Решения ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Германия и Россия нашли новые точки роста

Фото: Getty Images Russia
Фото: Getty Images Russia
Новые возможности для кооперации двух стран открываются, в частности, в водородной энергетике.

Пандемия COVID-19, серьезно ограничившая на некоторое время трансграничное взаимодействие и активность бизнеса в России и Германии, на фоне политического кризиса подвергла деловые связи обеих стран дополнительным испытаниям. По итогам прошлого года, согласно данным Федеральной таможенной службы (ФТС), товарооборот между РФ и ФРГ сократился на 21%, до $42 млрд.

Повестка двустороннего взаимодействия начала меняться еще до пандемии. В 2019 году Восточный комитет германской экономики предложил в числе основных вопросов сотрудничества России и ФРГ цифровизацию промышленности, устойчивое развитие и «зеленую» трансформацию. Коронакризис усилил стремление Евросоюза к декарбонизации экономики и открыл новые возможности для сотрудничества России с крупнейшей экономикой ЕС — Германией.

Примечательно, что страны не стали нарушать сложившуюся за последние шесть лет традицию проведения двусторонних тематических годов. В декабре прошлого года стартовал германо-российский Год экономики и устойчивого развития 2020–2022. Как подчеркнул в своем обращении по случаю открытия Года федеральный министр иностранных дел Германии Хайко Маас, подобные сигналы сотрудничества особенно важны в период политической напряженности.

Энергетический переход 

Объем взаимной торговли между странами достиг рекордного значения — €80,5 млрд в 2012 году, после чего еще до принятия санкций и контрсанкций стал снижаться, говорит заместитель руководителя департамента мировой экономики НИУ ВШЭ Наталия Супян. В 2019 году, по данным Восточного комитета германской экономики, товарооборот между ФРГ и Россией составил €57,77 млрд.

По данным ФТС, в 2019 году экспорт из России в Германию снизился на 18%, до €28,05 млрд. Причем 84% экспорта составили минеральные продукты — нефть, газ, уголь. В 2020 году для России падение в большей мере также коснулось экспорта — минус 34%, импорт снизился на 6,7%. Экспорт в Германию минерального сырья в 2020 году сократился на 39%.

В частности, с 2014 года, по данным Федерального статистического агентства ФРГ, планомерно снижается экспорт российского угля.

На фоне снижения энергопотребления по итогам прошлого года поставки российского каменного угля в Германию сократятся более чем на 50% по сравнению с 2019 годом, отмечает Наталия Супян. С января 2021 года еще 11 немецких электростанций прекратили сжигать каменный уголь.

В соответствии с принятым в 2019 году странами ЕС «зеленым» пактом Green deal и собственными амбициозными планами по снижению эмиссии СО₂ к 2038 году Германия планирует полностью отказаться от угольной электрогенерации и, соответственно, прекратить импорт этого вида сырья.

Переход Германии к более широкому использованию возобновляемых источников энергии будет сужать сотрудничество с Россией в традиционной энергетике, отмечает старший научный сотрудник Центра экономического моделирования энергетики и экологии Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Татьяна Ланьшина. До сих пор Германия была одним из ключевых покупателей российского угля (около 9% российского экспорта каменного угля в 2019 году). В связи с планами ЕС ввести механизм трансграничной углеродной корректировки (СВАМ), или, как его называют в России, углеродного налога, с 2023 года под ударом может оказаться экспорт и других видов сырья.

В то же время энергетическая трансформация создает для наших стран новые возможности двустороннего сотрудничества, уверен руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов: «Приоритетная ниша — водородная энергетика, кооперация пока в самом начале — на стадии научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, но есть реальные перспективы экспорта «голубого» и «бирюзового» водорода в Германию». Кроме того, поставки нефти и газа из России в Германию не будут серьезно сокращаться как минимум до 2035 года, считает Владислав Белов.

Согласно Энергетической стратегии России, опубликованной в июне прошлого года, к 2024-му экспорт водорода должен составить 0,2 млн т, а к 2035 году вырасти до 2 млн т. Всего Россия планирует занять 16% мирового рынка водорода.

России необходимо активнее присоединяться к инициативам декарбонизации иностранных партнеров, в частности Германии, считает Наталия Супян: «В отсутствие собственных значимых инициатив это позволит не остаться за бортом».

В докладе о глобальной конкурентоспособности 2020 года Всемирного экономического форума Россия в глобальном рейтинге готовности экономики к постковидному развитию занимает 43-е место (слабость позиции страны связывают с неготовностью модернизировать инфраструктуру для трансформации энергетики), Германия — седьмое.

Германия на развитие водородной энергетики выделит более €10 млрд до 2023 года: €7 млрд — на создание рамочных условий и стимулирование внутреннего спроса, €2 млрд — на международное сотрудничество, еще €1 млрд — на нужды промышленности, которая должна внедрить водородные технологии, чтобы в перспективе стать их экспортером номер один в мире.

«Зеленая» и цифровая реальность 

Германия также активно участвует в развитии в России альтернативной энергетики. «Речь идет об экспорте технологий и оборудования для использования возобновляемых источников энергии (прежде всего ветра и солнца), а также о локализации в России немецких компаний, занимающихся выработкой возобновляемой энергии», — говорит Владислав Белов.

Нейтральный след

«Голубой» водород считается климатически нейтральным, он вырабатывается из природного газа, образующийся при этом СО₂ полностью улавливается.

«Бирюзовый» водород вырабатывается при пиролизе метана, климатически нейтральным он считается при использовании только возобновляемой энергии и химическом связывании всего выделяемого углерода.

Страны реализуют двусторонние проекты по наилучшим доступным технологиям, утилизации отходов (наибольшая доля переработки в России достигнута в Саранске, где функции регоператора выполняет немецкая компания «Ремондис»), восстановлению лесов. Все это позволяет говорить о том, что Германия заинтересована в «зеленой» трансформации России, считает Наталия Супян.

Согласно исследованию «Цифровая повестка российско-германской хозяйственной кооперации» (2018), цифровизация экономик — еще одна важнейшая для обеих стран повестка. Практическое взаимодействие только в начале пути, отмечает Владислав Белов: немецкая Siemens AG активно сотрудничает с РЖД и КамАЗом в области инновационных решений для транспорта. Немецкая SAP, один из крупнейших разработчиков корпоративного программного обеспечения, в 2018 году открыла в Москве второй после аналогичного в Нью-Йорке Центр цифрового лидерства. Специалисты компании совместно с НЛМК, например, разработали технологию 3D-позиционирования персонала в режиме реального времени.

Указанные выше и многие другие немецкие компании стали участниками германо-российской инициативы по цифровизации экономики (German-Russian Initiative for Digitalization of the Economy, GRID), стартовавшей в 2018 году и призванной продвигать совместные проекты в области развития цифровой экономики и «Индустрии 4.0».

Основные участники GRID с немецкой стороны — традиционные промышленные гиганты, специализирующиеся на вопросах автоматизации и цифровизации индустрии, отмечает Наталия Супян. В Германии высокие технологии активно развиваются в традиционных отраслях — автопроме, машиностроении, химической промышленности. Санкции по-прежнему остаются сдерживающим фактором для взаимодействия на уровне высоких технологий, отмечают эксперты, но бизнес научился работать и в этих условиях.

Компетенция «Россия может сыграть важную роль в «зеленой» трансформации Европы»
Скачать Содержание
Закрыть