Решения ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Как российский бизнес выходит из кризиса

Фото: Getty Images Russia
Фото: Getty Images Russia
Меры господдержки бизнеса в 2020 году смягчили пандемийный удар по российской экономике. В 2021 году некоторые антикризисные меры пролонгированы, но бизнес нуждается в более активной помощи, считают эксперты.

Согласно прогнозам Банка России (ЦБ РФ), российская экономика может восстановиться до докризисных показателей уже к концу текущего года, о чем недавно сообщила глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина: «Мы сохраняем прогноз роста ВВП на 2021 год в 3–4%, учитывая складывающиеся позитивные тенденции. При этом экономика может достичь допандемического уровня уже к концу 2021 года, а не к середине 2022 года, как мы ранее предполагали». По ее словам, рост экономики продолжится благодаря дальнейшему восстановлению как внутреннего, так и внешнего спроса.

Что имеем

По предварительной оценке Росстата, в 2020 году ВВП России снизился на 3,1%, до 106,6 трлн руб. Это меньше, чем ожидалось ранее: по прогнозам Минэкономразвития, спад мог составить 3,8%, по версии Банка России — 4–5%. Больше всего пострадали отрасли, ориентированные на обслуживание населения: гостиничный и ресторанный бизнес (–24,1% добавленной стоимости), культура и спорт (–11,4%), предприятия транспорта (–10,3%), отмечает Росстат. В меньшей степени кризис затронул обрабатывающую промышленность, строительство и сельское хозяйство.

Многим предприятиям пришлось прибегнуть к жестким мерам по сокращению издержек, говорит заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН Дмитрий Кувалин: «В российской антикризисной стратегии сочетались умеренно жесткий карантин и умеренный объем государственной финансовой поддержки». Начиная с марта правительство совместно с ЦБ РФ и институтами развития реализовало обширный комплекс мер поддержки бизнеса, включая поэтапное снижение ключевой ставки, внедрение линейки льготных кредитов и прямых субсидий бизнесу. Вступили в силу налоговые и арендные каникулы, моратории на проверки и банкротства. До 1 апреля 2021 года действует программа кредитов на зарплату под 2% годовых с возможностью списания 100% долга при условии сохранения 90% штата и 50% — при сохранении 80% сотрудников. По данным Минэкономразвития, общий объем одобренных кредитов в рамках этой программы составил более 400 млрд руб. Льготные кредиты на поддержку занятости помогли продержаться и сохранить персонал многим компаниям, отмечает президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) России Сергей Катырин.

Дмитрий Кувалин среди наиболее результативных мер поддержки выделяет субсидирование ипотечной ставки. Расходы федерального бюджета на эти цели в 2020 году выросли более чем в 20 раз и составили 40 млрд руб. (в 2019 году — менее 2 млрд руб.). Как следствие, объем строительных работ, который во втором квартале прошлого года упал на 3,9% по отношению ко второму кварталу 2019 года, по итогам 2020 года не сократился и даже вырос — на 0,1%.

Поддержка, оказанная бизнесу правительством и регулятором, сработала неплохо, считает исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Мурычев: «Меры поддержки в сочетании со снижением фискальной нагрузки и применением мотивационной регуляторики позволили продолжить реализацию ряда крупных инвестиционных проектов».

Почти 25% предприятий, опрошенных ИНП РАН в конце 2020 года, воспользовались федеральными мерами антикризисной поддержки. Среди респондентов РСПП таких оказалось 40%. «Те предприятия, которые получили меры поддержки, встречают их позитивно. Полярная позиция у того бизнеса, который пострадал, но по формальным критериям не попал в перечень поддерживаемых компаний», — комментирует и.о. директора Института экономики роста им. П.А.Столыпина Антон Свириденко. Из-за несогласованности и бюрократических препон помощь в 2020 году получили далеко не все, кому она была нужна, соглашается Сергей Катырин.

Импортозамещение и экспорт

Главные проблемы, с которыми бизнес столкнулся в прошлом году, это закрытие границ, разрыв производственных и логистических цепочек, ограничение поставок сырья и оборудования, отмечает Александр Мурычев: «В этих условиях удалось добиться устойчивой работы производств, которые участвовали в заблаговременно созданных программах импортозамещения».

Работа по снижению зависимости от зарубежного оборудования, технологий и материалов идет в топливо-энергетическом комплексе и легкой промышленности, отмечает Сергей Катырин. Это стимулирует развитие отраслей-поставщиков: машиностроения, наукоемких производств, химической промышленности. Фонд развития промышленности в 2020 году поддержал льготными кредитами 122 проекта по направлению «Медбиофарма». По направлению «Противодействие эпидемическим заболеваниям» ФРП было поддержано 133 проекта почти на 38 млрд руб. на 93 российских предприятиях.

