Компетенция ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

«Адаптация бизнеса к новым условиям превратилась в постоянный процесс»

Фото: пресс-служба
Фото: пресс-служба
О том, как банки взаимодействуют с бизнесом в условиях кризиса, РБК+ рассказал заместитель председателя правления Металлинвестбанка Евгений Ельский.

— Как в целом с позиций банковского сектора видится положение дел в российском бизнесе? Сумел ли он адаптироваться к коронакризису?

— Наиболее тяжелый период, когда многие компании просто не могли работать и теряли объемы бизнеса, рынки сбыта, уже пройден. Сейчас идет восстановление. Если в прошлом году многие наши клиенты не понимали, что им делать дальше, не видели перспектив от инвестиций в развитие, то сейчас ситуация иная. У нас, например, на текущий момент очень высокая нагрузка на кредитные блоки в корпоративном бизнесе. Компании активно кредитуются, пользуясь как уже открытыми лимитами, так и запрашивая дополнительные, на новые проекты. В этом году к концу мая мы уже смогли выполнить годовые планы по приросту кредитного портфеля. Но останавливаться не собираемся — планы были увеличены.

Однако в целом адаптация российского бизнеса к новым условиям все еще продолжается. Можно сказать, что на фоне существующей сейчас неопределенности она превращается в постоянный процесс. Стоит при этом заметить, для определенных направлений бизнеса пандемия создала благоприятные условия для развития. Речь в первую очередь об ИТ-секторе, который благодаря тренду на ускорение цифровизации в большинстве случаев смог серьезно нарастить объемы, расширить географию присутствия, открыть новые направления.

Или в прошлом году мы, к примеру, очень боялись за автобизнес, который, казалось, был на грани обвала. А сейчас видим, что продажи автомобилей с начала 2021 года растут рекордными темпами. В результате многие наши партнеры из автобизнеса досрочно погасили кредиты и сейчас не нуждаются в заемных средствах.

Вообще, наши клиенты переживают кризис достаточно стойко. Во многом это объясняется тем, что традиционно Металлинвестбанк работал с крупным и средним бизнесом, который более устойчив к различным экономическим невзгодам. Хотя, замечу, активное внедрение цифровых технологий позволило нам включить в модель кредитования также и малый бизнес. И сейчас у банка очень высокая степень диверсификации портфеля, мы никогда не концентрировались на какой-то одной отрасли или каком-то одном направлении кредитования.

Поэтому можно сказать, что и банк, и наши клиенты прошли 2020 год и первое полугодие 2021-го очень неплохо. Просрочка по кредитам на фоне пандемии практически не отклонялась от обычных плановых показателей. Где-то мы, конечно, пересмотрели рисковую политику, стали чуть жестче оценивать бизнес, но в целом кардинально менять ничего не пришлось. У нас достаточно высокими темпами продолжает расти ипотека, расширяется корпоративный блок. Есть небольшая просадка по гарантийному бизнесу, но это текущая тенденция, характерная для всего банковского рынка. Но и там, по нашим прогнозам, в июле-августе начнется рост.

— А банк помогает клиентам в трудные времена?

— Конечно. Мы предоставляли кредитные каникулы предприятиям из наиболее пострадавших отраслей, давали отсрочки по процентам, по телу кредита. Где-то нам приходилось также снижать процентную нагрузку, потому что мы понимали, что маржинальность бизнеса сильно упала, и в некоторых случаях реструктуризация кредита становилась вопросом выживания компании. А мы все-таки хотим, чтобы все наши клиенты продолжали работать на рынке как можно дольше, и желательно — работать именно с нами. Поэтому мы пытались максимально сохранять партнерские отношения в этот период, чтобы поддержать клиентов, возможно, даже пожертвовав какой-то долей нашей прибыли.

Особенно это касается сферы общепита, который из-за пандемии и связанных с ней ограничений пережил, да и продолжает переживать очень непростые времена. Процентная ставка для многих наших клиентов из этой сферы до сих пор очень низкая. Мы периодически проводим с ними консультации, приходим к совместным решениям в части, как им быть дальше, как лучше развивать ту или иную модель бизнеса. Клиенты к нам прислушиваются и многие пока держатся. Надеюсь, что текущие нововведения с QR-кодами не отразятся на отрасли HoReCa слишком негативно.

— Делая послабления для клиентов, банки всегда рискуют столкнуться с регуляторными ограничениями или санкциями. Как в сложившейся ситуации строилось взаимодействие с регулятором?

— Банк России в период пандемии шел на очень большие уступки банкам, поддерживающим бизнес. В отдельных случаях, например, разрешал не резервировать дополнительно кредитные риски для отраслей, пострадавших от локдаунов. У нас с регулятором достаточно плотные рабочие отношения: мы систематически отчитываемся о том, кого и как мы кредитуем, как оцениваем финансовое состояние. Сейчас, в период коронакризиса, регулятор, с одной стороны, еще более пристально смотрит за банками, но с другой — относится ко многим вещам более лояльно, всегда готов оказать помощь.

