Мобильные технологии и сети 5G взорвут рынок онлайн-образования
Материалы выпуска
Мобильные технологии и сети 5G взорвут рынок онлайн-образования Рынок «На онлайн-курсы, рассчитанные на взрослых, записываются 11-15-летние» Компетенция «В онлайн-обучении главное — люди и только потом — технологии» Компетенция На самоизоляции люди учатся в надежде продвинуться по карьерной лестнице Рынок «Наличие экосистемы отличает высшее образование онлайн от онлайн-курсов» Решения
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Мобильные технологии и сети 5G взорвут рынок онлайн-образования

К 2023 году цифровая часть рынка образовательной индустрии обещает преодолеть отметку $240 млрд.
Фото: Getty Images Russia

Доля онлайна в мировом рынке образования ($5 трлн в 2019 году), по данным Всемирной федерации профсоюзов учителей Education International, составляет около 3%, или $165 млрд. К 2023 году цифровая часть индустрии обещает преодолеть отметку $240 млрд, прибавляя более чем по 5% в год, прогнозируют в международной Global Market Insights. В развитых странах последнее время активно шел процесс перевода большей части занятий в онлайн-формат с использованием MOOC-платформ — массовых открытых онлайн-курсов с применением интерактивных технологий и доступом через интернет, говорит директор департамента развития сервисов в регионах компании «Софтлайн» Антон Рязанов.

В России этот формат в виде платформ и МООC-площадок набирает обороты с 2012 года, с 2016-го началось активное развитие всего EdTech. Наш рынок не отстает от мирового, говорит заместитель руководителя Центра компетенций НТИ на базе «Сколтеха» по беспроводной связи и интернету вещей Андрей Сомов: «У нас те же тренды: развитие искусственного интеллекта (AI), AR/VR-технологий, микрообучение». Оценки объема российского рынка онлайн-образования разнятся, отмечает Андрей Сомов, но эксперты сходятся в том, что ежегодно он в среднем растет на 20%.

Согласно прогнозам, сделанным в исследовании российского рынка онлайн-образования и образовательных технологий группой «Нетология» в 2016 году, к 2021-му объем рынка должен был достичь 2 трлн руб., а проникновение онлайн-технологий в российское образование — увеличиться с 1,1 до 2,6%.

В этом году онлайн-образование войдет в топ-5 приоритетных направлений для государства, инвесторов и стартапов, уверен Антон Рязанов.

Вирусное ускорение

Из-за пандемии коронавируса COVID-19 были временно закрыты все образовательные учреждения в 191 стране мира. Беспрецедентные масштабы принятых мер, по данным ЮНЕСКО, затронули 90% учащихся в мире, или более 1,5 млрд человек. При этом более 800 млн учащихся на планете не имеют домашнего компьютера, у более 700 млн нет доступа к интернету, еще 56 млн живут на территориях, где нет покрытия мобильных сетей 3G/4G. Например, лишь 61,3% школ в мире, по данным ЮНЕСКО, имеют доступ к интернету для образовательных целей. Лучше всего обеспечены цифровыми технологиями учебные заведения в странах Северной Америки и Европы (97,7%), Океании (92%), Восточной и Юго-Восточной Азии (85,6%).

Все российские учебные заведения тоже заканчивали учебный год онлайн и столкнулись с серьезными проблемами при массовом переходе в дистанционные форматы. Информационная инфраструктура многих вузов страны, например, оказалась неготовой к переходу учебного процесса в онлайн. Об этом в ходе видеотрансляции, которую вел РБК, заявил министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков: «Сыграло роль несовершенство национальных цифровых платформ и сервисов организации образовательной деятельности в дистанционном формате». 900 открытых курсов ресурса «Современная цифровая образовательная среда» просто не смогли закрыть потребность вузов в образовательном онлайн-контенте, обеспечив лишь 7% необходимого.

Еще хуже ситуация в общеобразовательных школах, говорит Андрей Сомов: «В ход пошло все, включая мессенджеры и даже сканы школьных учебников, и это стали называть дистанционным обучением». По его словам, проблемы возникли не только с использованием самих онлайн-технологий. Просто некоторые регионы страны до сих пор имеют ограниченный доступ к интернету.

В целом, по словам Андрея Сомова, системе школьного образования во время пандемии удалось справиться с задачей, «но нельзя жить и обучать детей в состоянии постоянного аврала». Телекоммуникации являются ключевой инфраструктурой, и пандемия об этом напомнила: пришло время целенаправленного развития дистанционного образования. Школам недостаточно только электронных дневников или контентных платформ для учителей. Ниша общего среднего образования имеет большой потенциал для роста, поддерживаемый положительным демографическим трендом среди населения в возрасте 7–17 лет.

Согласно планам нацпроекта «Образование», современные цифровые технологии должны быть к 2024 году внедрены в программы 25% общеобразовательных организаций 75 регионов страны для как минимум 500 тыс. детей. К этому же времени планировалось обеспечить все городские образовательные организации интернетом со скоростью соединения не менее 100 Мб/с, а сельские — 50 Мб/с, создать сеть центров цифрового образования для не менее 136 тыс. детей в год. Общий бюджет на создание цифровой образовательной среды составил более 79,8 млрд руб. Очевидно, что процесс этот необходимо будет ускорить.

