От первого лица ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

«Имеем одинаковое транспортное плечо и до Сибири, и до столиц»

Фото: пресс-служба
Фото: пресс-служба
Как правильно выбрать регион присутствия для компании, РБК+ рассказал генеральный директор Cersanit в России Юрий Ковтун.

— Какие критерии инвестиционной привлекательности российского региона сегодня должен учитывать частный бизнес?

— Главный критерий — качество диалога с представителями местных органов власти. Должно быть четкое обоюдное понимание, что частный производитель — это законопослушный налогоплательщик, создающий в конкретном субъекте РФ рабочие места с белыми зарплатами и играющий весомую социальную роль. Образцовое предприятие, которое местные власти могут приводить в пример.

— В чем такой пример может выражаться?

— Скажем, в работе в разгар коронакризиса. Сейчас на предприятиях Cersanit порядка 75% сотрудников прошли вакцинацию от COVID-19. С весны прошлого года мы делали это не по принуждению, а четко осознавая необходимость противоэпидемических мер. Начинали с руководства, так как только личный пример топ-менеджмента мог уберечь нас от массовых случаев заражения на производствах. На фоне происходившего у некоторых коллег, чьи производства на недели закрывались из-за заражений десятков сотрудников, пример директоров наших заводов и глав подразделений оказался действенным. Сегодня массовая добровольная вакцинация на промышленных объектах — важнейшая точка взаимодействия с региональными властями. Мы вовлечены в жизнь региона присутствия и не можем оставаться в стороне от процессов, которые здесь действительно важны.

— Какие проекты сейчас хорошо реализовывать вне московской агломерации?

— Если ваш товар или услуга могут выдержать сутки и больше в пути до Москвы или Питера и если нет необходимости оказывать услугу клиентам прямо на месте, например в медицинских центрах или в ресторанах, есть смысл рассматривать другие регионы нашей огромной и красивой страны. Они хранят массу возможностей. Самарская область — яркий тому пример.

— Почему выбрали именно ее?

— Решение пришло не сразу, выбирали довольно долго. В процессе выяснилось, что для некоторых регионов наш бизнес оказался недостаточно крупным. Каждый завод Cersanit — это в среднем до 500 сотрудников. Есть куда более крупные компании. Очевидно, что каким-то регионам они интереснее как налогоплательщики.

В Самарской области мы нашли и понимание со стороны региональных властей, и ту локализацию бизнеса, которую искали. Более чем за десять лет здесь мы выстроили фактически собственный центр компетенции по производству сантехнической керамики. В конце нулевых начали с покупки действовавшего керамического производства, поменяли там все оборудование, расширили мощности. Это потребовало громадных инвестиций, которые без диалога с местными властями попросту невозможны.

— Среднее Поволжье удалено от экономических центров страны. Чем еще Самарская область привлекла внимание?

— Географическое расположение региона для нашего бизнеса оказалось крайне выгодным. Самара — центр России, поэтому мы имеем одинаковое транспортное плечо и до Сибири с Дальним Востоком, и до столиц, и до самых западных границ страны — Калининградской области. Сантехника не так чувствительна к длительной транспортировке, как, к примеру, керамическая плитка. Наши изделия достаточно дороги, транспортная составляющая в их стоимости для потребителя сравнительно невелика, соответственно, сейчас мы имеем возможность одинаково эффективно поставлять собственную продукцию практически во все российские регионы плюс в Казахстан и Белоруссию. Кроме того, здесь мы находимся близко к источникам сырья, закупая, например, значительные объемы высококачественной глины и шамотной земли на Урале.

Здесь у нас сразу несколько действующих предприятий, где работают более 500 человек. Сейчас мы реализуем еще два крупных проекта. Несмотря на пандемию, в прошлом году запустили новую линию по литью дизайнерски сложных изделий, так называемых клееных унитазов. Объем инвестиций — более 150 млн руб. Линия полностью роботизирована, здесь всего четыре рабочих места, однако ее мощность — до 20 тыс. изделий в год. Также строим цеха по производству акриловых ванн и керамической сантехники. Суммарно за два года объем инвестиций во все эти проекты составит 2,5 млрд руб. Планируем создать около 300 новых рабочих мест, производить ежегодно 500 тыс. керамических изделий, в основном раковин и унитазов, а также до 500 тыс. акриловых ванн, душевых поддонов и панелей.

— Какова в таком случае роль местных властей?

— В рамках реализации наших крупных проектов практическая сторона диалога — поддержка при получении различных разрешений, технических условий подключения к имеющимся сетям, дополнительные электрические мощности. Например, совместно с властями города Сызрань нам удалось добиться введения в эксплуатацию автодороги, которая проходит мимо нашего завода. В стадии согласования с областными властями определенные налоговые преференции по ряду проектов Cersanit. В бюджет региона мы сегодня платим подоходный налог, налог на имущество, налог на землю. Довольно серьезная фискальная нагрузка, так как все зарплаты у нас на 100% белые.

— Есть ли трудности с набором персонала?

— Есть, как и во всех регионах, если это не Москва или не Санкт-Петербург. На ситуацию в Самарской области, безусловно, повлиял отток трудовых мигрантов, вызванный пандемией. Сейчас по всей России бум переживает стройиндустрия, и мы наблюдаем сильный отток синих воротничков и в крупные стройкомпании, и на сезонное частное домостроение. Многие по-прежнему стремятся переместиться из малых городов и поселков в города-миллионники, и Поволжье не исключение. Есть и общий тренд, свойственный молодому поколению, которое выбирает онлайн-профессии. Все эти факторы мы стараемся учитывать.

— Что этому можно противопоставить?

— Скажем, на заводе в Сызрани мы пошли на существенное увеличение зарплат сотрудникам, занятым на производстве, в сравнении со среднерегиональным уровнем. Активно развиваем бонусные схемы, ежегодно инвестируем десятки миллионов рублей в улучшение условий труда. К примеру, монтируем дополнительные блоки кондиционирования в действующих цехах. Много тратим на решение вопросов безопасности труда и защиты окружающей среды: очистку выбросов, переработку производственных отходов, рекуперацию тепла и т.п. Обновляем комнаты отдыха, проводим мероприятия для семей сотрудников, приглашаем их родных и близких, особенно детей и подростков, на специальные экскурсии, позволяющие познакомиться с производством. Стараемся быть открытыми и дружелюбными, чтобы наши сотрудники воспринимали компанию по-семейному, чтобы место, где люди проводят значительную часть своей жизни, было по-настоящему комфортным.

— Что вы ожидаете от долговременного партнерства с государством?

— Приведу в пример рабочий проект строительства керамогранитного производства стоимостью около 5 млрд руб. Это большой завод, и мы сейчас подыскиваем такую площадку, чтобы на ней в течение 10–20 лет спокойно развивать производственные мощности, строить новые цеха. При выборе экономически важны близость к потенциальным клиентам, поставщикам сырья, наличие мощной транспортной инфраструктуры, в том числе железнодорожных веток с высокой пропускной способностью. Но самое главное — предсказуемость. Не хотим оказаться в ситуации, а в нашей практике такое уже было, когда, построив завод, через несколько лет мы вдруг обнаружим, что границы санитарной зоны вокруг предприятия изменены либо нарушены местными властями и рядом с нами появился новый жилой микрорайон или коттеджный поселок. Как частный бизнес, мы должны быть уверены, что действующие сегодня правила и нормативы будут незыблемы на десятилетия вперед, а действия местных властей и государства в целом — логичны, последовательны и предсказуемы.

Решения Ключи от Поволжья
Скачать Содержание
Закрыть