«2020-й — год лизинга в России»
Материалы выпуска
Как российский бизнес выходит из кризиса Решения Малому бизнесу нужно больше стимулов для восстановления Инструменты «2020-й — год лизинга в России» Компетенция «Зоопарк информационных систем с каждым годом все труднее развивать» Инструменты Такси для служебного пользования: как агрегаторы заменяют автопарки Инструменты
Компетенция
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«2020-й — год лизинга в России»

О трендах и перспективах в розничном сегменте российского рынка лизинга РБК+ рассказал генеральный директор компании «Интерлизинг» Сергей Савинов.
Фото: пресс-служба

— Как вы в целом можете охарактеризовать ситуацию на российском рынке лизинга?

— Согласно предварительным оценкам итогов 2020 года рейтингового агентства «Эксперт РА», объем нового бизнеса в 2020 году составил 1,4 трлн руб., спад рынка по отношению к прошлогодним показателям — 6%. Падение — впервые с 2015 года. Однако, несмотря на это, я могу с уверенностью сказать, что в целом 2020 год был для лизинга благоприятным.

— Отчего такой оптимизм?

— В основном снижение общих показателей произошло за счет сокращения крупных корпоративных сделок с авиа- и железнодорожным транспортом, судами, недвижимостью, на которые традиционно приходится большая часть российского рынка лизинга. Что касается целевого для нашей компании розничного сегмента, работающего в основном с малым и средним предпринимательством (МСП), обеспечивая его ликвидной техникой, оборудованием, то здесь в прошлом году был явный рост. По предварительным экспертным оценкам по итогам года он будет не менее 10%. Это несколько ниже, чем среднегодовой показатель за последние три года (не менее +25%), но все равно достаточно неплохо, с учетом известных обстоятельств.

Конечно, сегмент МСП сильно пострадал из-за коронакризиса. Однако если смотреть на ситуацию глобально, то это можно расценивать как неприятный эпизод. В целом, учитывая тренды последних лет и прогнозы на перспективу, рынок лизинга в рознице будет только развиваться, набирать популярность.

— Какие основные стимулы у розничного сегмента лизинга?

— Один из драйверов — нацпроекты: в первую очередь, в части строительства дорог, жилья, развития инфраструктуры, городской среды. Даже в период ограничительных мер реализация нацпроектов, их финансирование практически не прекращались. И все это будет продолжаться как минимум до конца 2025 года, обеспечивая фронтом работ огромное количество подрядчиков, нуждающихся в дорожной, строительной автотехнике, грузовой и пр., которые являются одними из основных клиентов лизинговых компаний. Сюда же можно добавить агропромышленную отрасль и соответственно лизинг сельхозтехники и оборудования.

Очевидно, что определенные плоды принесла госполитика по поддержке МСП, где традиционно есть дефицит собственного капитала, собственных инвестиций для развития. Многие предприниматели первым делом обращаются к лизингу, который как продукт является более доступным, чем банковское финансирование. Главным минусом лизинга исторически была более высокая стоимость денег по сравнению с банковским финансированием. Однако сейчас ситуация очень сильно изменилась. Важным фактором в 2020 году стало снижение ставок фондирования, что повысило доступность практически всех финансовых продуктов, а лизингового особенно, поскольку для него предусмотрены государственное субсидирование и определенные налоговые преференции.

Кроме того, финансирование стало доступнее для самих лизинговых компаний, которые стали активнее выходить на долговой рынок, задействовать новые инструменты, к примеру, крауд-платформы.

Стимулом для развития лизинга стало развитие шеринга. Россияне, особенно это касается молодого поколения и жителей мегаполисов, все больше готовы к временному поочередному пользованию теми или иными предметами, благами: квартирами, машинами, электронной техникой, инвентарем. Суть шеринговой экономики — плата за комфорт. Причем услуги в этой сфере сегодня становятся все более доступными по стоимости. На рынке появляются профильные компании с устойчивой репутацией, уровень доверия потребителей к ним растет.

— За счет чего формируется доверие?

— Важнейшие элементы управления клиентским опытом — уровень сервиса и скорость. Здесь неоценимую роль играет цифровизация. Так получилось, что лизинг в плане «цифры» до недавних пор был более консервативным, чем банки. Конкуренция на нашем рынке долгое время была довольно слабой, а система лизинга вроде бы неплохо работала и без различных инноваций.

Однако в последние три года ситуация очень сильно изменилась. Спрос на лизинговые продукты начал расти. Вместе с тем клиенты, уже привыкшие к цифровым сервисам в банках, к мобильным приложениям, уже никак не собирались соглашаться на меньшее. Лизинговым компаниям пришлось в очень сжатые сроки переходить на цифровые рельсы, разрабатывать и внедрять новые сервисы. Зато в результате мы, например, пришли к тому, что сделка, которая раньше осуществлялась за пять дней, сейчас с помощью смартфона и мобильного приложения проводится за несколько часов. Дополнительный импульс процессу перехода рынка лизинга в «цифру» придала ситуация с пандемией.

— Какие конкретно направления цифровизации актуальны для лизинговых компаний?

