Умножение делением
Материалы выпуска
Услуги для экономики Рынок «Сервисы способствуют легализации самозанятых» Рынок Управление будущим Инструменты Фактор бота Инновации Умножение делением Рынок
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Умножение делением

Вслед за совместным пользованием недвижимостью и транспортом шеринг распространится в сферы гуманитарных услуг и использования промышленного оборудования, прогнозируют эксперты.
Фото: Getty Images Russia

Потребители все меньше хотят владеть вещами и все больше — ими пользоваться. 54% населения пользуются продуктами и сервисами шеринговой экономики, приводит результаты всемирного исследования 2018 года британская биржа страхования Lloyd's of London. В Великобритании, в частности, 47%, в США — 54%. Лидирует Китай — 60%, отмечает генеральный директор АО «Киви» Андрей Протопопов. Глобальный рынок шеринговых услуг будет расти в среднем на 30% ежегодно и достигнет к 2025 году $335 млрд, по оценкам PricewaterhouseCoopers (PwC).

Более чем за десять лет шеринговые компании прошли путь от стартапов до корпораций и вышли на публичное размещение акций на бирже, отмечает аналитик инвестиционной компании QBF Ксения Лапшина: «Ряд компаний также планируют свое IPO в 2020 году».

В частности, Airbnb выросла за 11 лет с $1 млн до $3,6 млрд и в 2020 году прогнозирует достичь выручки $8 млрд. Сервис оценивается в $35 млрд, готовится к IPO. В будущем году также планирует выйти на IPO американский сервис поиска курьеров для доставки почтовых отправлений, продуктов, товаров Postmates. Компания оценивается в $2,4 млрд.

Шеринг — важный шаг на пути к переходу к экономике замкнутого цикла (циркулярной экономике), отмечают аналитики Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК): «Шеринг-сервисы позволяют обеспечивать экономический рост не с помощью вовлечения новых ресурсов, а благодаря максимально эффективному использованию имеющихся».

Объем российской шеринг-экономики за 2018 год вырос на 30% и составил около 511 млрд руб., приводят данные совместного исследования аналитики РАЭК и консалтингового ТИАР-Центра. Типичный портрет участника большинства отраслей экономики совместного потребления в России — это житель крупного города 25–39 лет, со средним доходом; мужчин и женщин среди пользователей шеринг-платформ примерно поровну, говорят в РАЭК.

Законы деления

Экономика совместного потребления стала неотъемлемой частью экономики страны. Наиболее крупные секторы шеринга в России по итогам 2018 года — с2с-коммерция (продажа, обмен личных б/у вещей) и онлайн-биржи фрилансеров. Их доли составили 73% (с объемом транзакций 566 млрд руб.) и 19% (140 млрд руб.) российского шеринг-рынка соответственно. Транспортные шеринг-сервисы — приложения для совместных поездок (карпулинг) и каршеринг вместе составляют около 5% экономики совместного потребления. На краткосрочную аренду жилья приходится 2%. Офис-шеринг — совместное использование офисных пространств и краудфандинг (софинансирование проектов) пока занимают незначительную долю на рынке.

Однако это быстроразвивающийся сегмент, объем его транзакций в 2019 году вырастет, по оценкам РАЭК и ТИАР-Центра, на 49% к 2018 году и составит 8,5 млрд руб. По количеству коворкингов, например, Москва входит в топ-10 городов Европы, говорят в РАЭК.

Между тем традиционными услугами экономики совместного потребления мировой рынок уже не ограничивается. Сегодня участники рынка встраивают в шеринговые схемы в том числе социальные и благотворительные проекты. Например, Uber более чем в 50 городах США практикует проект UberKittens: за $30 в любое место водитель такси может привезти котенка из приюта (Purr-sonal Assistant). С животным можно поиграть либо оставить себе, деньги от акции идут на поддержку кошачьего приюта.

В России за 2018 год благодаря фуд-шерингу (экологическое движение, которое помогает организациям перестать выбрасывать еду, а людям — получать ее бесплатно и помогать другим) было «спасено» порядка 7 тыс. т еды. По оценкам РАЭК и ТИАР-Центра, этот объем может вырасти до 1 млн т уже к 2024 году. Это объем еды, рыночная стоимость которой превышает 85 млрд руб. «Основной барьер, препятствующий развитию фуд-шеринга и фуд-сейвинга в России, — налоговый, — говорит Антон Губницын, руководитель кластера шеринг-экономики РАЭК, гендиректор ТИАР-Центра. — Сегодня компаниям экономически невыгодно отдавать еду с истекающим сроком годности, так как за эти продукты они заплатят НДС и налог на прибыль, то есть 30–40% в зависимости от ставки НДС. Нужны поправки в Налоговый кодекс. В ноябре-декабре прошло несколько мероприятий в Госдуме по этой теме. Минфин по-прежнему против, хотя есть очевидные экологические, экономические и социальные выгоды от того, что еду будут использовать по назначению, а не ждать истечения срока годности, а затем отвозить на мусорные полигоны. Нам пора перейти на модель рационального потребления и производства».

