«Наши экономики и общества взаимодополняемы»
Материалы выпуска
Альпийский флагман Европы Рынок «Наши экономики и общества взаимодополняемы» Инструменты «Экспорт в Россию увеличился, и мы ожидаем дальнейшего роста» Компетенция «Швейцарский опыт становится востребованным на страховом рынке России» Рынок Со швейцарской точностью Инновации «Швейцария может стать трамплином для российских технологических компаний Инновации
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Наши экономики и общества взаимодополняемы»

Чрезвычайный и полномочный посол Швейцарии в России Ив Россье рассказал РБК+ о том, как развиваются российско-швейцарские деловые контакты в условиях сложной международной обстановки.
Фото: Пресс-служба

— Как вы оцениваете уровень швейцарско-российских отношений?

— Наши двусторонние отношения весьма интенсивны и разнообразны. Россия — это страна, с которой Швейцария проводит больше всего регулярных консультаций на высоком уровне по самым разнообразным темам, таким как права человека, политика безопасности, ситуация на Ближнем Востоке или, например, наука и исследования. Наши экономики и общества обладают качествами, которые хорошо дополняют друг друга. Возьмите образование и науку: в России сильны традиции фундаментальных исследований, особенно в естественно-научной области, в то время как Швейцария находится на переднем крае прикладной науки. А еще я вижу в обеих наших странах проявление интереса и общей доброжелательности по отношению друг к другу, несмотря на очень нездоровый международный контекст.

— Швейцария занимает десятое место по объему иностранных инвестиций в Россию, по оценке вашего Федерального департамента иностранных дел. Как на уровне экономического сотрудничества сказались санкции, введенные против РФ?

— Прямое воздействие санкций незначительно, особенно это касается санкций ЕС, которые имеют высокую степень адресности и не нацелены на всю российскую экономику. Мне кажется, что главной проблемой является царящая сейчас неопределенность относительно решений, которые могут быть приняты в США, где тема России является важной, особенно во внутренней политике. А инвесторам очень не нравится именно неопределенность. Я думаю, что многие инвестиционные решения замораживаются или откладываются из-за контекста конфронтации. Банки тоже, как правило, очень осторожны, когда речь идет о финансировании операций в России или сделок с российскими партнерами. Короче говоря, негативное воздействие оказывают не столько фактические санкции, сколько возможность будущих санкций.

В последнее время двусторонние контакты активизировались — недавний визит главы Федерального департамента иностранных дел Иньяцио Кассиса, обмен парламентскими делегациями, открытие почетных консульств. Чем это объяснить?

Повторю, что наши отношения сейчас действительно превосходны. Я очень рад тому, что нам удалось открыть два почетных консульства в России. Два с половиной года назад, когда я сюда приехал, не было ни одного. Я посчитал это просто ненормальным, когда речь идет о такой большой стране. И я рассчитываю, что мы сможем и дальше расширять нашу сеть.

— Почему швейцарцы не хотят вступать в Евросоюз? Двусторонние соглашения не выглядят так надежно, как полноправное членство?

— Трудно ответить на этот вопрос с уверенностью, потому что никто не может говорить от имени миллионов швейцарцев. Со своей стороны, я вижу три причины. ЕС родился из желания европейцев предотвратить возможность новой войны в Европе. Однако Швейцария не знала ужасов войны на своей территории. Кроме того, Швейцария уже глубоко интегрирована в ЕС в экономическом и социальном плане благодаря свободному перемещению людей, взаимным инвестициям и адаптации нашего права к европейскому праву. Следовательно, выигрыш от членства был бы для нас намного меньше, чем для какой-либо страны, расположенной ближе к окраине Европы. Наконец, следует помнить: единственное, что объединяет всех швейцарцев, — это их политическая культура, особенно приверженность федерализму и прямой демократии. И многие у нас опасаются, как бы эта политическая культура не претерпела глубоких изменений в случае членства в ЕС