском рынке автомобильной электроники составляла 90%, по данным Минпромторга РФ за 2018 год. В госзакупках доля отечественных производителей электроники не превышает 20%, заявлял недавно СМИ вице-премьер Дмитрий Чернышенко.

Конкурентоспособной гражданской электроники Россия и вовсе практически не производит. Согласно утвержденной правительством в январе 2020 года Стратегии развития электронной промышленности, отрасль занимает 1,8% российского ВВП. 55% выручки при этом обеспечивают оборонные предприятия.

В результате кризиса в начале октября Volkswagen Group Rus, например, была вынуждена сократить производство в Калуге, АвтоВАЗ летом этого года стал поставлять на рынок автомобили без магнитол, чтобы сократить потребность автоконцерна в чипах. С аналогичными проблемами столкнулись и производители других стран. Из-за дефицита комплектующих глобальные продажи планшетов в этом году упадут на 7%, отмечают аналитики китайской Digitimes Research.

Разорванная цепь 

Нарушенные торговые цепочки не смогли поддержать быстро растущий в 2021 году спрос. Непредсказуемость дальнейшего развития событий заставляет потребителей полупроводников закупаться впрок. Для производства электромобилей, например, нужно вдвое больше полупроводников, заявлял СМИ гендиректор одного из крупнейших производителей микросхем для автопрома NXP Semiconductors NV Курт Сиверс.

Американские санкции заставили крупнейшего китайского производителя чипов Semiconductor Manufacturing International (SMIC) сократить производство. Huawei, наоборот, в условиях санкций сделала запас полупроводников, что тоже повлияло на рынок.

Тайваньская TSMC прогнозирует сохранение дефицита чипов и в 2022 году. Нарастить предложение в секторе не так просто, отмечает эксперт Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Евгений Гранкин: «Проблема в длительных сроках ввода производственных мощностей в этой отрасли. Средний срок запуска нового завода — 12–18 месяцев, еще два-три года нужно на доведение производства до полноценного уровня». Средняя стоимость завода для производства чипов по наиболее современной технологии может составить от $10 млрд — о таких планируемых затратах недавно сообщали Intel и TSMC — до $20 млрд, по оценкам американской Ассоциации полупроводниковой промышленности.

Передел рынка 

Кризис приведет к диверсификации крайне концентрированного рынка, уверен коммерческий директор «Coface Россия» Алексей Фомичев. Значительную долю на нем могут занять американские производители, а в отдаленной перспективе, возможно, и европейские.

Соединенные Штаты производят 10% от своей общей потребности в чипах, отмечает Алексей Фомичев: «Страна намерена добиваться самодостаточности и независимости в данной сфере». Летом этого года правительство США одобрило финансирование в $250 млрд, чтобы не допустить технологического отставания от Китая. $52 млрд, в частности, планируется потратить на субсидирование разработки и производства полупроводников. Американская Intel инвестирует $20 млрд в два новых предприятия в США.

Евросоюз планирует к 2030 году удвоить долю на рынке полупроводников и довести ее до 20%. В прошлом году в ЕС была принята программа господдержки цифровой экономики объемом €800 млрд. Небольшую часть этих средств ЕС сможет выделить на полупроводниковую отрасль, говорит Евгений Гранкин. Кроме того, Европа может рассчитывать на американские инвестиции: генеральный директор Intel Пэт Гелсинджер подтвердил планы компании потратить до $93 млрд на создание новых производств полупроводников в Европе.

Власти Южной Кореи также планируют в ближайшие десять лет вложить $450 млрд в развитие полупроводниковой отрасли.

Японскую промышленность, которая сильно зависит от импортных полупроводников, тоже поддержит государство. В октябре министр экономики, торговли и промышленности Японии Коити Хагиуда пообещал бизнесу создать максимально благоприятную атмосферу для расширения производства чипов. Токио готов вложить половину из $8,8 млрд инвестиций в завод по производству микросхем для автопрома и производства смартфонов, который намерена построить в Японии тайваньская TSMC.

