«Иностранные клиники приходят в кластер с социальной миссией»
Материалы выпуска
Иммунитет и нацпроект Решения «Иностранные клиники приходят в кластер с социальной миссией» Компетенция «Изменение в сознании людей — первый шаг на пути к модернизации» Компетенция «Страховые продукты будут менять отношение людей к своему здоровью» Инструменты Органы в 3D: как трехмерная печать изменит медицину Инновации
Компетенция
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Иностранные клиники приходят в кластер с социальной миссией»

О том, почему российской медицине нужны зарубежные технологии и что привлекает в Сколково ведущие иностранные клиники, РБК+ рассказал гендиректор Фонда Международного медицинского кластера (ММК) Ильдар Хайруллин.
Фото: Игнат Козлов для РБК+

— Насколько, по вашему мнению, в России прижилась система кластеров?

— Когда на одной территории начинают взаимодействовать организации из разных отраслей экономики для достижения определенной цели, это дает синергию, стимулирующую активное развитие, — примеров таких взаимодействий в мировой и российской практике довольно много.

По данным специалистов Российской кластерной обсерватории ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, на территории России существует 118 кластеров. Среди них есть специализирующиеся на сельском хозяйстве, фармацевтике, авиастроении, радиационных технологиях, информационных технологиях.

В сфере фармацевтики и медицины развивается 16 кластеров. Большинство из них находятся на ранней стадии организационного развития, что говорит о лишь зарождающемся понимании в нашей стране того, что кластер сейчас является наиболее эффективной формой экономического развития.

Если говорить о медицинских кластерах, то наш опыт совершенно уникален — медкластеров, аналогичных нашему, в России просто нет, хотя целый ряд регионов уже пытается запустить подобный проект.

На мой взгляд, целесообразно построить одну модель, изучить все возможности и риски при ее реализации, а потом экстраполировать этот опыт на другие территории.

— В вашем кластере могут работать иностранные специалисты без подтверждения дипломов, разрешено использование не зарегистрированных в России препаратов. Насколько это уникальные для нашей страны условия и трудно ли было их согласовать с регулятором?

— Условия, заложенные в федеральный закон № 160, регулирующий работу кластера, действительно уникальны, и они очень привлекательны как для наших участников, так и для инвесторов.

Во-первых, у нас могут работать только клиники из стран ОЭСР, при этом каждая клиника имеет право работать по тем стандартам, по которым она работает в своей собственной стране. Организации могут использовать медицинское оборудование и препараты, которые еще не зарегистрированы в России. Кроме этого, своих специалистов (врачей, медицинских сестер, менеджмент) участники могут приглашать на работу в кластере без численных ограничений и квот. Стоит сказать, что перечень стран ОЭСР ограничен — туда входят только страны с наиболее развитой экономикой и медицинскими технологиями.

— Фонд был создан в 2015 году. Чего удалось добиться за это время и какие главные результаты вы бы назвали?

— Самое главное — мы выстроили стратегию Международного медицинского кластера и четко понимаем, в каком направлении будем развиваться дальше. Создана управленческая и технологическая платформа, мы составили портрет наших потенциальных участников и инвесторов и переходим к этапу практической реализации задач кластера.

Первый наглядный результат — запуск израильского медицинского центра «Хадасса», который уже работает в медкластере. В течение этого года медцентр продолжил формировать кадровый состав клиники из лучших российских и израильских специалистов разных нозологий, в том числе в области комплексной диагностики состояния здоровья (чекапов), организовал консультации у ведущих специалистов материнской клиники (онкологов, онкогематологов, педиатров и т.д.). Благодаря высококвалифицированным врачам в клинике уже не раз уточняли правильный диагноз и корректировали тактику лечения.

На подходе реализация следующего этапа развития центра — в конце 2021 года будет запущен онкологический стационар, где будут проводиться многоступенчатое лечение и реабилитация с использованием лучших медицинских технологий.

Совместные с первым участником проекты не ограничиваются созданием филиала клиники: так, израильская клиника «Хадасса» вместе с Фондом ММК организует визиты ведущих специалистов из материнской клиники, которые не только консультируют пациентов, но еще читают лекции и дают мастер-классы. Кроме этого, за время работы команда кластера провела множество образовательных мероприятий, затрагивающих такие темы, как управление качеством, обучение, основанное на симуляции, сестринское образование, медицинский туризм и т.д.

