Инструменты ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Деньги из принципа

Фото: Getty Images Russia
Фото: Getty Images Russia
Устойчивое развитие — вопрос не только принципов, но и привлечения средств. Правительство в 2021 году ввело налоговые льготы для «зеленых» проектов, а рынок «зеленых» облигаций по итогам года может вырасти в РФ вдвое.

Стремление к соблюдению принципов ответственного экологического, социального и корпоративного управления с учетом ESG-принципов (Environmental, Social and Governance) стало стандартом международного бизнеса. Наряду с традиционной финансовой отчетностью компании регулярно представляют инвесторам и отчеты об устойчивом развитии, также заверенные независимыми аудиторами.

Такие отчеты готовят и все крупнейшие российские компании, как государственные, так и частные: «Газпром», «Роснефть», РЖД, ЛУКОЙЛ, X5 Group, «Магнит». Не исключение и банки: «Сбер», ВТБ, Альфа-банк. Вклад в построение ESG-экономики зависит от отрасли. Добывающие компании могут рассказать, как снижают выбросы нефтеперерабатывающих заводов или потери при транспортировке углеводородов. Финансисты — о стимулировании проектов, построенных на принципах устойчивого развития. Например, крупные российские банки ВТБ и Газпромбанк уже начали выдавать льготные кредиты на покупку электромобилей.

ESG — вопрос не только репутации, но и денег. Рейтинговые агентства, в том числе и такие, как S&P и Moody’s, присуждают компаниям ESG-рейтинги, а крупнейшие инвестиционные фонды, в числе которых и гиганты Уолл-стрит вроде BlackRock, учитывают подобные оценки в своей политике. По прогнозам Bloomberg, к 2025 году стоимость мировых активов, управляемых с учетом тех или иных ESG-критериев, может достичь $53 трлн.

Определить устойчивость

Все более актуальным вопросом для бизнеса становится четкость параметров, по которым то или иное решение или бизнес-проект можно отнести к категории ESG. Это не всегда очевидно, иначе одни и те же компании не получали бы разные ESG-рейтинги от разных агентств, отличающиеся порой на несколько ступеней. «Как профессиональный инвестор, я могу сказать, что есть много разных рейтингов ESG и они все не очень сбалансированны. Мы, как профессионалы, не можем понять, куда смотреть, что говорить про розничного инвестора», — объяснял на недавнем конгрессе РБК «ESG-Р(Э)волюция» старший вице-президент ВТБ Владимир Потапов.

Проблема существует и на глобальном уровне: отдельные государства (Россия или Китай) или союзы стран (ЕС) могут ставить цель по переходу к углеродной нейтральности экономики к той или иной дате, но конкретные шаги на этом пути, будь то устройство рынка квот на выбросы или введение углеродного налога на импортные товары, становятся темами для жестких дискуссий.

Понятные правила игры нужны для роста акций компаний с высоким ESG-рейтингом и для финансирования проектов, разработанных в логике устойчивого развития. «Зеленые» облигации появились уже более десяти лет назад, и этот рынок быстро развивается. По данным PwC, такие бумаги уже занимают около 5% мирового рынка инструментов с фиксированным доходом. «По итогам 2021 года мы ожидаем рост выпуска «зеленых» облигаций более чем на 40%, а общий объем эмиссии превысит $500 млрд», — говорит партнер PwC в России по корпоративному управлению и устойчивому развитию Алексей Фегецин.

Соседями «зеленых» облигаций по сектору ESG являются облигации социальные — их выпускают для финансирования проектов, направленных на создание новых рабочих мест, повышение доступности образования и здравоохранения, что особенно важно во время пандемии.

В России ориентированные на ESG-принципы бумаги стали выпускаться только последние два-три года. Тем не менее, по оценкам «Эксперт РА», к концу 2020 года их объем достиг 126 млрд руб., а в 2021 году можно ждать удвоения рынка. Конечно, от развитых стран Россия пока сильно отстает как по объему выпусков, так и по набору проектов, которые финансируются с помощью «устойчивых» облигаций. По данным «Эксперт РА», 76% подобных бумаг в прошлом году выпускались для развития «чистого» транспорта (работающего на электричестве, водороде или газе), а 15% — под реализацию различных социальных программ. Мировые размещения были более разнообразны по целям: например, 15% — на производство электричества за счет возобновляемых источников энергии, 12% — на «зеленые» технологии в строительстве, 10% — на доступ к базовой инфраструктуре и «чистый» транспорт, 9% — на борьбу с коронавирусом.

В сентябре 2021 года вышло постановление правительства РФ, установившее ожидаемые бизнесом критерии «зеленых» проектов, инвестиции в которые будут стимулироваться с помощью налоговых льгот. Теперь «зелеными» в России могут считаться проекты в таких отраслях, как обращение с отходами, энергетика, строительство, промышленность, транспорт, водоснабжение, сельское хозяйство, сохранение биоразнообразия и окружающей среды. Сформулированы и количественные критерии — например, проект по реконструкции систем водоснабжения может считаться «зеленым», если в итоге приводит к сокращению потребления воды более чем на 20%.

«Выпуск «зеленых» облигаций привлекателен как для эмитентов, так и для инвесторов: эмитенты получают доступ к более дешевым финансовым ресурсам, а инвесторы, в свою очередь, могут получить доход, на который будет распространяться, например, пониженная ставка налога на прибыль», — объясняет Алексей Фегецин. Впрочем, точный состав льгот пока обсуждается, как и критерии поддержки социальных облигаций.

Расширение тренда

В 2021 году на рынок ESG-бумаг в России впервые вышел и государственный заемщик. В мае Москва стала первым российским регионом, выпустившим «зеленые» облигации. Объем выпуска семилетних бумаг составил 70 млрд руб. До конца года столица может выпустить облигаций еще на 5 млрд руб. — специально для частных инвесторов. А в октябре о возможном выпуске «зеленых» евробондов заявил и российский Минфин.

Следование принципам устойчивого развития все чаще будет отражаться в контрактах, которые заключают коммерческие компании, прогнозирует Арташес Оганов, партнер международной юридической фирмы CMS Russia. «Мы можем предположить, что дальнейшее развитие пойдет по пути, во многом схожему с включением в договоры антикоррупционных оговорок и в целом комплаенс-условий. Если раньше подобные условия в договорах были экзотикой, то теперь добавление таких специальных разделов стало стандартной практикой. Причем их несоблюдение сторонами может повлечь для них серьезные последствия вплоть до расторжения договора и применения неограниченной ответственности за причиненные убытки», — отмечает эксперт. По его словам, иностранные заказчики все чаще при проведении закупок включают в конкурсную документацию в качестве одного из условий отбора наличие у участников закупки тщательно разработанной и сбалансированной внутренней политики в области ESG.

Скачать Содержание
Закрыть