По прогнозам «Нетологии», школьное образование к 2030 году будет составлять до 55% рынка онлайн-обучения. Стимулировать онлайн-переход могут также частные общеобразовательные заведения, которые задолго до государства начали внедрять дистанционное образование, чтобы дать возможность ребенку обучаться в комфортных домашних условиях и в любое время. Однако пока доля частных школ в России составляет лишь около 2% общего числа общеобразовательных учреждений (данные Аналитического центра при правительстве РФ за 2017 год).

Низкая база

Вузам также предстоит расширить онлайн-инфраструктуру или создать ее с нуля, выбрать поставщиков услуг систем дистанционного обучения, интегрировать эти системы с другими ИТ-сервисами, обеспечить безопасность студентов и сотрудников при организации учебного процесса в условиях пандемии, говорит Антон Рязанов. На рынке ИТ-услуг в образовании можно ожидать роста спроса на соответствующие решения, считает он. Кроме того, потребуется научиться оценивать и формировать определенную систему доверия в дистанционном формате при сдаче итоговых государственных экзаменов, защите диссертаций, поступлении абитуриентов.

Легче тем университетам, у которых была создана хоть какая-то инфраструктура для осуществления дистанционного обучения, говорит директор Центра открытого образования Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого (СПбПУ) Светлана Калмыкова. Речь в первую очередь об информационных системах, обеспечивающих организацию образовательного процесса: электронное расписание учебных занятий, личный кабинет студента и преподавателя и т.д. Необходимы также системы управления имеющимся учебным контентом. В большинстве вузов, в том числе в СПбПУ, используется система LMS Moodle. Более продвинутые вузы выручали коллег: сейчас на онлайн-курсах политехнического университета на бесплатной основе обучаются более 40 тыс. студентов сторонних вузов. Для этого пришлось срочно добавлять место на дисках, расширять пространство для хранения, говорит Светлана Калмыкова. Что касается защиты выпускных квалификационных работ в дистанционном формате, то эта работа связана с довольно длительным хранением больших объемов информации. Например, работы по инженерным специальностям содержат большое число чертежей, графиков, рисунков и занимают очень много места.

Инфраструктура справляется, но в любом случае требуются дополнительные ресурсы для хранения, отмечает Светлана Калмыкова: «Мы увеличили объем видеохостинга: раньше использовали его для хранения видео наших онлайн-курсов, теперь там же хранятся все записи промежуточных и итоговых аттестаций».

Мобильная помощь

Зарубежный опыт показывает, что мощный импульс развитию онлайн-образования дает переход на мобильные технологии, которые в ближайшее время станут наиболее распространенными способами массовой доставки образовательного контента, считает руководитель Центра инновационных решений в образовании Академии бизнеса EY Наталья Сокова. Согласно глобальному отчету Digital 2020 креативного агентства We are Social и электронной платформы Hootsuite, более 5,19 млрд человек пользуются мобильными телефонами — прирост на 124 млн (2,4%) за последний год. Электронное обучение при этом выходит за рамки монотонного усвоения материала и реализуется через сотрудничество, обмен опытом, социальное взаимодействие, подчеркивает Наталья Сокова: «Участие в образовательных марафонах и переход на новые образовательные уровни — все это уже сегодня доступно на мобильных платформах и нашло быстрое распространение за счет простоты подключения и использования». Сервисы Duolingo, Lingua.ly и Voxy, предназначенные для изучения иностранных языков, успешно используют мобильные телефоны в образовательных целях, отмечает Наталья Сокова.

Развитие рынка дистанционного образования во многом будет зависеть от технологий связи, говорит Андрей Сомов: «Развитием технологий 5G занимается Центр компетенций в Сколково, скоро начнется их прикладное тестирование, в том числе для задач образования».

Мотивация ботом

Для использования VR/AR-симуляторов, необходимых для вовлечения в процесс дополнительного обучения на производствах, также необходимы сети беспроводной связи пятого поколения, со сверхмалыми гарантированными задержками сигнала и высокой пропускной способностью, говорит Андрей Сомов: «Для качественной картинки в VR нужна передача двух потоков c частотой кадра 50–60 к/с и разрешением не хуже 4K. Такие параметры смогут обеспечить надежную доставку контента в режиме реального времени».

Организации дополнительного профессионального образования (ДПО), по его словам, в поиске новых решений: переходят, например, от видеолекций и вебинаров к микрообучению с помощью чат-ботов.

Дело в том, что ДПО столкнулось с проблемой мотивации, отмечает Андрей Сомов: «В апреле, когда в интернете появился большой объем бесплатного образовательного контента, люди стали активно его потреблять. Но постепенно интерес к онлайн-обучению стал падать». Из-за удаленки стерлись границы между работой и отдыхом. Люди просто устали 24/7 находиться за компьютером или другим гаджетом.

До пандемии одним из мотивов получить дополнительное офлайн-образование была возможность нетворкинга, то есть социального взаимодействия с другими участниками курсов. В онлайне познакомиться и завязать полезные для бизнеса контакты оказалось гораздо сложнее.