Тенденции ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Как российские компании отвечают на вызовы пандемии

Фото: Getty Images Russia
Фото: Getty Images Russia
Технологический процесс меняет традиционные подходы к оптимизации бизнеса: к экономии на аренде недвижимости и персонале добавились автоматизация бизнес-процессов и поиск новых рынков сбыта в онлайне.

Российский бизнес активно перестраивается на фоне пандемии COVID-19. Результаты исследований Института народнохозяйственного прогнозирования РАН показали, что весной этого года поиск новых рынков сбыта вели 39% предприятий, поставщиков — 25%. Около 16% производств запустили модернизацию, 7% начали выпуск новой продукции. Компании переводили каналы снабжения и сбыта в режим онлайн, а персонал отправляли на дистанционную работу, констатируют опрошенные РБК+ эксперты. Трансформация затрагивает операционные модели, организационную структуру, внутренние процессы, каналы продаж, говорит менеджер группы по управлению персоналом и организационными изменениями «Делойт, СНГ» Юлия Шилина. «Более 60% компаний отмечают, что перестройка бизнес-процессов во время пандемии потребовала либо закупки новых инструментов автоматизации и управления, либо разработки собственных», — говорит заведующий кафедрой предпринимательства и логистики РЭУ имени Г.В. Плеханова Дмитрий Завьялов.

По данным исследований международной консалтинговой компании EY и Forbes Insights, в рамках которых в феврале 2021 года были опрошены более 40 руководителей российских компаний, 63% из них готовятся увеличить расходы на трансформацию бизнеса, 73% — отвечать на новые вызовы наращиванием инвестиций в технологии и данные. И лишь 27% планируют сокращать расходы. «Российские компании в текущей ситуации не планируют менять структуру своего бизнеса за счет сделок слияния и поглощения или изменений в управленческом блоке. Они в большей степени готовы инвестировать в новые технологические решения и начинать всестороннюю трансформацию бизнеса, причем без сокращения своих расходов», — комментирует управляющий партнер EY по странам СНГ Александр Ивлев.

Кадровые противоречия

Одним из новых трендов, отличающих текущие процессы оптимизации бизнеса от ситуации прошлых кризисов, директор практики стратегического и операционного консалтинга КПМГ в России и СНГ Алексей Нестеренко считает смещение фокуса с экономии на персонале к заботе о благополучии сотрудников. Коронакризис подчеркнул очевидный, но несколько забытый факт, что в отсутствие рабочих и специалистов работа компании может остановиться — от добычи руды до оказания консалтинговых услуг, говорит эксперт. В таких условиях важно обеспечивать не только рыночный уровень заработной платы, но и заботу о здоровье и состоянии сотрудников. «Например, когда в разгар эпидемии добывающими компаниями были значительно продлены сроки пребывания рабочих на вахте, обеспечение хороших социальных условий стало критично для сохранения уровня мотивации и производительности персонала», — продолжает Алексей Нестеренко.

Существенным стимулом для сохранения занятости в России стали программы финансовой поддержки и льготного кредитования бизнеса. В частности, под защитой программы «ФОТ 2.0», по словам главы Министерства экономического развития РФ Максима Решетникова, в начале этого года находилось почти 5,4 млн рабочих мест. Напомним, «ФОТ 2.0» предусматривала частичное или полное списание кредитов вместе с процентами по ставке 2% годовых при условии сохранения соответственно 80 или 90% штата до апреля 2021 года. Затем программа была продлена («ФОТ 3.0») для предприятий из наиболее пострадавших отраслей, но уже со ставкой 3% и только до 1 июля. Предпринимательское сообщество при этом выступает за ее пролонгацию как минимум до конца года. В частности, об этом на ПМЭФ-2021 говорил глава Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин.

Дмитрий Завьялов замечает, что несмотря на позитивную в целом официальную статистику по занятости (по данным Росстата, уровень безработицы к началу апреля 2021 года составил 5,4% против пиковых 6,4% в августе 2020-го), в ходе частных опросов, проведенных аналитиками РЭУ, около трети руководителей компаний признавались, что были вынуждены либо сокращать персонал, либо урезать заработную плату или отправлять сотрудников в вынужденные отпуска без сохранения выплат. А исследования EY показали, что при ухудшении ситуации более 40% российских компаний готовы провести сокращение персонала в ближайший год. Для сравнения: в ходе аналогичного глобального опроса лишь 12% компаний рассматривали планы по секвестированию кадров.

Еще одним «сокращенным» бизнес-процессом стали командировки, отмечает Дмитрий Завьялов: «По мере закрытия границ многие компании, особенно глобальные корпорации, в которых командировки сотрудников до пандемии были существенной статьей расходов, осознали, что большую часть вопросов можно решать в режиме онлайн-конференций». По оценкам эксперта, на сегодня командировочные расходы бизнеса сократились на 70–90%.