География шеринга

Российская столица по объему парка автомобилей каршеринга на первом месте не только в стране, но и в Европе. По итогам 2019 года в городе будет порядка 24 тыс. шерингового автопарка. Кроме того, в нашей стране крупнейшее в Европе сообщество пользователей карпулинга — 25 млн человек.

Шеринг в России изначально активно развивался прежде всего в мегаполисах, генерирующих высокий уровень спроса и предложения. Нельзя сказать, что шеринга не было в регионах, говорит директор по стратегии «Авито» Константин Нечаев: «В Москве коворкинги более актуальны, так как они позволяют снять рабочее место по цене значительно ниже рыночной, в регионах и так можно арендовать помещение за 5–10 тыс. руб.».

Пример самого Avito показывает, что отдельные сегменты экономики совместного потребления достаточно активно развиваются в регионах, говорит главный аналитик РАЭК Карен Казарян. По его словам, рост региональных предложений онлайн-доски объявлений вырос в два раза.

Экономика совместного потребления позволяет обычному человеку не только сэкономить на владении, но и заработать на сдаче в аренду, отмечает руководитель практики стратегического консультирования в секторе недвижимости PwC в России Анна Данченок: «Вопрос располагаемых доходов в регионах стоит еще более остро, а потому есть все предпосылки для дальнейшего развития шеринга».

Однако пока массовое распространение каршеринга, например, за пределами мегаполисов и городов от 500 тыс. населения сдерживает недостаточно развитая культура потребления — в частности, отношение к чужой вещи, считает Андрей Протопопов. «С экономикой шеринга малосовместима неуверенность в будущем, которая свойственна россиянам. Пока они предпочитают покупку аренде», — говорит он.

Чем поможет государство

Эксперты сходятся в мнении, что при поддержке властей развитие шеринг-экономики идет быстрее. Например, Китай за короткий период времени стал мировым лидером шеринг-экономики благодаря активной роли государства, отмечает Андрей Протопопов.

Премьер Госсовета КНР в докладе в 2017 году объявил развитие экономики совместного потребления одной из ключевых задач правительства. В 2017 году на долю шеринг-экономики приходилось около 6% ВВП, в 2020 году она должна вырасти до 10% и в 2025-м — до 20%.

Новые бизнес-модели, приобретающие массовое распространение, требуют четких правил, с помощью которых будет минимизировано их разночтение, говорит Константин Нечаев. Например, в принятый в этом году закон о краудфандинге (№ 259-ФЗ) впервые введено понятие финансового шеринга, один из элементов шеринг-экономики.

Впрочем, пока во многих регионах мира государства не уделяют должного внимания экономике шеринга и она остается в серой зоне, говорит Константин Нечаев.

Сегодня шеринг-сервисам приходится брать на себя повышенные обязательства, чтобы пользователи им доверяли, говорит Карен Казарян: «Для регуляторов именно платформы становятся главными виновниками, когда что-то идет не так».

Двигатели прогресса

Расширение экономики совместного пользования будут стимулировать digital natives — так называемые поколения Y и Z. Рациональное потребление — основа их поведения, уверены эксперты.

Более активно будет развиваться шеринг в области здравоохранения, коммунальных услуг. По словам Андрея Протопопова, уже появляются такие сервисы, как поиск врачей DocDoc. Дороговизна оборудования, которое зачастую простаивает между работой, по его словам, открывает возможность краткосрочной или долгосрочной аренды в промышленности.

Шеринговые корпоративные сервисы, такие как BaaS (сдача банками в аренду своей инфраструктуры), и white label решения позволяют делить расходы на инфраструктуру, комплаенс и в целом существенно сократить издержки по выходу на новые рынки, говорит Андрей Протопопов.

Новый сектор для шеринга лежит и в нематериальных областях, отмечает Анна Данченок. Китайские платформы Fenda или Toutiao — примеры шеринга знаний, их пользователи получают ответ на вопрос или новостную рассылку, генерируемые на основе применения технологии ИИ.

В Барселоне существуют «банки времени», которые предлагают горожанам оказать помощь другим гражданам или городу, рассказывает Константин Нечаев: «Пенсионер-бухгалтер или юрист может в свободное время консультировать местные компании или начинающих предпринимателей». А неработающие граждане помогают в организации муниципальных мероприятий, читают книги слабовидящим старикам или просто общаются с теми, кому требуется внимание.

В современной сервисной экономике, где доля сектора услуг составляет основную часть мирового ВВП, шеринг-сервисы получают все более значимую роль. И этот сегмент будет активно развиваться и в России.