«Сервисы постепенно закопают банки «под капот»
Материалы выпуска
Площадка с видом на Азию Решения Магистральный вопрос Инструменты «Сервисы постепенно закопают банки «под капот» Компетенция Люди на золоте Рынок Полуостров инвестиций Решения «Конкурентоспособность Дальнего Востока на рынке АТР повысилась» Компетенция Природа крупного бизнеса Решения Конкурентов — в инвесторы Инструменты
Компетенция
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Сервисы постепенно закопают банки «под капот»

Об эволюции необанков РБК+ рассказала СЕО «Рокетбанка» Анастасия Ускова.
Фото: Игнат Козлов для РБК+

Как, по вашей оценке, развивается российский digital-банкинг? Какова роль необанков в развитии сектора?

В России хорошо развит рынок digital-банкинга. По данным отчета Deloitte, в прошлом году Россия вошла в топ-5 стран — лидеров по развитию цифрового банкинга среди 38 стран Европы, Ближнего Востока и Африки.

Будущее банкинга — за развитием финансовых технологий (финтех) и сервисов. Постепенно все банковские услуги будут становиться commodity, то есть благодаря совершенствованию технологий наборы продуктов у всех будут примерно похожими в их базовой стадии. А дальше на основе этих commodity-составляющих будут строиться уникальные финансовые сервисы. Будущее рынка — конкуренция этих сервисов между собой.

Стимулом для развития сервисного подхода станет внедрение регулятором принципов открытых API (Application programming interface. — РБК+), позволяющих банкам обмениваться информацией о клиенте. Тогда, как сейчас это происходит в США, любая финтех-компания, любое приложение, которому человек дает доступ к знаниям о своих финансовых транзакциях, может решать его проблемы на основании этих знаний. Не нужно будет строить огромную инфраструктуру, интегрироваться с большим количеством компаний. Сервисы постепенно закопают банки «под капот», при этом банки никуда не денутся.

Ваша стратегия развития подразумевает такую трансформацию?

Да, например, у нас собственный подход к упаковке кредитных продуктов. Первый такой продукт «Чекпойнт», который мы запустили, не связан напрямую с получением кредита в банке.

Счетчик в приложении рассчитывает, сколько ты заработал в данный момент, и показывает, сколько ты можешь получить на карту прямо сейчас, до перечисления аванса или зарплаты. Это и есть сервис, «под капотом» которого кредитная линия.

Мы все свои продукты планируем развивать подобным образом, встраивать их в жизнь клиента.

В ближайшее время произойдет полная замена нашего старого банковского приложения на новое, релиз которого состоялся в марте этого года. И мы не останавливаемся, уже проектируем следующее приложение, которое будет отвечать нашей стратегии развития финансовых сервисов и потребностям нового времени. Мы делаем серьезную ставку на поддержку клиентов — это одно из условий развития сервисных составляющих. Примерно 40% нашей команды — это фронт-офис. Причем по сравнению с некоторыми крупными банками и большими кол-центрами стоимость поддержки одного клиента у нас ниже. Благодаря собственной системе обучения и организационной структуре наши ребята показывают феноменальные результаты с точки зрения эффективности. Если говорить о применении новых технологий, то мы давно тестируем бота, который отвечал бы нашим клиентам в чате, но пока искусственный интеллект не может заменить человека на сто процентов, а банк «с человеческим лицом» — это банк, который поддерживают люди.

Насколько оправдывает себя работа с банком-партнером?

Опыт работы с банком «Интеркоммерц» и Военно-промышленным банком (ВПБ) показал, что использование инфраструктуры банка-партнера — это тяжелая интеграция, когда мы, как сервисная компания, до конца не можем отвечать за сервис.

Уже в «Открытии» («Рокетбанк» до июля 2018 года принадлежал банку «ФК Открытие», в настоящее время 100% его капитала владеет QIWI. — РБК+) стало понятно, что расширение сервисной линейки невозможно без управления инфраструктурой. И за два года, с начала 2017 года и до конца 2018-го, за время миграции в QIWI, мы построили полностью свою банковскую инфраструктуру.

В отличие от старта проекта, когда «Рокет» начинался только с приложения, поддержки и доставки карт и работал на больших инфраструктурах банков-партнеров, сегодня это «легкое» партнерство. Оно отличается от классического: мы имеем свою АБС (автоматизированную банковскую систему), свои процессинговые системы, собственный канал в платежную систему, свой расчетный центр в сети ЦБ — мы полностью обрабатываем все операции. По сути, мы интегрируемся с нашим банком-партнером, чтобы передавать сводные данные для отражения операций филиала и для консолидированной отчетности. Киви-банк для нас — это лицензия и, условно, банковский баланс, на котором лежат деньги наших клиентов.

Как сказалась на бизнесе неоднократная миграция клиентов, каково финансовое состояние компании?

В прошлом году шел процесс переноса бизнеса из «Открытия» в группу компаний QIWI, в результате он с точки зрения и клиентской базы, и финансовых потоков был разделен на две части. Поэтому те финансовые показатели, вывод о которых делают по отчетности QIWI, совершенно нерепрезентативны.

В целом общий информационный фон влияет на поток привлечения новых клиентов. Но даже за год, пока обсуждались условия сделки между «Открытием» и QIWI и мы вообще не могли проводить маркетинговые кампании, клиентская база каждый месяц прирастала на 20–30 тыс.

Сейчас у нас около 400 тыс. активных клиентов. Конечно, предстоит большая работа по реактивации «старых» клиентов. И еще бóльшая — по разработке продуктовой сервисной линейки, с развитием которой мы связываем дальнейший рост клиентской базы.

Что даст выделение виртуального банка в самостоятельную структуру, насколько реальны предположения о его продаже?

Из необанка мы, по сути, становимся финтех-компанией. Архитектура — банковская и микросервисная платформа, которая работает с приложениями, у нас уже есть. В дальнейшем планируем накручивать на нее новые сервисы, банковские и небанковские продукты, которые будут монетизировать клиентскую базу.

Выведение в отдельную структуру позволит нам развивать сервисы, напрямую с банковской деятельностью не связанные: у нас уже есть «Рокетшоп», собственные девайсы, например электронная «свинья-копилка» Home Pig.

Наш проект — это венчурный кейс для стабильно показывающего высокую доходность бизнеса QIWI. Стартап на балансе компании, которым мы, по сути, являемся, оттягивает значительную часть этих доходов на себя. Поэтому, собственно, и происходит выделение компании в отдельную структуру. Поиск инвестора и продажа доли в проекте — одна из целей этого решения.

В ближайшее время QIWI займется привлечением инвестора. Думаю, что будут рассматриваться разные варианты, это могут быть как венчурные фонды, которые вкладывают в развитие финтех-проектов, так и банки, заинтересованные в легком партнерстве с финтех-компанией.