От первого лица ,  
0 

«Недостаточно просто прикрутить нейронную сеть к старому процессу»

Фото: пресс-служба
Фото: пресс-служба
Как применение технологий искусственного интеллекта (ИИ) меняет бизнес-процессы, рассказал первый заместитель председателя правления Сбербанка Александр Ведяхин.

— Насколько активно Сбер применяет сегодня искусственный интеллект и в каких процессах?

— В первую очередь мы применяем искусственный интеллект, чтобы помогать нашим клиентам принимать правильные финансовые решения. Физическое лицо может получить у нас кредит за доли секунды, а юридическое — за семь минут, причем малый и средний бизнес — за три минуты. Уже 60% стандартных корпоративных кредитов Сбер выдает с использованием ИИ. Причем качество кредитного портфеля (он измеряется сотнями миллиардов рублей), по которому принял решения ИИ, лучше, чем качество сопоставимого портфеля, где решение принимал кредитный комитет или андеррайтер. Алгоритм справляется с этой задачей более взвешенно и быстро.

Также у нас есть решения, которые помогают с взысканием задолженности. Робот-взыскатель действует четко по правилам, соблюдает все законы и внутренние нормативные документы банка. Сейчас мы учим его эмпатии, чтобы он мог поддерживать эмоциональную нить разговора. По наблюдениям, иногда общение с роботом даже комфортнее для клиента, чем с живым оператором.

Все наши партнерские сервисы тоже используют ИИ, чтобы делать правильные рекомендации в музыке, видео, по здоровью, на площадке электронной коммерции. Это становится одним из ключевых направлений.

— Как вы оцениваете эффект от использования ИИ?

— В этом году мы заработаем благодаря искусственному интеллекту более 200 млрд руб. В 2021 году с его помощью мы получали каждый шестой рубль нашей прибыли. Это большое влияние на финансы Сбера.

Какие новые решения разрабатывает Сбер на базе технологий искусственного интеллекта?

Мы активно работаем с основными исследовательскими и научными центрами, у нас есть ESG-альянс, где ИИ помогает решать задачи более продвинутым способом. Например, алгоритм может предсказывать пожары и предугадывать направление огня, что позволяет быстрее его локализовать.

Также мы можем предсказывать наводнения, учимся прогнозировать зарождение тайфунов и цунами на Дальнем Востоке. Мы уже видим коммерческий спрос на эту модель, в том числе со стороны Японии, Китая, Малайзии.

— Насколько ощутим для вас дефицит ИТ-кадров в этой области?

— Вся индустрия искусственного интеллекта ощущает сегодня дефицит кадров. Это создает мощный запрос вузам на обучение специалистов, а также социуму — инженерам, которые хотели бы переобучиться по направлению ИИ. Пока что количество подготовленных кадров на рынке в пять—семь раз меньше существующей потребности.

Мы видим, что уже есть довольно большой отклик на вакансии для джуниоров, которые за три—пять лет вырастают до уровня мидл. А вот за более зрелых профи сейчас идет самая большая конкуренция. В ближайшие десять лет сохранится ситуация заметного дефицита хороших кадров в области искусственного интеллекта и машинного обучения.

— Каковы дальнейшие планы по развитию направления ИИ в банке?

— Мы ориентированы на максимально широкое внедрение ИИ-решений внутри Сбера. Уже сейчас ИИ у нас задействован более чем в 85% клиентских путей, но важна еще и глубина проникновения ИИ — недостаточно просто прикрутить нейронную сеть к старому процессу. Его нужно сначала полностью пересобрать, оптимизировать, и тогда применение технологий даст наиболее заметный эффект.

Решения Бизнес переходит на искусственный интеллект
Скачать Содержание
Закрыть