Неровный строй
Материалы выпуска
Нацпроекты настроят заново Решения «Финансовая устойчивость — главное условие участия в концессиях» Инструменты Неровный строй Решения «Половину прибыли банка сегодня дает региональная сеть» Инструменты Инфраструктурные проекты проверят на устойчивость Инструменты «Сложный продукт — это всегда драйв для производства» Компетенция
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Неровный строй

Разрыв между уровнем развития российских регионов становится все больше: поток инвестиций стремится в направлении наиболее успешных территорий, а слабые продолжают беднеть. Как преодолеть неравенство?
Фото: Павел Львов/РИА Новости

На фоне замедления в 2019 году экономического роста в России усилилось неравенство социально-экономического развития регионов. Растет территориальная поляризация, особенно в зарплате, инвестициях и доходах бюджетов, говорится в «Мониторинге социально-экономического положения и самочувствия населения» Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.

«Продолжается концентрация инвестиций в регионах с максимальными конкурентными преимуществами — агломерационными и сырьевыми», — отмечают в РАНХиГС.

Среди территорий со значительным объемом инвестиций лидируют Ямало-Ненецкий АО (рост на 23%), Москва и Московская область (на 19–20%). По итогам первого полугодия на российскую столицу пришлось более 14% всех инвестиций в стране, вместе с Московской областью — почти 20%, а доля Тюменской области с автономными округами составила 14%.

На 13% выросли инвестиции в Сибирском федеральном округе, но в целом на долю Сибири приходится лишь 10% всех инвестиций в стране. А в половине российских регионов объем инвестиций сокращался. Спад обусловлен в том числе завершением на отдельных территориях крупных инвестпроектов. Например, окончание строительства Крымского моста привело к снижению инвестиций в Республике Крым на 40%, в Краснодарском крае — на 30%.

Пространственный отрыв

Москва все сильнее отрывается от остальных регионов, отмечают авторы мониторинга, подготовленного РАНХиГС совместно с Институтом экономической политики имени Е.Т. Гайдара. «Богатые регионы стали еще богаче» — так озаглавлен раздел аналитического документа за авторством эксперта в области социально-экономического развития регионов Натальи Зубаревич.

«По сравнению с большинством несеверных регионов московские зарплаты выше в три-четыре. Этот разрыв — важнейший стимул массовой миграции в столичную агломерацию, и в последние годы он усиливался», — отмечают аналитики РАНХиГС.

Пространственное неравенство, сосредоточение экономической деятельности в производительных городах, — явление, свойственное как для развивающихся, так и для развитых стран, отмечают аналитики группы Всемирного банка (ВБ). Резкий рост регионального неравенства в периоды быстрого экономического роста наблюдался в Таиланде, Вьетнаме и Индонезии, а также в Польше, отмечают авторы доклада ВБ «Преодоление пространственного неравенства» (2018). «Однако в России выше уровень пространственного неравенства, чем в большинстве сопоставимых экономик», — отмечают авторы исследования. Речь идет о неравенстве регионов по ряду макро— и микроэкономических показателей — от разницы в валовом региональном продукте (ВРП) на душу населения до разницы в доступе домохозяйств к услугам.

ВРП на душу населения в российских регионах, по данным Всемирного банка, различается в 17 раз: «В Сахалинской области он сопоставим с уровнем Сингапура, а в Республике Ингушетия — ближе к уровню Гондураса». Уровень бедности в нашей стране варьирует от менее чем 10% в богатых ресурсами Татарстане и крупных мегаполисах Москве и Санкт-Петербурге до почти 40% в наиболее бедных регионах Северного Кавказа, Сибири и Дальнего Востока, отмечают в ВБ.

В целом по итогам 2019 года более половины (51,3%) общего объема ВРП пришлось всего на девять регионов — Москву и Санкт-Петербург, Московскую и Свердловскую области, Ханты-Мансийский автономный округ и Ямало-Ненецкий автономный округ, Краснодарский и Красноярский края, Республику Татарстан. Такие данные приводит Минэкономразвития РФ в «Прогнозе социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2024 года». В структуре ВРП этих регионов преобладают торговля, добыча нефти и газа, обрабатывающие производства, в том числе наукоемкие отрасли и высокотехнологичные производства, металлургия, машиностроение.

