Тенденции ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Системе здравоохранения нужна перезагрузка

Фото: Кирилл Брага / РИА Новости
Фото: Кирилл Брага / РИА Новости
Пандемия требует новых подходов к льготному лекарственному обеспечению и перераспределения нагрузки на частные клиники.

В прошлом году смертность в России выросла почти на 17,9%. Об этом в начале года заявила вице-премьер Татьяна Голикова. Вклад новой коронавирусной инфекции в общий прирост смертности за 2020 год, по подсчетам правительства, составил чуть более 31%, а с учетом смертности от других диагнозов с положительным тестом на COVID-19 — 50%. Резко в прошлом году возросла, в частности, летальность от инфарктов, инсультов и других сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ). По данным Росстата, смертность от болезней системы кровообращения в прошлом году увеличилась на 11,6%.

Обострение болезней 

Сердечно-сосудистые заболевания — самая частая сопутствующая патология при коронавирусной инфекции, рассказал на онлайн-заседании Научного совета РАН главный внештатный кардиолог Минздрава РФ, генеральный директор НМИЦ кардиологии Сергей Бойцов. Больше половины (53%) умерших имели сопутствующие заболевания, причем 67% приходится на ССЗ.

У пациентов-сердечников COVID-19 протекает тяжелее, отмечает Сергей Бойцов: для них в шесть раз выше риск госпитализации и в 12 раз возрастает риск летального исхода.

Сбои в системе 

Ограничительные меры привели к серьезному снижению объема медпомощи пациентам с сердечно-сосудистыми заболеваниями во всем мире, подчеркивает Сергей Бойцов: «Случаи обращения пациентов с неотложными ССЗ сократились на 10–40%, плановая госпитализация снизилась на 20–50%, число случаев поздней госпитализации выросло на 25%». Значительно снизилась, по его словам, и первичная диагностика ССЗ.

Кроме того, по данным Всемирной организации здравоохранения, пандемия парализовала систему диагностики туберкулеза во всем европейском регионе. В России в первом полугодии 2020 года было выявлено вдвое меньше случаев заболевания, чем за аналогичный период в предыдущие годы, согласно данным главного внештатного специалиста-фтизиатра Минздрава, директора НМИЦ фтизиопульмонологии и инфекционных заболеваний Ирины Васильевой.

Ухудшилась выявляемость рака. По словам заведующей отделением Клиники колопроктологии и малоинвазивной хирургии Сеченовского университета Инны Тулиной, до пандемии с крайне тяжелыми формами рака в клинике сталкивались в 25–30% случаев: «После снятия карантинных мер такими были все 100% пациентов».

Дополнительную нагрузку на здравоохранение создает постковидный синдром, отмечает директор Высшей медико-биологической школы ЮУрГУ Вадим Цейликман.

Новые подходы 

Пандемия потребовала изменения стратегии оказания медпомощи, отмечает главный врач московской городской больницы имени В.В. Виноградова, акушер-гинеколог Ольга Шарапова: «Медучреждения внедряют новые организационные и лечебные технологии». Колоссальное развитие получили телемедицина, цифровизация и информатизация, отмечает она. В рамках проекта «Облако здоровья» с января 2021 года телемедицинские консультации для хронических больных 15 регионов проводят врачи профильных национальных центров. Многие федеральные и частные онкодиспансеры подключены к системе «Онконет» для дистанционного мониторинга пациентов на различных этапах лечения. Кроме того, в «Онконет» интегрирован модуль для выявления случаев COVID-19 среди онкобольных.

Совершенствуются методы реанимации и интенсивной терапии пациентов с онкологией, отмечает Инна Тулина. Хирурги, по ее словам, стараются проводить больше лапароскопических и роботических операций — менее травматичных вмешательств, после которых пациенты восстанавливаются намного быстрее.

Международные профессиональные общества рекомендуют продолжать лечение в полном объеме и вакцинировать всех онкобольных, за исключением тех, кто получает высокодозную химиотерапию с трансплантацией стволовых клеток или CAR-T Cells терапию, говорит замдиректора Института онкологии Европейского медицинского центра (ЕМС), завкафедрой медицинской и клинической онкологии ЕМС Medical School Павел Копосов.