— Первое — это электронный документооборот. Он помогает сокращать издержки, снижать риски, заключать сделки дистанционно. Для лизинга это особенно важно с учетом того, что в сделках задействовано много сторон, включая государственные органы — ГИБДД, Гостехнадзор и пр. И мы идем к тому, чтобы увеличивать долю дополнительных услуг, предоставлять комплексные решения, включая различные спутниковые противоугонные системы, топливные карты и так далее.

Второй важнейший элемент — это система «личного кабинета», к которой наши клиенты уже привыкли, работая с банками. Сейчас через личный кабинет может проходить заключение сделки, а в перспективе — ее полное сопровождение. Здесь же мы можем предоставлять нашим клиентам услуги по мониторингу износа техники, отслеживанию ее местонахождения, все услуги телематики.

Будущее — это сделки, которые будут полностью осуществляться в режиме онлайн, практически без участия сотрудников лизинговой компании. Когда лизинговая компания будет выступать в качестве центра компетенций, а ее агенты (представители дилерских центров, производителей, страховых компаний, банков, партнерских сетей) смогут заключать сделки в рамках системы электронного взаимодействия.

— Вы говорите о формировании некой экосистемы?

— Возможно. Единая экосистема, позволяющая получить оперативное одобрение, договор, заверенный электронной подписью. А техника будет передаваться заказчику прямо к его дверям из официального дилерского центра или даже с завода-производителя.

Надо сказать, что за работой такой системы я еще около десяти лет назад наблюдал в рамках визита в крупнейшую лизинговую компанию мира BNP Paribas. Уверен, мы тоже к этому придем. Более того, соответствующую практику уже внедряют в России компании, которые специализируются на лизинге электроники, бытовой техники. Вообще, я считаю, что если вы видите какую-то технику, компьютер, мобильный телефон, то рядом должно стоять слово «лизинг», как это принято в развитых технологичных странах.

— Каким еще функционалом будет обладать экосистема?

— Развитие сервисов в рамках того эволюционного процесса, который может иметь место в лизинге. На начальной ступени этого процесса простой финансовый лизинг — услуга, похожая на кредит. Следующая стадия — финансовый лизинг с дополнительными услугами, когда предпринимателю или же физлицу предоставляется не только, скажем, автомобиль, но и все сервисы для пользования этим автомобилем: мойки, заправки, ремонт, хранение запчастей и пр. Это как раз текущая стадия развития инфраструктуры лизинга.

Дальнейшая ступень — это развитие опции операционной аренды, когда вы не просто берете технику на долгий срок, а потом можете ее вернуть или выкупить, а имеете возможность оформить на нее подписку. Это подразумевает, что за определенную абонентскую плату в счет погашения основного долга вы по мере обновления линейки, к примеру, автомобилей BMW, будете каждый раз получать в пользование новую модель плюс весь пакет сопутствующих сервисов: техобслуживание и техпомощь на дорогах, страховку, сезонную замену колес и т.д. Многие автопроизводители уже сейчас начинают развивать подобные услуги, в том числе при участии лизинговых компаний.

— Вы сказали, что лизинговым компаниям стало легче привлекать финансирование. За счет чего?

— Если говорить в целом про структуру привлечения фондирования, то, конечно, банковское финансирование занимает львиную долю — более 50%, как минимум. При этом у лизинговых компаний сегодня есть потребность в бланковом финансировании, в первую очередь — облигационном. В 2020 году, как известно, в России был зафиксирован взрывной рост интереса со стороны частных инвесторов к фондовому рынку. Для нас это означает новые возможности. Поэтому в прошлом году компания «Интерлизинг» разместила дебютный облигационный заем на 1 млрд руб. с офертой через один и два года. Ставка на первый год установлена на уровне 8% годовых. Мы имеем достаточно высокий рейтинг кредитоспособности от агентства «Эксперт РА» — на уровне «ruBBB», но в этом году рассчитываем его повысить. В результате эмиссии мы действительно получили более устойчивую финансовую структуру компании.

— Как ваша компания пережила пандемию, как адаптировалась к соответствующим новым условиям?

— Мы однозначно использовали этот период как время возможностей. Для расширения своей доли на рынке лизинга, для выстраивания новых доверительных отношений с нашими действующими и потенциальными клиентами, в том числе за счет развития цифровых сервисов. Нас поддержал материнский банк «Уралсиб», в группу которого входит компания «Интерлизинг». Пауза в продаже продуктов была, но очень короткая. Мы, безусловно, ужесточили подход к риску на период пандемии. Но как только увидели положительные тренды, вернулись к обычному режиму. В результате в прошлом году наши объемы нового бизнеса увеличились на 43% относительно 2019 года. Это самый существенный рост среди российских частных лизинговых компаний.

В прошлом году мы завершили трехлетний стратегический цикл и сформировали стратегию на ближайшие три года. Основные фокусы развития — диджитализация, диверсификация, увеличение бланкового фондирования, расширение линейки в сторону продуктов с высокой добавленной стоимостью, улучшение функционала клиентских сервисов.