«Умение получать ценность из данных — суперкритическое качество бизнеса»
Материалы выпуска
Соцсети наращивают клиентуру Рынок Пандемия ускорила цифровизацию бизнеса Инструменты «Умение получать ценность из данных — суперкритическое качество бизнеса» Компетенция «Работа тоже переместилась в мобильный телефон» Инструменты «ИИ станет нашим персональным наставником на протяжении всей жизни» Инновации «Конвергенция технологий создаст совершенно новую цифровую среду» Рынок
Компетенция
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Умение получать ценность из данных — суперкритическое качество бизнеса»

Как пандемия повлияет на уровень цифровизации бизнеса в России, РБК+ рассказал генеральный директор «SAS Россия и СНГ» Александр Тихонов.
Фото: пресс-служба

— Как вы оцениваете уровень цифровизации бизнеса в России?

— Согласно последним отчетам авторитетных исследовательских агентств, в ряде индустрий Россия входит в топ-10 стран по цифровизации бизнеса. При этом разные индустрии в разной степени освоили цифровые технологии, и даже в рамках одной индустрии уровень цифровизации компаний неравномерный. Лидеры банковского сектора практически все бизнес-процессы перевели в электронный формат, а есть банки, которые даже не смогли перейти на удаленный режим работы во время самоизоляции.

Но мир кардинально изменился: компании без цифровизации просто не выживут на рынке. Прямое общение с клиентами и заказчиками снизилось в разы и, к сожалению, продолжит снижаться. Не имея возможности посещать офис компании, большинство клиентов хотят и дальше получать сервис, пользоваться услугами удаленно.

— Это влияние пандемии?

— В том числе. Пандемия сильно повлияла и дальше тоже будет способствовать цифровизации во всех отраслях, причем не только с точки зрения взаимодействия с заказчиками, но и с точки зрения выстраивания бизнес-процессов внутри компании.

Например, цифровизация ретейла в первую очередь ассоциируется с созданием удобного для покупателя интернет-магазина. Но немаловажно оцифровать и процессы внутри так, чтобы товар доставили быстро и качественно. То есть цифровизация должна затронуть не только процессы по сбору заказа, но и логистику.

Или, например, до недавнего времени страховые компании в основном использовали электронные каналы для продажи страхового полиса. Сейчас стало актуально онлайн-обслуживание по этим полисам при наступлении страхового события. Продвинутые страховщики уже обеспечивают своим клиентам возможность заявить о страховом случае в мобильном приложении, удаленно оценивают ущерб и выплачивают возмещение убытков.

— Как ваша компания под влиянием этих трендов перестраивала свою работу?

— Мы очень быстро перешли на удаленку. Просто забрали ноутбуки и стали поддерживать заказчиков дистанционно. Инфраструктура для этого уже была.

Крупные мероприятия мы тоже перенесли в онлайн. Например, осенью у SAS традиционно проходит европейский форум по аналитике, на который приезжают несколько тысяч участников. В этом году вместо него в ноябре будет проходить виртуальный форум Beyond Tomorrow. Там акцент будет на новых задачах бизнеса и новой роли аналитики данных в происходящей трансформации.

— Какую роль анализ данных играет в цифровой трансформации бизнеса?

— Умение получать ценность из данных является суперкритическим качеством современной компании. Сам факт обладания данными не дает никакой пользы. Но возможность их проанализировать и спрогнозировать те или иные события дает неоспоримые преимущества.

Используя данные, компании могут получить дополнительную ценность, то есть увеличить прибыль, снизить расходы, ускорить процессы и т.д. Например, одно из основных направлений применения наших технологий — маркетинговые кампании. Банки, страховые компании, ретейлеры или любой другой бизнес, имея необходимую информацию о множестве своих заказчиков, могут предложить полезный именно конкретному клиенту продукт, который тот купит с максимальной вероятностью. Кроме того, персонализация предложения повышает лояльность клиента: он видит, что о его потребностях позаботились.

