Государство может простимулировать предиктивные подходы в бизнесе
Материалы выпуска
Арендаторам дата-центров обещают большую стройку Рыночный расклад Государство может простимулировать предиктивные подходы в бизнесе Решения «Промышленные роботы — ключевое звено в цифровой экосистеме предприятия» Инновации «Удаленная работа повышает требования к кибербезопасности» Компетенция «Компании с комплексной информзащитой готовы к работе на удаленке» Инструменты «ИТ-сфера — рынок кандидатов» Инновации
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Государство может простимулировать предиктивные подходы в бизнесе

Структурирование больших данных, которым владеет государство, и открытие доступа к их анализу открывают большинству отраслей возможности для более рационального использования ресурсов.
Фото: Александр Казаков/Коммерсантъ

Общий объем цифровой информации в 2020 году составил около 40–44 зеттабайтов (ЗБ), к 2025 году он увеличится до 175 ЗБ, по оценке международной IDC. Для сравнения: в 2006 году объем информации, произведенной за всю предшествующую историю, составлял примерно 0,16 ЗБ. Глобальный рынок больших данных в 2019 году увеличился на 12% и достиг $189,1 млрд. Среднегодовые темпы роста его в этом и следующем годах будут на уровне 13,2%, объем рынка к концу 2022 года может увеличиться до $274,3 млрд.

Страны — лидеры по объемам цифровых данных — Китай (7,6 ЗБ) и США (6,9 ЗБ). При сохранении темпов цифровизации китайской экономики к 2025 году отрыв страны в накоплении данных может в полтора раза превысить американский рынок.

Объем информации, собираемой в России, по данным IDC, в этом году составит 0,96 ЗБ. Это чуть более 2% мирового объема данных. Рынок big data к 2024 году вырастет с примерно 30 млрд до 300 млрд руб., по оценкам Ассоциации больших данных. Дополнительный вклад от использования big data в ВВП к этому сроку достигнет 1,94 трлн руб., ссылаются в CNews на «дорожную карту» по развитию технологий больших данных, разработанную Национальным центром информатизации (НЦИ, «дочка» «Ростеха»).

Стимул для сбора данных 

Пандемия COVID-19 продемонстрировала возможности больших данных, с использованием которых изначально связывали рост благополучия людей. Большинство государств в короткие сроки налаживали ежедневный сбор адекватной статистики по заболевшим, а также ее анализ, от которого зависело введение карантинных ограничений. Например, в Южной Корее точные данные о заболевших позволили своевременно реагировать на распространение коронавируса и избежать тотального локдауна.

В Москве и других крупных городах для контроля карантинных ограничений использовались данные видеокамер, анализ активности телефонов и другие способы сбора информации.

Способствовала пандемия и расширению сбора информации, отмечает директор Центра подготовки руководителей и команд цифровой трансформации ВШГУ РАНХиГС Ксения Ткачева. Число пользователей на портале «Госуслуги», например, в 2020 году выросло на 26%, до 126 млн человек, число самих услуг — почти на 50%, до 228 млн.

К 2022 году в России будет сформирован единый регистр со сведениями о населении, отмечает Ксения Ткачева. Соответствующий закон был принят в мае прошлого года. Согласно этому документу государство систематизирует в единой базе информацию из уже существующих разрозненных систем, в том числе Пенсионного фонда и МВД. Реестр станет одной из составляющих Национальной системы управления данными (НСУД), которая формируется в стране с 2019 года, отмечает Ксения Ткачева. Как следует из проекта НСУД, система должна повысить эффективность сбора и использования данных для оказания госуслуг и обеспечения потребностей граждан и бизнеса в доступе к информации.

Полезное действие 

Большой объем, разнообразие и разнородность данных создают новые возможности для аналитики в сфере управления, говорит заведующий Международной лабораторией цифровой трансформации в госуправлении НИУ ВШЭ Евгений Стырин.

Для работы с big data используется более 20 технологий интеллектуального анализа данных, машинного обучения и искусственного интеллекта, системы распределенного реестра, квантовых и блокчейн-технологий, отмечает Ксения Ткачева. Например, в США данные используются для предиктивной аналитики поведения граждан в сфере ЖКХ, а также для профилактики пожаров.

Согласно расчетам НЦИ, к 2024 году развитие технологий больших данных в России позволит дополнительно получить 352 млрд руб. в сфере административной деятельности и 292 млрд руб. в госуправлении и соцобеспечении. Половина решений властей будет основана на анализе больших данных. При этом 90% информации государственных информационных систем будет доступно и бизнесу. 50% жилищного строительства и все объекты транспортной инфраструктуры будут реализовываться на основе прогнозирования заселения, транспортных потоков, загруженности жилого района и торговой проходимости, на 5% снизится стоимость строительства, до 50% — затраты на эксплуатацию объектов. На 10% будет сокращено время пребывания в пути на городских маршрутах.

Такие сервисы, как СПАРК, уже помогают бизнесу пользоваться массивами статистической информации, открытой государством, отмечает директор Deloitte Legal Екатерина Портман: «Можно получить статистические данные о конкурентах, контрагентах и конечных потребителях». По ее мнению, государство и бизнес должны в накоплении данных действовать сообща. Значимым считает она и судебные прецеденты, ограничивающие монополию на использование данных.

Однако в целом пока существует дисбаланс между доступностью и полезностью информации, отмечает Евгений Стырин: «Открытые данные запаздывают по времени и нерелевантны целям и задачам бизнеса, а иногда и вовсе бесполезны». Качественные и релевантные данные, по его словам, бизнес вынужден собирать самостоятельно. Такие данные, как правило, не распространяются свободно, а их состав и структура не раскрываются.

НСУД, по мнению Евгения Стырина, даст бизнесу реальные инструменты по обогащению собственных данных на основе информации, имеющейся у государства, и будет стимулировать совместные проекты по хранению и обмену данными, формировать единые стандарты и требования.