Инструменты ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Реальные облака

Фото: Lori
Фото: Lori
Эффективность эксплуатации IT-ресурсов на фоне оптимизации издержек — преимущество, которое облачные технологии обещали рынку изначально. Сегодня внимание к нему повышено — заказчикам нужно одновременно сокращать расходы и модернизировать IT-ландшафты, чтобы вписаться в меняющуюся цифровую реальность. Накопленный опыт облачных проектов и более зрелое предложение стимулируют бизнес повышать активность миграции.

Рынок облачных сервисов продолжает расти и глобально составит около $100 млрд по итогам 2016 года, прогнозируют в Gartner и IDC. Темпы роста облаков в разы превышают показатели традиционного рынка IT-услуг — 16–17 против 3–5% соответственно. Наиболее динамично растут недостаточно зрелые географические рынки: так, Россия демонстрирует рост свыше 25% в год, и в глобальном объеме ее доля пока мало заметна. Впрочем, здесь и с оценками сложнее. Разброс показателей объема рынка составляет от 12 млрд до 34 млрд руб. (менее $0,5 млрд).

Большинство игроков считают более близкой к реальности цифру 12–14 млрд руб. и сходятся во мнении, что отечественный облачный рынок в целом повторяет тенденции мирового. Это означает постепенное вытеснение традиционных способов потребления IT-ресурсов за счет облачной модели, которая позволяет экономить на закупке «железа», а также лучше контролировать ресурсы, оплачивая только реально потребляемые мощности.

По мнению Руслана Заединова, заместителя генерального директора компании «Крок», российские облачные проекты в общей структуре расходов на инфраструктуру пока уступают показателям развитых рынков. Доля облачных услуг оценивается «Крок» в 5–7% от объема всего рынка IT. Это и позволяет отрасли расти на 30% в год.

Антон Исанин, начальник управления производительности Альфа-банка, подтверждает, что спрос на облачные технологии быстро растет: «Если за период 2012–2015 годов в облака мигрировало примерно 10% нашей инфраструктуры, то к концу 2016-го показатель составит уже 15%».

Публичная диджитализация

В Gartner считают, что в 2016–2017 годах заметно вырастет сегмент публичных облаков (+17%) за счет общего курса на построение цифрового бизнеса компаниями разных отраслей в разных странах. В облачном сегменте диджитализация будет конвертироваться в первую очередь в спрос на инфраструктуру как сервис (IaaS)  — здесь прогнозируется рост на 38% в 2016 году, до $22,4 млрд. В то же время сегмент прикладных сервисов (SaaS) вырастет на 20%, до $37,7 млрд.

Постепенно отказываясь от капитальных расходов в пользу операционных, 80% крупных предприятий по всему миру в 2016 году будут арендовать инфраструктуру по модели IaaS, прогнозируют эксперты Ovum. Превалирование количества проектов IaaS в России в «Крок» считают ключевым трендом — в структуре облачного бизнеса интегратора их доля составляет 80%, между тем в компании ожидают в краткосрочной перспективе увеличения SaaS-сегмента в ответ на рост стоимости лицензий на корпоративное ПО. С этой точкой зрения согласны и в IDC: по ожиданиям аналитического агентства, к 2017 году 35% всех приложений будут развернуты в облаке, причем основными пользователями будут представители среднего и малого бизнеса (CМБ).

По данным опроса Telecom Daily, почти половина российских респондентов-компаний сегмента СМБ подтверждают свой интерес к облачным услугам, в первую очередь к публичным. Облако нивелирует цифровое неравенство, обеспечивая доступность новейших технологий для компаний любого размера, отмечают в Microsoft.

Кризисная эволюция

Глобально и в России бизнес все активнее переносит свою инфраструктуру и приложения в облака, фокусируясь на оптимизации издержек и упрощении модели потребления IT-ресурсов. Кризис тут скорее на пользу — заказчики сокращают IT-расходы, и прежняя сдержанность российских организаций в отношении облаков, особенно публичных, сменяется интересом к сервисам «по требованию», гибким настройкам, скорости и автоматизации обслуживания.

Потребность в бюджетной экономии является сильным драйвером развития «рублевых» облачных сервисов, отмечает Сергей Виноградов, руководитель подразделения IT-инфраструктуры компании L’Oréal: «Кроме того, можно отметить гибкость и масштабируемость облачных решений. Для себя мы также выделяем развитие таких технологий, как программно-определяемые сети и хранилища данных (SDN, SDS). Имеем практику использования безопасных решений для файлового обмена, развиваем хостинг корпоративных сайтов, используя облачные сервисы».

По мнению Антона Исанина, спрос также стимулируется эволюционно — облачные услуги расширялись, цены постепенно снижались на фоне роста качества, а в последнее время стало доступно множество технологий для создания востребованных гибридных облаков. В то же время рост потребности в облаках определяется и эволюцией IT в самих компаниях-заказчиках. «Мы в заметных объемах перешли на Agile. Более гибкая разработка и потребность в непрерывной интеграции в значительно мере двигают нас к использованию облачных технологий, — поясняет Антон Исанин. — Если в 2010 году разработка бизнес-продуктов длилась месяцами и можно было позволить себе поискать сервер, то сейчас хочется, чтобы сразу были автосборка, автоустановка, чтобы программа-робот сама выделяла себе сервера в рамках квоты, согласно потребности регулярно пересоздавала и обновляла тестовые среды и пр. Облака на такие задачи ложатся очень органично».