Другим популярным направлением нашей работы является анализ мошеннических схем и борьба с разными видами мошенничества. Очень актуально, учитывая, что в кризисные годы, как сейчас, это становится большой проблемой.

— В каких отраслях вы видите потенциал для применения аналитики данных?

— Традиционно SAS используется в финансовом секторе, банках и страховых компаниях. В России практически все банки из топ-50 в том или ином виде применяют наши решения. Девять из десяти ведущих страховых компаний также являются нашими клиентами.

Однако мы активно развиваем бизнес и в других отраслях. Например, ретейл и телекоммуникационный сектор могут извлекать большую пользу из данных. Кроме того, наши решения используются в сельском хозяйстве. Анализируя характеристики земель, данные о погоде, всхожести, можно, например, спрогнозировать урожайность, оценить потребность в удобрениях, спланировать загрузку техники.

Потенциал использования данных есть в промышленности. Современное оборудование помимо выполнения основных функций создает огромные объемы данных. Анализируя их, можно спрогнозировать, когда необходимо делать ремонт или изменить режим эксплуатации и тем самым сократить расходы на обслуживание.

— Насколько технологии искусственного интеллекта (ИИ) продвинулись в решении бизнес-задач?

— Просто факт: нейросеть намного точнее, чем линейная регрессия. Это значит, что при анализе компания может принимать во внимание более сложные и неочевидные корреляции и взаимосвязи. Как результат, точность прогнозов и надежность выводов будет выше. Но интерпретировать ИИ-модели — например, регулятору объяснить, какой показатель как получен, — очень сложно. Другая сложность — как встроить ИИ-модель в бизнес-процесс. Для нас ИИ-технологии являются приоритетом, и для решения этих задач, связанных с интерпретацией и развертыванием моделей, в рамках платформы SAS Viya есть специальные инструменты.

А если говорить о бизнес-задачах, то они очень разнообразные. Мы помогали банку ВТБ, Почта Банку и другим построить системы противодействия мошенничеству с применением ИИ-моделей. В ВСК машинное обучение является частью предстрахового скоринга. У нас даже есть кейсы, когда с помощью компьютерного зрения ведется мониторинг состояния животных на свинофермах и контролируется качество фанеры на деревообрабатывающем комбинате.

— Вынужденная удаленка показала важность наличия у сотрудников, например, навыка работы с системами видеоконференций. Насколько сложно поддерживать корпоративную культуру распределенных команд?

— Навыка общаться через видеоконференцию — не перебивать, дослушать, общаться с десятком человек в жестких временных рамках — у большинства людей действительно не было. Культура работы на удаленном режиме только развивается, и лишь сейчас люди более или менее адаптировались к новым условиям взаимодействия.

Количество работы на удаленке, вопреки ожиданиям менеджмента, сильно увеличилось: люди стали работать больше и дольше. Возросли риски профессионального и эмоционального выгорания. На мой взгляд, научиться эффективно работать удаленно — следующий важный для нас всех шаг.

Понимая, в какой ситуации оказались сотрудники, мы во время самоизоляции запустили для них ряд удаленных активностей: проводили детские онлайн-мероприятия для разных возрастов два-три раза в неделю, для взрослых — корпоративные игры и онлайн-уроки по пилатесу.

В SAS в целом высокоорганизованная корпоративная культура, позволяющая компании, с одной стороны, достигать результатов, а с другой — быть очень ориентированной на людей. Наша культура в принципе в ИТ-сообществе считается эталоном, ее изучают в «Сколково» и во многих университетах мира. Сохранить наши принципы работы с командой в дистанционном режиме стоит достаточно серьезных усилий. Потому что личное общение невозможно восполнить удаленно. Недавно мы провели новый опрос сотрудников по всему миру, включая Россию, и очень ждем его результатов. Нам очень интересно сравнить результаты. В прошлом году 90% сотрудников сказали, что гордятся работой здесь. Это высокая планка.