Идут проектные работы по строительству французского реабилитационного центра Orpea, южнокорейского госпиталя Bundang, также на подходе подписание соглашения об участии в проекте со Страсбургским университетом.

Помимо этого мы планируем запустить многофункциональный медицинский центр площадью 35 тыс. кв. м, где разместятся клиники, для работы которых не требуются большие площади. Есть идея усилить его возможности, построив здесь же Центр ядерной медицины: мы ведем переговоры с потенциальными инвесторами и участниками этого проекта. Также активно развивается направление R&D: финский Biocity, один из крупнейших в Европе, и АФК «Система» планируют создать в ММК технопарки.

Идут также активные проектные работы по строительству апарт-отеля для пациентов ММК.

— Что привлекает в кластер иностранных инвесторов?

— Все зарубежные клиники приходят к нам с высокой социальной миссией — чтобы принести нам лучшие практики, технологии лечения, об этом говорят все участники проекта.

В ММК российские пациенты смогут обратиться в иностранные клиники напрямую, весь перечень услуг им будет оказан непосредственно в Москве. Также существует возможность организовывать консультации с головными клиниками с помощью телемедицинских технологий. Этот порядок мы уже отработали в «Хадассе».

Получить консультацию израильских специалистов можно и очно — «Хадасса» регулярно организует приезд к нам звезд медицины. Недавно центр посетили заместитель генерального директора клиники в Израиле Орен Леви и Полина Степенская, один из ведущих онкогематологов мира, заведующая отделением трансплантации костного мозга и иммунотерапии детей и взрослых. Во время их визита представители российских благотворительных фондов смогли провести переговоры о возможности привозить в наш центр детей со всей России на консультации к израильским врачам. Речь идет о тяжелобольных детях, везти их в Израиль или Москву — большая разница.

— Насколько важным направлением является образование для российских врачей, на решение каких кадровых вопросов вы нацелены в первую очередь?

— У зарубежных врачей, резидентов кластера, есть желание передать свои знания российским специалистам, в том числе врачам из дальних регионов, которые могут приехать в ММК и прослушать лекции, поучаствовать в семинарах и мастер-классах ведущих специалистов со всего мира. Все наши резиденты готовы предложить образовательные программы для российских врачей.

Огромный потенциал для развития имеет, в частности, сестринское дело. В нашей стране выстроена патерналистская модель взаимодействия между врачом и медсестрой, когда врач знает все, а медсестра должна просто делать то, что считает нужным врач. Для сравнения: за рубежом работает партнерская модель, согласно которой есть блок вопросов, за который отвечает врач, и блок вопросов, ответственность за который несет медсестра. Таким образом, средний медперсонал активно участвует в прогнозировании течения болезни, определении предоставляемой помощи и т.д.

Еще одно наше образовательное начинание — обучающие семинары для медицинских управленцев по медицинскому туризму, которые мы делаем совместно с Минздравом РФ. К примеру, первый семинар мы провели с участием корейских, израильских и японских коллег. Почему именно эти страны? К примеру, Южная Корея за короткий срок, всего 10–15 лет, построила очень качественную, высокотехнологичную медицину, а также объявила экспорт медуслуг госпрограммой и стала лидером в этом вопросе по ряду направлений.

Большой раздел в обучении у нас посвящен управленческим кадрам в здравоохранении. Нужно понимать, что при безграмотном управлении любая инфраструктура будет неэффективной. Например, последний раз профессиональный врач руководил американской Mayo Clinic (один из крупнейших частных медицинских и исследовательских центров мира. — РБК+) в 1936 году, после этого во главе клиники стояли только медицинские управленцы. Мы готовы предоставить свою площадку для трансфера управленческих компетенций с учетом того, что у нас есть опыт аккредитации лучших практик.

— На чем вы планируете сосредоточиться в будущем году?

— План на 2020 год — сформировать базовый портфель соглашений с участниками первой очереди кластера и подписать инвестиционные соглашения. А вообще, наша задача — чтобы в 2023 году все клиники-участники первой очереди распахнули свои двери для пациентов.