К 2024 году вклад этих регионов в общий ВРП увеличится еще на 0,5%.

Индивидуальный подход

Для слабых регионов Минэкономразвития РФ предложило разрабатывать индивидуальные программы по ускорению социально-экономического развития. «На данный момент подготовлены и внесены в правительство на утверждение индивидуальные программы для десяти регионов», — заявили РБК+ в пресс-службе ведомства. Примечательно, что все эти территории занимают низшие строчки в рейтинге социально-экономического положения субъектов РФ по итогам 2018 года «РИА Рейтинг»: Тува (85-е место в рейтинге), Республика Алтай (83-е), Калмыкия (79-е), Северная Осетия — Алания (78-е), Курганская (76-е) и Псковская (71-е) области, Марий Эл (73-е), Карелия (68-е), Адыгея (67-е), Чувашская Республика (55-е) и Алтайский край (46-е).

В Минэкономразвития РФ подсчитали, что предложенные в январском послании президента Федеральному собранию меры, направленные на снижение уровня бедности, рост доходов населения и стимулирование инвестиций в реальный сектор экономики, позволят восстановить доходы нуждающихся семей и поддержать потребительский спрос. А поддержка использования налогового вычета для инвестирующих компаний — активизировать инвестиционную активность.

Ключевым фактором развития экономики регионов остается объем инвестиций, отмечают в Минэкономразвития РФ. Для стимулирования регионов к бюджетным инвестициям в объекты инфраструктуры, способствующие росту их экономического потенциала, законом о федеральном бюджете на 2020 год предусмотрено продление периода погашения реструктурированной задолженности по бюджетным кредитам. Кроме того, ведомство прорабатывает механизм применения регионами инвестиционного налогового вычета и компенсации связанных с ним выпадающих доходов, рассказали в пресс-службе Минэкономразвития РФ.

Человеческий фактор

Положение территорий с низким уровнем социально-экономического благосостояния, по мнению гендиректора Института региональных проблем Дмитрия Журавлева, действительно в какой-то мере результат исторического наследия: «В Марий Эл, например, в советское время была развита электронная промышленность, которая в 1990-е годы развалилась». Но общая причина неблагополучия слабых регионов — отсутствие инвестиций и неумение местных властей привлекать инвесторов и работать с ними, считает Дмитрий Журавлев: «Парадокс российской экономики в том, что специалисты по привлечению инвестиций есть в тех областях, где инвестиции не нужны, потому что там и так с деньгами неплохо, а туда, где денег нет, специалисты не приходят».

Способствовать появлению таких кадров в регионах, по мнению Дмитрия Журавлева, будет в том числе персональная ответственность губернаторов: «Необходимы изменение налоговой системы, которое бы дало регионам материальную базу для развития, и жесткое усиление государственного и общественного контроля за главами регионов».

Уровень человеческого капитала и наличие физической инфраструктуры — ключевые факторы для роста инвестиций в регионах, отмечает профессор, руководитель департамента социологии НИУ ВШЭ Александр Чепуренко. Однако пока, по его словам, население только «вымывается» из слабых в более сильные регионы, из села — в города, из малых городов — в крупные центры. «Чтобы не усиливать этот отток, реализация проектов по созданию физической инфраструктуры (дорог в первую очередь) должна идти комплексно и синхронно с другими мерами по подъему периферии», — говорит Александр Чепуренко. В частности, эксперт называет планы правительства по развитию магистральной транспортной инфраструктуры. По его мнению, нужно развивать межрегиональное сотрудничество — за счет совместного брендинга регионов, формирования межрегиональных инжиниринговых центров и промышленных кластеров.

Однако для таких межрегиональных взаимодействий нужна четкая мотивация, полагает Дмитрий Журавлев: «Сильные регионы пока не видят надобности в слабых».