Одним из элементов антикризисной стратегии стало наращивание несырьевого неэнергетического экспорта, считает Дмитрий Кувалин. Поставки за рубеж продовольствия выросли более чем на 15%, в том числе: экспорт свинины — более чем на 100%, сливочного масла — на 60%, мяса птицы — на 50%, молока и сливок — более чем на 30%, пшеницы — на 10%, подсчитали в ИНП РАН. Экспорт пластмасс и пластмассовых изделий увеличился больше чем на 60%. В части энергетического экспорта России в 2020 году удалось примерно на треть увеличить поставки за рубеж автомобильного бензина.

Инициатива не наказуема

Более 60% предпринимателей, опрошенных ТПП РФ, отметили, что на возобновление деятельности в полном объеме им потребуется от полугода до двух лет. Компании, работающие на госзаказе, в сфере продовольственного опта и розницы, агропрома, производства товаров повседневного спроса, городского транспорта, частных медицинских услуг не пострадали или уже восстановили спрос и продолжают деятельность в обычном режиме.

Крупный, средний и малый бизнес в пандемию активно перестраивался: по данным ИНП РАН, 39% предприятий уже весной начали поиск новых рынков сбыта, 25% — поиск новых поставщиков, 16% — запустили модернизацию производства, 7% — приступили к выпуску новых видов продукции. Предприятия переводили персонал на удаленную работу, меняли структуру спроса, способы покупки и потребления в тех отраслях, где это возможно, комментирует директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-Капитал» Владимир Брагин. «Есть компании, которые нашли новые ниши: онлайн-торговля, медицинская продукция», — отмечает Антон Свириденко. По данным Института экономики роста им. П.А.Столыпина, таких компаний около 8%, и они уже демонстрируют рост показателей.

Менее активные бизнесмены или предприниматели, работающие в отраслях, где переориентироваться было сложно, а спрос до сих пор не восстановился, по словам Антона Свириденко, перешли в максимально допустимый режим экономии и ждут сигналов от рынка и государства, когда можно будет вернуться к прежней активности.

Запрос на поддержку

Ожидания правительства относительно выхода из экономического кризиса отражены в «Едином плане по достижению национальных целей развития Российской Федерации на период до 2024 года», который был скорректирован в декабре 2020 года. Резервы для ускорения роста, согласно документу, заключаются в инвестициях, развитии малого предпринимательства, несырьевого экспорта и увеличении производительности труда. Предполагается, что после окончания восстановительного периода российская экономика будет расти минимум на 3% в год.

Опрошенные РБК+ эксперты заявляют о необходимости продления мер поддержки бизнеса в 2021 году. В Институте экономики роста им. П.А.Столыпина рекомендуют правительству рассмотреть возможность различных вариантов налоговой амнистии, невозвратных кредитов и прямых субсидий. Как стало известно в феврале, Минэкономразвития разработало проект постановления, дающего регионам и муниципалитетам возможность предоставления в 2021 году субсидий из бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов юридическим лицам и ИП, осуществляющим деятельность в наиболее пострадавших отраслях российской экономики.

В РСПП говорят о необходимости продления программы кредитования под 2% годовых. «К нам поступает много просьб от промышленных предприятий, в том числе больших региональных игроков, пролонгировать срок кредита, предусмотреть реструктуризацию», — рассказывает Александр Мурычев.

По мнению Сергея Катырина, очень важно сохранить положительные наработки острого периода пандемии, в частности, практику оперативного принятия решений, которая сократила бюрократическую нагрузку на бизнес. С 1 января этого года заработала так называемая «регуляторная гильотина»: отменено более трети предъявляемых к бизнесу требований — свыше 12 тыс. актов, часть из которых безнадежно устарела, отмечает Сергей Катырин. По его словам, целесообразно распространить аналогичную практику на законодательство, в котором также кроется огромное количество излишних обязательных требований для бизнеса. Кроме того, в целях снижения административного давления на бизнес необходимо разграничить госконтроль и производство по делам об административных правонарушениях, убежден Сергей Катырин.

Нужно кратно увеличивать льготное кредитование высокотехнологичных и ориентированных на экспорт обрабатывающих производств через специализированные фонды типа Российского фонда прямых инвестиций, считает Дмитрий Кувалин. Кроме того, по словам экономиста, необходимо активнее поддерживать крупные инфраструктурные проекты, которые создают условия для долгосрочного развития российских регионов и отраслей.

Компетенция «Курьер обязан быть бойцом невидимого фронта»
Содержание
Закрыть