Тенденции ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Как потребители спасают экономику

Фото: Getty Images Russia
Фото: Getty Images Russia
Российская экономика продолжает рост на фоне эффекта низкой базы, восстановления потребительского спроса, роста цен на нефть. Портят ситуацию высокая инфляция и удорожание кредитов.

Экономика РФ продолжает восстанавливаться даже в условиях сохранения ряда внутренних и внешнеэкономических ограничений, связанных с пандемией COVID-19. Об этом, в частности, свидетельствуют данные оперативного доклада за первое полугодие 2021 года Счетной палаты, опубликованного в конце августа. В документе говорится, что в этот период в России отмечался рекордно высокий рост по большинству основных макроэкономических показателей.

В частности, цена нефти марки Urals за первые шесть месяцев составила $63,5 за баррель, что на 40% выше прогнозного значения в целом за 2021 год, и приблизилась к максимумам между кризисами 2014–2015 и 2020 годов. Авторы доклада объясняют это главным образом устранением дисбалансов на мировом рынке энергоресурсов. Реальные располагаемые денежные доходы за первое полугодие выросли на 6,7%. Реальная начисленная заработная плата по итогам пяти месяцев 2021 года увеличилась на 3%, продолжив уверенный рост, также отмечается в документе. По данным Росстата, во втором квартале 2021 года российский ВВП вырос на 10,3% год к году после снижения на 0,7% в первом квартале. Аналогичную динамику (рост 10,1%) ранее зафиксировало Министерство экономического развития. Увеличение ВВП в первом полугодии составило 4,8% в годовом выражении.

Однако рост во многом объясняется низкой базой предыдущего года, говорится в докладе Счетной палаты. С этим соглашаются и все опрошенные РБК+ эксперты. «Именно во втором квартале 2020 года на российскую экономику пришелся самый сильный удар от ограничений, вызванных пандемией коронавируса», — напоминает аналитик Райффайзенбанка Григорий Чепков.

Население раскошеливается

Рост наблюдался не только в годовой, но и в квартальной динамике, отмечает Григорий Чепков. С исключением сезонности во втором квартале значение индикатора ВВП составило 1,6% квартал к кварталу, что существенно превосходит средние темпы в 2017–2019 годов — 0,5% (пиковое значение — 1,4% квартал к кварталу). «Несмотря на то, что впечатляющий рост ВВП России в основном связан с эффектом низкой базы, восстановление в любом случае сильное», — говорит старший аналитик УК «Альфа-Капитал» Максим Бирюков, связывая это с позитивными характеристиками внутреннего спроса и благоприятной для России конъюнктурой основных экспортных рынков — главным образом в сфере нефтегаза и промышленного металла. «Высокие цены позволяют наращивать золотовалютные резервы, недавно превысившие $600 млрд, а также сокращать дефицит бюджета», — продолжает Максим Бирюков.

Наибольший вклад в рост экономики во втором квартале текущего года пришелся на торговлю (плюс 5,8 процентного пункта — п.п.) на фоне того, что потребительские расходы восстановились до докризисного уровня марта 2020 года, отмечает Григорий Чепков. При этом, по его словам, хотя доходы восстанавливаются неплохими темпами, основным источником роста потребления все же служит активизация потребкредитования — 13,6% год к году во втором квартале 2021-го против прошлогодних 7,4%. А также замедление роста депозитов — 2,9 против 3,6% соответственно. «Так, к примеру, при увеличении реальных расходов населения в апреле—июне текущего года на 29% по отношению к аналогичному периоду 2020-го лишь 8,6 п.п. было обеспечено ростом доходов. Остальное — за счет использования кредитов и отхода от сберегательной модели поведения», — продолжает Григорий Чепков. Такая ситуация, по его словам, не может не беспокоить ЦБ, что подстегивает ужесточение как монетарной политики — для стимулирования сбережений, так и макропруденциального регулирования — для снижения темпов потребкредитования.

Существенный вклад в квартальный рост ВВП также внесла промышленность — плюс 5,3 п.п. «Драйвером ее роста является экспортный канал, в том числе на фоне восстановления физических объемов отгрузок, например, в химии и металлургии. Этот фактор способствовал возврату промышленности на докризисный уровень по итогам первого полугодия 2021 года», — отмечает Григорий Чепков. Растет и роль строительного сектора, где темпы роста год к году ускорились с 7,7 в мае до 15,7% в июне. Аналитик Райффайзенбанка объясняет это пиковыми темпами ипотечного кредитования и соответствующим ускорением жилищного строительства, а также ростом инфраструктурных расходов бюджета.

