Услуги для экономики
Материалы выпуска
Услуги для экономики Рынок «Сервисы способствуют легализации самозанятых» Рынок Управление будущим Инструменты Фактор бота Инновации Умножение делением Рынок
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Услуги для экономики

Цифровизация способствует росту доли рынка услуг в ВВП. Развитие экономики по сервисной модели рождает формы занятости на электронном рынке труда.
Фото: Getty Images Russia

Доля сферы услуг в мировом ВВП ежегодно растет, в то время как доля промышленности и сельского хозяйства снижается. По данным Всемирного банка, уже в 2015 году в странах с высоким уровнем дохода добавленная стоимость услуг формировала 74% ВВП. В государствах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) более двух третей занятого трудоспособного населения в 2017 году работали в сфере услуг. Например, в Новой Зеландии, Ирландии, Канаде и Южной Корее в сервисном секторе заняты более 90% работающего населения. В 2019 году в секторе услуг заняты 67% трудоспособного населения России, по данным Всемирного банка. Вклад экономики сервиса в ВВП страны в 2018 году составил 54% и этот показатель может расти на 1–2% в год, отмечают в EY.

За счет сервисных услуг во всем мире формируется основа экономики, которая менее подвержена перепадам спроса и первой реагирует на современные технологии, говорит управляющий партнер EY по странам СНГ Александр Ивлев.

Мощным драйвером развития сервисной экономики становится цифровизация — продолжается рост доли услуг в ВВП большинства стран, отмечают в EY.

Экспансия «цифры»

«В нашу жизнь активно входят финтех, совместное потребление, решения для «умного» дома, транспортные сервисы. Меняется медицина, которая начинает активно использовать удаленные методы мониторинга», — добавляет Александр Ивлев. В КПМГ в России и СНГ приводят в пример бурный рост интернет-торговли и развитие сервисов доставки еды.

Самые динамичные рынки Рунета — это действительно транспортные услуги и доставка готовой еды, билетные онлайн-кассы, профессиональные и бытовые услуги, говорит директор Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Сергей Плуготаренко. По его данным, объем рынка услуг и сервисов в Рунете по итогам 2018 года вырос на 25% и составил 255 млрд руб. Сегмент обогнал другие отрасли электронной коммерции (для сравнения: рост онлайн-ретейла составил 14%).

Объем рынков агрегаторов такси и каршеринг-сервисов, а также служб доставки еды (таких как «Яндекс.Еда» и Delivery Club) составляет 148,6 млрд руб. с прогнозом роста 13% по итогам 2019 года.

Второе место по объему занимает рынок профессиональных услуг (образовательных, медицинских, юридических и других), а также бытовых услуг— 95,4 млрд руб. с прогнозом роста в 2019 году на 8%, подсчитали в РАЭК. В оценку вошли услуги и сервисы, заказываемые через платформы типа Qlean, Shelly или YouDo (без учета «Юлы» или Avito).

Объем рынка билетов на культурные и развлекательные мероприятия по итогам 2018 года составил 11 млрд руб. Эксперты РАЭК прогнозируют его рост на 10% в текущем году.

По словам руководителя Deloitte Digital Максима Шапировского, целый комплекс факторов подталкивает сервисный сектор к развитию: урбанизация, требования потребителей к персонализации услуг, изменение демографической ситуации.

В результате растет бизнес, в частности, поставщиков интеллектуальных услуг. 75% созданной стоимости услуг приходится на информацию, подсчитали в Deloitte Digital.

Кроме того, по мнению Максима Шапировского, Россия задает тренды в таких сферах, как банковские и госуслуги. В частности, согласно результатам исследования 2019 года международной BCG, страна занимает третье место в мире по темпам роста использования цифровых госуслуг и входит в топ-10 стран по интенсивности их использования.

Привычка делиться

Доля потребления в ВВП страны — важный индикатор благосостояния населения, отмечают авторы бюллетеня «Экономика совместного потребления как новая экономическая модель» Аналитического центра при правительстве РФ (АЦ). Например, США и Великобритания отличаются развитым обществом потребления (на потребление домохозяйств в ВВП этих стран в 2018 году приходилось 68,4 и 66% соответственно) и низким уровнем валовых внутренних сбережений (17,6 и 15,7% соответственно).