Ужесточение требований к быстрому выводу продуктов на рынок — результат усиления конкуренции даже в сложных экономических условиях. Она же стимулирует поиск новых форм взаимодействия с клиентами. Благодаря облачной модели потребления IT-компании получают дополнительные возможности для развития бизнеса, считают в Microsoft. Например, новая бизнес-модель появляется в страховании. «Сбор данных с датчиков, установленных на машинах, позволяет анализировать стиль вождения и создавать персонифицированные предложения по каско, — рассказывает Дмитрий Марченко, директор по продвижению облачной платформы Microsoft в России. — Разработка такого решения и его рентабельность возможны лишь после того, как хранилища большого объема данных и аналитические инструменты будут доступны, в том числе и по цене, компаниям любого размера. Одним из первых в России решение по страховой телематике на основе аналитических сервисов Microsoft Azure IoT Suit предложил стартап Raxel Telematics. Согласно данным анализа, наибольшую угрозу на дороге представляют автомобилисты, которые ездят давно, но агрессивно: именно они становятся причиной 50% аварий. Таким образом, предложив скидку на каско аккуратным водителям, страховщик привлекает прибыльный сегмент: доходность бизнеса растет приблизительно на 20%».

Основной эффект миграции на облачные сервисы связан с эффектом перехода на сервисную модель со всеми присущими ей преимуществами, отмечает Сергей Виноградов. Это, например, повышение гибкости, скорости и прозрачности в использовании некритичных IT-ресурсов. Эффективность зависит также и от уровня зрелости IT у заказчика — в части IT-архитектуры, процессов управления IT-закупками и эксплуатацией.

«То, насколько облако экономичнее, определяется эффективностью закупок либо эффективностью использования собственной инфраструктуры, — согласен Антон Исанин. — Облачные технологии могут снизить затраты на оборудование на 10–30%, однако если неудачно купить облако и использовать его неэффективно, то можно переплатить в пять раз. Соответственно, стараемся использовать облако там, где точно видим экономию». Так, например, использование облаков позволило снизить общую стоимость тестирования в банке на 10%.

Переход в облако должен быть взвешенным и досконально просчитанным, в этом случае миграция пройдет гладко, а эффект от использования внешних ресурсов будет воспринят однозначно позитивно, добавляет Руслан Заединов: «Именно поэтому еще на этапе обсуждения с возможными заказчиками мы консультируем их в полном объеме, обсуждаем отдельные параметры облачной инфраструктуры и настоятельно рекомендуем обеспечивать катастрофоустойчивость размещаемых в публичном облаке сервисов. Эта катастрофоустойчивость достигается за счет одновременного использования двух дата-центров, основного и резервного. А в результате мы гарантируем максимальный уровень надежности данных, который обезопасит фактически от любого форс-мажора».

Стимулы и ограничения

Основными препятствиями на пути развития облачного рынка до недавнего времени считались недоверие заказчиков к самой модели и их обеспокоенность вопросами безопасности. Практика применения технологии позволила переломить ситуацию. Сейчас на первый план выходят вопросы compliance, стоимости и эффективности — как приобрести облачную услугу с выгодой и не переплатить. По данным исследования компании Odin, 30% респондентов главным фактором при выборе облачного решения называют цену.

Новый тренд «беспокойства» на облачном рынке появился год назад и был связан с законодательными ограничениями на использование иностранных облаков в России. С точки зрения отечественной отрасли, положение (закон № 242-ФЗ), обязывающее операторов обрабатывать персональные данные на территории страны, сыграло скорее в плюс. Так, в «Крок» отмечали рост потребления своих облачных услуг на треть уже осенью 2015 года. При этом появились новые форматы партнерства с иностранными поставщиками. В частности, Teradata перенесла в облако «Крок» свой Центр цифрового маркетинга (Digital Marketing Center, DMC). Платформа на базе Teradata Integrated Marketing Cloud позволяет проводить масштабные маркетинговые кампании, и таким сервисом в России уже пользуются компании МТС и Obi. Теперь персональные данные маркетингового облака обрабатываются на серверах двух ЦОДов «Крок».

Параллельно прояснились новые законодательные требования, что снизило градус обеспокоенности на рынке. Как поясняет Михаил Емельянников, управляющий партнер консалтингового агентства «Емельянников, Попова и партнеры», изменения, внесенные в законодательство о персональных данных, не накладывают запрета на размещение информационных систем за рубежом, не содержат требований, ограничивающих применение тех или иных технологий, в том числе облачных, и не вносят изменений в порядок осуществления трансграничной передачи персональных данных: «Важно лишь, чтобы первичная фиксация персональных данных россиян и их актуализация осуществлялись в базе данных, размещенной на территории России. После чего эти данные могут быть перенесены в облачное приложение, например в CRM-систему или глобальную систему кадрового учета международной компании, чтобы обрабатываться там».

Наконец, еще один важный аспект для успешного продвижения облаков — готовность самих пользователей к работе в новой среде, а также удобство сервиса. Качество же облачной услуги напрямую зависит от поставщика, подчеркивает Сергей Виноградов. 67% опрошенных IDC компаний отмечают, что хотели бы приобретать облачные услуги у одного провайдера. В связи с этим игроки российского рынка предполагают появление новых партнерств или консолидаций бизнесов уже в ближайший год — с тем чтобы удовлетворить растущий спрос при удержании требуемого уровня качества.

Инновации Управление данными: внутри и извне
Скачать Содержание
Закрыть