«Цифровой завод на треть сокращает затраты на новые проекты»
Материалы выпуска
Состав со скоростью 5G Решения Пункты назначения Инновации «Основная задача — создавать энергоэффективные и экологичные локомотивы» Рынок «Цифровой завод на треть сокращает затраты на новые проекты» Компетенция На мультимодальной платформе Инновации
Компетенция
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Цифровой завод на треть сокращает затраты на новые проекты»

Каким запросам должна соответствовать современная железнодорожная техника, РБК+ объяснил первый заместитель гендиректора компании «Синара — Транспортные машины» (СТМ) Яков Коп.
Фото: Валерия Яковлева для РБК

— Инноваций какого типа сегодня ждет рынок отечественных железнодорожных перевозок?

— Слово «инновации» можно понимать по-разному. На мой взгляд, инновационная техника — это коммерциализированные исследования и разработки. В первую очередь инноваций ждут люди. Им нужны совершенно другие скорости перевозок и другой уровень комфорта в обслуживании, эксплуатации техники. Многие смогли оценить более совершенные условия железнодорожных перевозок, которые существуют, например, в Европе. Россия очень большая, по ней надо перемещаться с очень большой скоростью. Это позволит соединить наши регионы, быстро доводить решения до реализации, менять наше мобильное и производственное пространство.

Сейчас в стране формируется новая производственная среда, возникают новые центры притяжения. Трудовые ресурсы тоже должны перемещаться удобным и более или менее дешевым способом. Появился запрос на быструю и очень безопасную технику. Многие люди стали ездить в Петербург на «Сапсанах». Почему? Потому что прибываешь точно вовремя, контролируешь свое расписание.

Система Mobility — «бесшовная» система перемещения — является ключевым запросом на сегодня. Это общая задача всей страны, и РЖД — ключевой агрегатор и драйвер этого процесса, отвечающий за реализацию проекта в целом. Мы, в свою очередь, делаем технику — сложную технику, которая должна обладать повышенной надежностью, чтобы все, в том числе работники железной дороги, чувствовали себя комфортно и безопасно.

Всегда существовал запрос на компетенции. Раньше люди перемещались туда, где для них создавали условия, строили квартиры. Сейчас таким стимулом выступают скорость и удобство перевозок. Мы сегодня должны сделать более совершенные локомотивы, другие вагоны сопровождения, в которых ремонтные бригады будут без каких-либо неудобств находиться не один час, не два, а сутками.

— Где могут появиться новые центры притяжения?

— Во всех крупных городах: Екатеринбург, Омск, Новосибирск, Красноярск, Иркутск, Томск вместе с Северском. Вокруг них много людей, которые живут на достаточно недалеком расстоянии. Все крупные города имеют шанс на создание хорошей агломерации. Вспомним, как это происходило исторически. Большая дорога, Транссибирская магистраль, сформировала вдоль себя многочисленные производства — на 50 км, 100 км от городов и совсем рядом с ними. Получилась такая колея, вдоль которой выстроилась промышленность.

— В каком направлении развивается стратегическое партнерство с РЖД?

— У нас создан совместный инжиниринговый центр. Одно из очень интересных направлений работы — двухэтажные поезда. Другое важное направление — создание высокоскоростных магистралей по направлению Центр — Юг. Люди хотят быстро добираться на курорты с семьями, детьми. Самолет в этом отношении может стать одним из самых дорогих средств передвижения. А кроме того, до аэропорта нужно еще добраться, решить вопросы питания и комфорта, взаимодействия расписаний. А когда ты приезжаешь на вокзал прибытия, тебе точно понятно, каким автобусом ты поедешь дальше. Можно рассчитать весь свой путь практически до минуты. Повышение комфорта и скорости пассажирских перевозок на железной дороге — это альтернатива завтрашнего дня.

У железнодорожного транспорта в наше время редко бывают сбои. Это преимущество и лежит в основе программы «Умный город». Стоит задача обеспечить абсолютно бесшовную мобильность: когда я вышел из дома и точно знаю, где и во сколько окажусь, могу точно смоделировать весь свой путь на разных видах транспорта.

Для нас это означает определенные целевые показатели надежности локомотивов и другой техники, которые не позволяют нарушать графики. Кроме того, возникает большой вопрос содержания инфраструктуры. Отдельное направление развития нашего сотрудничества с РЖД — это инженерные сети, ремонт, содержание, чистка путей. Качество фрезерования, шлифования путей сильно влияет на комфорт передвижения. А при движении скоростного поезда пассажир не должен чувствовать никакого покачивания. Состояние железнодорожных путей требует постоянного поддержания на должном уровне.

И наконец, необходимы совершенно другие скорости. Мир сегодня отрабатывает 300, 400, 500 км/ч, и наша техника тоже должна к этому стремиться. Китай, Европа, США — все экспериментируют с различными способами быстрого перемещения без пробок и без конфликтов. Конечно, мы ориентируемся на передовые практики зарубежных стран.

Сейчас идет наполнение нашего инжинирингового центра, решение кадровых вопросов. Мы, со своей стороны, реализуем технические задачи — переход на следующий уровень развития технологий с использованием всей нашей академической среды, всех наших знаний. В этом процессе будут участвовать многие отрасли — металлургия, нефтегазовая отрасль, строительство. При условии обеспечения финансирования поставленные задачи могут решаться достаточно быстро.

— Как устроен цифровой холдинг СТМ? И что такое цифровой двойник, цифровой локомотив и цифровой завод?

— Есть такой термин — доверенная среда. Она позволяет проследить весь производственный процесс от планирования, перемещения грузов до получения компонентов и изготовления локомотива. Цифровой двойник — это копия реального объекта в электронном виде. Он позволяет опробовать как можно больше решений без использования бумаги и металла, а значит, на годы ускорить появление образцов, выпуск новой техники. Цифровой двойник производства дает возможность понять, что можно выпустить на данном оборудовании, что надо докупить или изменить. Производство происходит как бы в виртуальной реальности. Это и есть виртуальный завод, когда мы можем точно прогнозировать и моделировать свое поведение в производственном потоке. Такой подход обеспечивает реальное сокращение затрат на создание новой техники — примерно на 30%. Только в этом году мы покажем несколько видов новой техники, и один из них — газотепловоз ТЭМГ1 — очень интересный, предполагающий использование природного сжиженного газа вместо дизельного топлива. Эта технология сегодня вызывает интерес, особенно в северных широтах.

— Каков предел цифровизации для холдинга?

— Цифровизация никогда не останавливается. Вначале возникает обычное производство, потом цифровой бизнес, затем он переходит на следующий уровень — становится экосистемой. Чем больше данных, тем больше обработки и больше интересных решений. Появляются поезда и локомотивы-беспилотники. В отрасли сейчас идет очень много изменений, и их будет еще больше. «Цифра» очень сильно преобразует все отрасли экономики, одну за другой.

— Насколько может увеличиться протяженность высокоскоростных магистралей (ВСМ) в России?

— Все крупные агломерации страны должны быть охвачены взаимодействием. Это действительно очень большая работа государственного масштаба. На решение этой задачи нацелено и наше совместное сотрудничество с ВЭБом. На горизонте 50 лет в нашей стране могут быть построены около 25 тыс. км ВСМ — за счет создания новых путей и модернизации существующих.