«Цифра» и новые возможности 

Основным способом оптимизации бизнеса эксперты называют цифровизацию и автоматизацию. «Многие процедуры, особенно в планировании, маркетинге, ИТ, управлении персоналом были перенесены в онлайн-пространство», — отмечает Дмитрий Завьялов. В том числе это сделали даже многие производственные компании с традиционными бизнес-моделями, где раньше все строилось на физическом присутствии сотрудников на рабочем месте.

Алексей Нестеренко в свою очередь замечает, что переход в онлайн — это продолжение долгосрочных трендов, связанных с внедрением ИТ-систем, электронного документооборота и цифровых пространств, а не изменения, обусловленные пандемией. Коронакризис только ускорил процесс, развеяв прежнее скептическое отношение большинства бизнесменов к удаленке, говорит он.

Управляющий партнер консалтинговой компании «Метриум» Мария Литинецкая, ссылаясь на опрос руководителей ряда компаний, которые сравнили KPI при работе в офисе и в удаленном доступе, приходит к выводу, что дистанционная занятость часто не только не тормозит, но и развивает бизнес. «Во многих компаниях в корне поменялось отношение к офисной работе. Пандемия показала, что физическое присутствие работника в офисе не является необходимостью, а при правильной организации коммуникаций эффективность работы даже повышается», — подтверждает Дмитрий Завьялов.

Основные статьи расходов для компании при переводе сотрудников в дистанционный режим связаны с модернизацией ИТ-инфраструктуры: закупкой нового оборудования, организацией удаленного подключения, внедрением корпоративных социально-комуникационных сетей, мессенджеров, систем самообслуживания и трекинга заявок, формированием баз данных, систем электронного документооборота и пр., говорят в «Делойт, СНГ». Однако следует учесть, что на момент возникновения ситуации, связанной с пандемией, у многих компаний все это уже было, уточняет Юлия Шилина.

Комбинированная занятость предполагает экономию на рабочих местах, комментирует Мария Литинецкая: «Если подсчитать, во сколько обходится работодателю полноценное функционирование офиса, то эти траты окажутся гораздо выше, чем расходы на организацию дистанционной работы». Конкретные цифры она приводить не берется, ссылаясь на разную стоимость аренды помещений в зависимости от локации и других факторов. Также компании, по словам Марии Литинецкой, экономят на оплате клинеров, охранников, закупке канцелярии, продуктов питания. В свою очередь сами сотрудники, особенно в крупных городах и их агломерациях, могут экономить на отмене транспортных расходов и переходе на домашнее питание до 10–15% личного бюджета, подсчитала эксперт.

В онлайн ушли и продажи, даже в тех сферах, где раньше это было сложно представить, например бытовые услуги или продажа автомобилей. «Практически все слои потребителей, независимо от возраста, мировоззрения и ИТ-опыта, ушли в онлайн», — говорит Дмитрий Завьялов. По его словам, развитие электронной торговли позволило компенсировать последствия локдауна и снижение потребления, при этом закономерным результатом стала оптимизация классических офлайн-каналов — многими компаниями было принято решение о закрытии наименее рентабельных объектов.

Впрочем, искать новые решения пришлось даже тем компаниям, которые изначально работали в интернет-пространстве. «Большая часть нашей работы всегда осуществлялась в удаленном режиме, — рассказывает генеральный директор eBay на глобальных развивающихся рынках Илья Кретов. — Однако в начале пандемии селлеры (посредники, работающие на торговых площадках. — РБК+) eBay столкнулись с перебоями в доставке заказов в ряде стран из-за массовой отмены пассажирских рейсов, которыми отправляется большая часть посылок. Для нашего бизнеса это стало поводом для усовершенствования текущих и внедрения новых логистических решений». В частности, компания совместно с Boxberry запустила сервис для отправки посылок из России в США и европейские страны, а также с «Почтой России» организовала горячую линию для оперативной консультации продавцов по вопросам зарубежных отправлений. По итогам запущенных инициатив количество российских экспортеров на eBay увеличилось на 39%, превысив 41 тыс. предпринимателей, сообщает Илья Кретов.

Также, по словам эксперта, в условиях пандемии стали очевидны преимущества использования внешних складов в зарубежных странах. «Предприниматели, которые пользуются услугами фулфилмент-компаний, смогли продолжить работу даже на полностью закрытых рынках и в меньшей степени ощутили последствия ограничений», — говорит он.

Еще одним результатом стремительного ухода в онлайн, по словам Дмитрия Завьялова, стала диверсификация бизнеса: цифровизация позволила компаниям обратить внимание и начать осваивать новые, отличные от основного бизнеса сферы деятельности.

Инструменты «Финтех позволит малому бизнесу экономить на эквайринге»
Содержание
Закрыть