Возможности для России 

Текущий дефицит чипов открывает для российских производителей возможности нарастить объемы экспорта «старых» чипов для автоконцернов, считают эксперты. Во многих сферах — автопроме, авиации, бытовой электронике — до сих пор применяются чипы, произведенные по технологии 90 нанометров (нм) и даже 180 нм, говорит Алексей Фомичев.

На фоне общемировой тенденции миниатюризации чипов — чем они меньше, тем ниже энергопотребление и выше производительность процессора — нехватка дешевых «старых» чипов становится особенно ощутима, согласен Евгений Гранкин. Мировые лидеры — SMC, Intel и Samsung — освоили технологию 7 нм, говорится уже о производстве по технологии 4 нм и 3 нм.

Относительно серийное производство в нашей стране налажено по технологии 65 нм и выше, отмечает Евгений Гранкин. По его данным, доля России на мировом рынке микроэлектроники составляет, по разным оценкам, от 0,5 до 0,7% — в зависимости от того, включаются ли в расчет любые сегменты или только наиболее современные.

В правительстве тоже видят экспортный потенциал для российской электронной отрасли в развитии бытового интернета вещей. Как недавно заявил СМИ курирующий российскую электронику вице-премьер Юрий Борисов, «умным» микроволновкам и холодильникам не нужны сверхминиатюрные микросхемы, на этом направлении востребованы размеры в диапазоне 90–250 нм.

Впрочем, стратегия развития российской электроники до 2030 года ставит задачу освоить разработку и изделий по кремниевой технологии с топологической нормой 5 нм, правда, с последующим выпуском изделий на их основе на зарубежных фабриках и переносом производств в РФ. В целом стратегия распространяется на широкий круг оборудования и технологий: от интегральных микросхем до персональных компьютеров. И предусматривает рост доли гражданской электронной продукции в РФ к 2030 году до 87,9%, в целом отечественной электроники на внутреннем рынке — до 59,1%, а объема экспорта — с $4,5 млрд в 2019 году до $12 млрд. В 2021–2023 годах на продвижение к этим целям в рамках программы будет выделено 350 млрд руб.

В сентябре премьер Михаил Мишустин утвердил правила господдержки проектов по внедрению российской радиоэлектроники. Стимулировать спрос на отечественную продукцию со стороны крупнейших компаний предполагается с помощью так называемых сквозных проектов: поэтапной разработки российских комплектующих, оборудования и софта под нужды определенного крупного заказчика, например планшетов для «Почты России» или промышленных контроллеров для «Росатома». Госзаказчики должны будут направить на отечественную продукцию не менее 70% бюджета, а государство покроет субсидиями возникающие риски в объеме до 4 млрд руб. в год или до 20 млрд руб. в случае максимального срока реализации проекта пять лет.

Согласно проекту распоряжения правительства о правилах отбора конкретных проектов, размещенному Минцифры на портале regulation.gov.ru, предполагается создание 11 центров компетенций по разным технологическим направлениям (искусственный интеллект, вычислительная техника, информационная безопасность и т.д.), в которых производители и потенциальные потребители будут совместно отбирать перспективные заявки. Одна из тем для обсуждения — насколько тот или иной продукт является действительно отечественным. Ведь даже оборонная и космическая промышленность не обходятся без импортных компонентов, что уж говорить о гражданских разработках. Например, переписчики населения используют планшеты с установленной на них операционной системой «Аврора», которая хотя и считается российской, но основана на финской разработке.

Чтобы при обеспечении льготного доступа к госзакупкам и закупкам госкомпаний не возникало разночтений, Минпромторг с 2020 года ведет Единый реестр российской радиоэлектронной продукции. Его планируется объединить с реестром отечественного программного обеспечения Минцифры, чтобы избежать ситуации, при которой на 100% российская программа окажется несовместима с полностью же отечественным «железом».

Импортозамещение высокотехнологичной продукции государство активно стимулирует с 2014 года, когда введение антироссийских санкций показало критическую зависимость промышленности от импортных поставок.

Впрочем, как отмечает Евгений Гранкин, даже крупнейшим экономикам мира потребуется немало усилий и времени, чтобы создать производство чипов, сопоставимое по технологическому уровню с нынешними лидерами.

От первого лица «Современные инструменты аналитики не требуют знаний программирования»
Скачать Содержание
Закрыть