— А что в условиях так называемой новой нормальности изменилось во взаимоотношениях банков с корпоративными клиентами?

— Главные изменения — это все, что связано с цифровизацией. Как раз именно в период коронакризиса мы включили в наш цифровой банк METIB ряд сервисов для малого и среднего предпринимательства: расчетно-кассовое обслуживание, кредитование, банковские гарантии, факторинг, онлайн-бухгалтерию, эквайринг и пр. Создали мобильное приложение с базовыми функциями для бизнеса: платежами, выписками, выставлением электронных счетов и т.д. Сделали линейку онлайн-услуг для финансовых директоров. Она помогает бизнесу, в том числе малому, правильно распределять денежные потоки, оценивать проекты, которые владелец бизнеса хотел бы реализовать. Этот тот случай, когда искусственный интеллект в достаточной мере заменяет живого специалиста, позволяя существенно снизить издержки.

Также мы совместно с онлайн-ретейлером WildBerries создали сервис по кредитованию его поставщиков, где все процессы происходят в режиме онлайн: запрашивается минимальный пакет документов от потенциального заемщика, буквально в течение получаса принимается решение, все документы заверяются электронно-цифровой подписью, а кредит выдается в течение дня. Речь в основном идет о небольших суммах, но они помогают предпринимателям увеличивать объемы поставок на электронную торговую площадку, расширять ассортимент. Замечу, что без цифровых технологий мы вряд ли пошли бы в этот сегмент, поскольку классическому банку работать с маленькими суммами не очень рентабельно — алгоритм физической оценки кредитным специалистом мелких заемщиков такой же, как и крупных. Но когда все процессы роботизированы, то себестоимость рассмотрения заявок снижается в разы.

— Сегодня многие банки декларируют так называемую вовлеченность в дела своих клиентов, руководствуясь принципом KYC (Know Your Customer — знай своего клиента), некоторые включают в свои линейки опцию консалтинга. Насколько глубоко вы погружаетесь в проблемы клиентов?

— Мы и до коронакризиса проводили достаточно глубокий финансовый и кредитный анализ клиента, организуя встречи с топ-менеджерами и собственниками бизнеса как на начальном этапе сотрудничества, так и на последующих стадиях. И сейчас ничего в принципе не изменилось. Мы всегда смотрим, насколько представители компаний знают и понимают свой бизнес, насколько он им интересен, оцениваем историю бизнеса, текущую ситуацию и планы развития.

Довольно часто по итогам встреч случается, что клиенты пересматривают планы по реализации некоторых идей, поскольку наши кредитные специалисты, которые являются опытнейшими профессионалами в отраслевой и финансовой оценке самых разных компаний, помогают им понять, что проект может оказаться нерентабельным, иметь слишком большой срок окупаемости.

— Специалисты банка могут помочь клиенту оптимизировать бизнес в условиях кризиса?

— По сути, да. Если, скажем, компания обращается с вопросом о реструктуризации кредита, предоставлении кредитных каникул, то мы обязательно обсуждаем с ее менеджментом планы по оптимизации издержек на аренду, на персонал и пр. Например, можем порекомендовать поменять складские помещения на менее дорогие, не запускать новое направление, которое может помешать погашать кредит и в итоге приведет к дефолту и последующему банкротству.

Иногда предприниматель может даже просто прийти к нам с той или иной идеей, — например, он хочет купить офис. Мы с точки зрения банка можем оценить его потребность — насколько этот офис ему действительно необходим, потянет ли его бизнес соответствующую нагрузку.

— Какие планы у вашего банка на ближайшее время?

— У нас есть стратегия на ближайшую пятилетку, которой мы следуем. Главная цель — это развитие, существенный прирост по активам. Сейчас мы входим в топ-50 российских банков по чистым активам, на начало июня 2021 года их объем приблизился к 137 млрд руб., что на 27% больше, чем в начале лета прошлого года.

Плюс, конечно, цифровизация, автоматизация всех бизнес-процессов — это, наверное, ключевая сейчас история, которая дает высокую скорость рассмотрения всех вопросов, скорость реакции на происходящее. А скорость сейчас — это жизненная необходимость. Поэтому мы активно уже второй год развиваем цифровой бизнес.

Конечно, нам довольно сложно конкурировать с ведущими государственными банками, которые сегодня задают тон на российском финансовом рынке. Но мы внимательно следим за тем, что они делают, и стараемся не отставать, хотя бы по отдельным направлениям.

Решения Эффект удаленки: как сегодня чувствует себя малый и средний бизнес
Содержание
Закрыть