В Китае доля расходов на конечное потребление домашних хозяйств в ВВП была существенно ниже среднемирового уровня и составляла всего 39,4% ВВП. «Одной из причин низкого потребления в экономике Китая является сберегательная модель поведения, обусловленная недостаточным развитием системы социального обеспечения», — отмечают в АЦ.

Именно Китай сегодня является мировым лидером экономики совместного потребления: ожидается, что к 2025 году ее доля в ВВП страны достигнет 20%. По оценкам Всемирного банка, в 2018 году ее объем в КНР составил $230 млрд, или 1,67% ВВП.

Потребительские привычки россиян тоже способствуют развитию шеринг-экономики. Доля потребления в ВВП страны снизилась с 53,0% в 2016 году до 49,9% — в 2018-м. И в целом этот показатель на 7,0 п.п. ниже среднего значения для стран «Группы двадцати».

Возможности потребления сократились в том числе из-за падения в кризис реальных располагаемых доходов. Кроме того, в прошлом году зафиксировано максимальное за последние десять лет значение нормы сбережений россиян — 33,3% ВВП.

Лицо экономики сервиса

Сервисная экономика меняет рынок труда, с приходом новых технологий массовой стала самозанятость, говорит Александр Ивлев. Развитие мобильных приложений и агрегаторов (порталы типа YouDo.ru, FL.ru) повышает доступность персональных сервисов для клиентов и расширяет потенциальную клиентскую базу для тех, кто оказывает соответствующие услуги, говорит руководитель группы стратегического и операционного консультирования КПМГ в России и СНГ Елена Устюгова: «Проникновение интернета сделало глобальным рынок профессиональных услуг для программистов, дизайнеров, переводчиков, контактных центров и многих других».

По данным РАЭК, онлайн-биржи труда в 2019 году выросли на 43% по сравнению с предыдущим годом. По данным сооснователя сервиса YouDo Дениса Кутергина, в топ-5 категорий по количеству заказов на платформе входят: 25% — «Ремонт и строительство», 11% — «Курьерские услуги», 11% — «Красота и здоровье», 7% — «Уборка и помощь по хозяйству», 7% — «Виртуальный помощник» и 7% — «Грузоперевозки».

Самозанятость, которая была распространена в доиндустриальную эпоху, сейчас переживает ренессанс в сфере сервиса, говорит доцент департамента социологии НИУ ВШЭ Денис Стребков. Биржи удаленной работы, по его словам, не только помогают заказчикам и исполнителям находить друг друга, они выступают в роли регуляторов рынка: формируют рейтинги заказчиков и фрилансеров, позволяют проводить сделки через себя (таким образом стороны могут обезопасить себя от риска невыплат или невыполнения работы).

Оценить реальное количество «электронных самозанятых» в России сложно. По приблизительным данным, группа, для которых самозанятость — основной источник дохода, может составлять 1–1,5% всех работников — около 1 млн человек, полагает представитель НИУ ВШЭ.

Государство считает иначе: по оценкам Федеральной налоговой службы, число самозанятых в стране насчитывает 15 млн. Власти предпринимают усилия по легализации самозанятости. В рамках пилотного проекта в четырех регионах — Москве, Подмосковье, Татарстане и Калужской области — для этого сегмента введен особый режим налогообложения. Самозанятому не нужно платить НДФЛ, он облагается только транзакционным налогом: юридическое лицо — в размере 6%, физлицо — 4%. По данным Минфина, с начала года в России зарегистрированы более 260 тыс. самозанятых. Как сообщает ФНС, самыми распространенными профессиями среди самозанятых стали водитель такси, репетитор, консультант и арендодатель квартиры. В дальнейшем предполагается распространение эксперимента на всю Россию.

Создание стимулов для самозанятых, предоставление, например, банковских кредитов на хороших условиях, может потенциально вывести из тени 10–15 млн самозанятых, считает Денис Кутергин. Однако, по его мнению, модель потребления сервисных услуг все больше будет уходить в end-to-end сервисы — агрегатор будет постепенно превращаться в площадку, которая сама оказывает услугу.