Кардиологи во всем мире делают особый акцент на снижении «плохого» холестерина и устранении гипервязкости крови, улучшении микроциркуляции и восстановлении сосудистой стенки, способности сосудов сокращаться, отмечает член правления Национального общества по изучению атеросклероза, руководитель Центра диагностики и инновационных медицинских технологий КДЦ «Медси на Белорусской» профессор Геннадий Коновалов: «Помимо традиционных методов диагностики всем кардиологическим больным рекомендуется проверять функцию эндотелия сосудов и вязкость крови». Кроме того, борясь с нарушениями липидного состава крови, кардиологи начали применять препараты, не только снижающие холестерин липопротеидов низкой плотности, но и самый тромбогенный липопротеин «а» маленькое, который вызывает тромбозы, отмечает эксперт.

После тяжелого COVID-19 с выраженным нарушением функции эндотелия и высокой тромбогенностью стали применяться с эффектом уникальные технологии, такие как каскадная плазмофильтрация, классический реоферез или гепарин-ЛНП-преципитация, говорит Геннадий Коновалов. По его словам, эти методы применяются также при тяжелых формах атеросклероза, когда лекарства уже не столь эффективны.

Обескровленная система 

Однако большинству пациентов недоступны не только перспективные методики, но даже базовое лечение. Как следует из доклада «Здравоохранение России: диагноз и лечение» ректора Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ) Гузели Улумбековой, государственные расходы на бесплатные лекарства в стране в 2,8 раза ниже, чем в новых странах ЕС (странах Восточной Европы). А бесплатные лекарства в амбулаторных условиях положены только 9 млн льготников.

Реформа и длительное недофинансирование ослабили отрасль, считает эксперт. Государственное финансирование здравоохранения в России не превышает 3,4% ВВП, в то время как в новых странах ЕС оно составляет 4,5–5% ВВП, а в старых странах — 7,7% ВВП.

С 2012 года при росте потока больных страна потеряла около 10% своих мощностей — врачей и стационарных коек. Например, обеспеченность стационарными койками в России отстает от Германии на 16%. Пандемия истощила последние резервы и оказать должные объемы помощи по другим заболеваниям стало невозможно, отмечает Гузель Улумбекова.

Несмотря на принимаемые меры поддержки пациентов, менее 20% хронических больных ССЗ, например, обеспечены необходимой лекарственной терапией в амбулаторном сегменте, отмечает сопредседатель Всероссийского союза пациентов Юрий Жулев.

Напомним, что с 2020 года бюджеты субъектов получают субсидии на бесплатные лекарства для вышедших из больницы пациентов, перенесших острое сердечно-сосудистое заболевание. В августе 2021 года правительство приняло решение о продлении периода бесплатного лекарственного обеспечения до двух лет.

Однако таким больным необходима пожизненная терапия, подчеркивает Юрий Жулев: «Сокращение смертности от ССЗ к 2030 году невозможно без включения в госпрограмму мероприятий по оказанию помощи больным не только с острыми, но и с хроническими сердечно-сосудистыми заболеваниями».

На фоне пандемии в 2020-м удалось увеличить финансирование федеральной программы «Борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями» на 12 млрд руб. и сохранить более 10 млрд руб. на лекарственное обеспечение, отмечает директор департамента организации медицинской помощи и санаторно-курортного дела Минздрава Екатерина Каракулина. Однако расходы на здравоохранение в целом в постоянных ценах, по подсчетам Гузели Улумбековой, к 2023 году сократятся на 4%.

В ВШОУЗ возможность выхода здравоохранения из кризиса связывают с увеличением государственного финансирования системы минимум до 5% ВВП к 2024 году и внедрением для всех граждан программы бесплатного лекарственного обеспечения в амбулаторных условиях. Кроме того, предстоит восстановить кадровый потенциал отрасли и внедрить систему управления качеством медпомощи на основе международных критериев.

Необходимо также законодательно обеспечить долгосрочное участие частных медицинских организаций в программе государственных гарантий, считают эксперты. Требуется пересмотр системы лицензирования частных клиник и более широкое их привлечение в систему ОМС, говорит медицинский директор клиники «Семейная» Павел Брандт: «Опыт Москвы, где частное звено наиболее активно участвует в системе госгарантий, показал, что негосударственные клиники могут смягчить нагрузку на систему здравоохранения».

От первого лица «Страховой продукт должен решать социальные проблемы»
Скачать Содержание
Закрыть