Эксперты находят некоторые позитивные факторы даже во влиянии на экономику пандемии. «Сильнейший импульс получили почти все онлайн-сервисы — e-commerce, обучение, коммуникации. Закрытие границ для туристов привело к буму внутреннего туризма. Параллельно этот тренд ограничил спрос на валюту со стороны населения, что оказало определенную поддержку курсу рубля», — поясняет Максим Бирюков. По словам директора группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа рейтингового агентства АКРА Дмитрия Куликова, «пандемия ускорила многие структурные процессы, среди которых наиболее мощным с точки зрения роста производительности может стать распространение более гибких форм занятости». По его мнению, эти процессы способны снизить структурную безработицу, увеличить конкуренцию в отдельных отраслях за счет снижения барьеров для входа компаний на рынок и соответствующих издержек на аренду площадей.

Дмитрий Куликов отмечает, что оперативные данные, такие как мониторинг финансовых потоков от Банка России и аналогичные исследования крупных банков, рисуют достаточно оптимистичную картину для российской экономики: «Несмотря на временно ужесточившиеся ограничения, экономическая активность в среднем на протяжении последних двух месяцев стагнировала, а не падала». При этом он уточняет, что загрузка мощностей в промышленности по-прежнему не дотягивала до оптимальной нормы.

Позитивную в целом картину, как говорят эксперты, портит растущая инфляция. Как говорится в отчете Счетной палаты, в июне нынешнего года ее значения достигли пятилетнего максимума — 6,5% в годовом выражении. «Подобное ускорение инфляции не было заложено в прогнозные расчеты, использовавшиеся при формировании федерального бюджета (3,7%) и не ожидалось экспертами», — отмечают авторы отчета.

Перспективные сценарии

По словам Дмитрия Куликова, данные второго квартала задают достаточно высокую планку для второй половины года: «Если бы на протяжении третьего и четвертого квартала экономика просто работала на уровне своего потенциала, то в 2021 году мы бы увидели реальный прирост ВВП выше 5%. Но из-за остаточных циклических эффектов по итогам года эти цифры будут ближе к 4%».

Максим Бирюков считает, что перспективы российской экономики по набору основных макроэкономических показателей сейчас выглядят весьма привлекательно: «Страна достойно прошла шоки пандемии, экономика вернулась к росту, золотовалютные запасы и показатели национального долга находятся на очень комфортных уровнях. Уровень безработицы практически вернулся к докризисным показателям». По опубликованным в начале сентября данным Росстата, уровень безработицы в России опустился ниже докризисных значений и достиг отметки 4,5%.

Григорий Чепков в свою очередь полагает, что поддержку экономике будут оказывать исключительно фундаментальные факторы: «Но их потенциал, на наш взгляд, будет достаточно ограничен». Михаил Куликов считает, что в сентябре—октябре восстановительный рост продолжится в социальной сфере и добывающей промышленности, тогда как на туристическом рынке подобного ожидать сложнее.

По словам главы отдела макроэкономического анализа Saxo Bank Кристофера Дембика, российскую экономику ждет замедление во втором полугодии, поскольку потребительская активность, которая в основном была обусловлена избыточными сбережениями, начнет снижаться. «Такая ситуация уже наблюдалось в ряде стран и, скорее всего, произойдет в России. Кроме того, я думаю, что снижение спроса на кредиты, связанное с более высокими процентными ставками, окажет непосредственное негативное влияние на активность», — прогнозирует Кристофер Дембик. Также, по его словам, под угрозу окончательное восстановление экономики может поставить пандемический фактор, новые доминирующие штаммы, если Россия серьезно не ускорит процесс вакцинации, особенно в крупных экономических центрах.

Напомним, что в июле Минэкономразвития пересмотрело прогноз роста российского ВВП к концу года до 3,8% вместо ожидавшихся ранее 2,9%. Собеседники РБК+ оказались более сдержанными в своих оценках. В частности, Григорий Чепков предполагает, что до конца года рост экономики будет умеренным и вряд ли существенно превысит отметку в 3%. С ним соглашается Кристофер Дембик: «Учитывая совокупность рисков, я понижу свой прогноз ВВП в этом году с 3,4 до 3,1%».

Автор
Петр Алексеев


ТЕРРИТОРИЯ РАЗВИТИЯ
Партнеры проекта: АО «СМП Банк», АО «РНГ», АО «Газпромбанк Лизинг».

От первого лица «Рынок сегодня нужно брать сервисом»
Содержание
Закрыть