Пять решений высшей судебной инстанции
Материалы выпуска
Компании обратились к закону Решения Что отразил рейтинг «Право.ru-300» Компетенция Подсчет для почета Компетенция «Право.ru-300»: Рейтинг-2017 Компетенция Пять решений высшей судебной инстанции Решения Три закона года Решения Кому выгодно незаконное преследование бизнеса Компетенция Ответ на запросы преследователя Решения
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Пять решений высшей судебной инстанции

Возникает ли право залога на незарегистрированную недвижимость? Когда директору компании нужно сообщать о банкротстве фирмы? По этим и многим другим вопросам в текущем году высказался Верховный суд РФ.
Фото: Дмитрий Дуданин/КоммерсантЪ

1. Залог незарегистрированной недвижимости*

Фабула
В залоге у Райффайзенбанка оказалось право аренды земельного участка «Автогаранта» в Волгограде, на котором располагалась, в том числе, недостроенная гостиница. Отель начали строить после того, как стороны заключили договор ипотеки. Кредитор хотел включить в реестр должника свой долг на 55,6 млн руб. как обеспеченный ипотекой участка и расположенных на нем объектов. Арбитражный суд (АС) Волгоградской области и 12-й арбитражный апелляционный суд (ААС) согласились с требованиями банка (дело №А12-12549/2015). Две инстанции исходили из того, что недострой расположен на участке, который находится в залоге у банка. Но АС Поволжского округа пришел к иному выводу, указав на то, что право собственности на недвижимый объект возникает с момента ее госрегистрации (ст. 131 ГК). Райффайзенбанк обжаловал вывод окружного АС в Верховном суде РФ (ВС).

Решение
ВС разделил точку зрения заявителя, указав, что суд может признать право залога на незарегистрированный объект, чтобы кредитор не пропустил срок на предъявление требований и смог получить статус залогового. Для этого надо доказать, что постройка соответствует признакам недвижимости (с помощью кадастрового и технического паспортов, фотографий и т. п.), указал ВС в своем определение № 306-ЭС17-3016 (2). «Тройка» судей ВС отменила постановление АС Поволжского округа и оставила в силе акты первой и второй инстанций, признавших ипотеку недостроенной гостиницы.

Важность
Василий Трофимов, партнер ЮГ «Яковлев и партнеры», считает, что решение ВС позволит кредиторам использовать обсуждаемый механизм для защиты своих прав. Речь идет о тех случаях, когда возможен пропуск срока на предъявление кредитором требований и имеет место недобросовестность банкрота, который уклоняется от регистрации прав на объект незавершенного строительства, поясняет юрист.

2. Сообщение о банкротстве компании

Фабула
Конкурсный управляющий «Каркаса» Александр Шмаков решил привлечь экс-руководителя фирмы к субсидиарной ответственности на 18,6 млн руб. за недоимку компании по страховым взносам в размере 232 823 руб. Такую сумму фирма не заплатила за 2009–2010 годы и при этом продолжала работать до 2015 года, когда процедуру несостоятельности инициировала ФНС. Поскольку обязательные взносы не платились больше трех месяцев, директор компании Сергей Кислухин уже в 2010 году должен был подать на банкротство, счел управляющий. Но бывший глава предприятия этого не сделал, и его можно обязать отвечать по многомиллионным долгам фирмы. Но 17-й ААС и АС Уральского округа отказались это делать (дело №А50-5458/2015). В Верховный суд пожаловалась ФНС, указав на то, что долгое время «Каркас» рассчитывался с поставщиками, но в бюджет и фонды не платил, наращивая задолженность.

Решение
«Тройка» судей под председательством Ивана Разумова в итоге передала дело на новое рассмотрение в АС Пермского края и подробно разъяснила, когда директор компании-должника должен сообщить о ее банкротстве. Во-первых, чтобы определить признаки неплатежеспособности или недостаточности имущества, нужно знать совокупный объем долгов, а не их структуру. Во-вторых, формальные признаки несостоятельности еще не означают, что директор должен был обратиться в суд с заявлением о банкротстве, подчеркнул ВС. Кроме того, руководитель может избежать субсидиарной ответственности, пусть даже формально он подпадает под действие закона. Ему нужно доказать, что он рассчитывал преодолеть временные финансовые трудности в разумный срок, прилагал максимум усилий для этого и действовал по экономически обоснованному плану. Но неуплату налогов нельзя признать правильной стратегией, если компания при этом продолжает рассчитываться с контрагентами.

Важность
Валерий Еременко, партнер, соруководитель судебно-арбитражной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», подчеркивает, что это дело является позитивным примером того, как ВС толкует субъективные понятия «разумности и добросовестности». Рассматриваемое определение ВС формирует как раз положительную практику не формального, а экономически обоснованного подхода к процедуре инициирования банкротства, считает эксперт. Обсуждаемая позиция ВС хотя и направлена на борьбу с одним из проявлений недобросовестности руководителей, но не блокирует все хитрости, предупреждает юрист практики разрешения споров и банкротства юрфирмы «Линия права» Кирилл Коршунов. По его словам, ничто не мешает директору потенциального должника заранее спрятать свое имущество и на пороге привлечения к субсидиарной ответственности самому оказаться безденежным.

3. Исключение займов учредителей из реестра требований банкрота

Фабула
В деле о банкротстве «Нефтегазмаш-Технологий» (дело №А32-19056/2014) в очередь кредиторов хотели встать учредители Игорь Свиридов и Виктор Юрков. Компания задолжала им в общей сложности 10,5 млн руб. по займам и поручительствам. Суд включил долги в реестр, и его не смутило, что бизнесмены платили из собственных дивидендов. Апелляция и первая кассация с таким решением согласились.

Решение
Коллегия по экономическим спорам (КЭС) Верховного суда отменила акты нижестоящих инстанций, напомнив, что закон запрещает включать корпоративные требования в реестр. К ним относятся и те, которые внешне кажутся гражданско-правовыми, но по сути ими не являются (например, потому, что они были бы невозможны, не участвуй займодавец в капитале должника). Как разъясняет ВС, учредитель компании, который имеет долг, вытекающий из участия в этой фирме, не может противопоставлять свои требования требованиям других (независимых) кредиторов. Ведь на такого участника распространяется риск банкротства компании, которое вызвано его неэффективным управлением, подчеркнули судьи ВС.

Важность
Руководитель практики по банкротству АК «Павлова и партнеры» Сергей Левичев отмечает огромную практикообразующую ценность выводов ВС по этому делу. Он считает, что обсуждаемая позиция ВС способна повысить эффективность процедур банкротства и стать переломным моментом в борьбе независимых кредиторов против аффилированных с должником лиц.

Александр Вязовик, партнер Vegas Lex, подчеркивает, что ранее подобные требования преимущественно квалифицировались судами в качестве гражданско-правовых и включались в реестр наравне с требованиями не аффилированных с должником кредиторов. По словам юриста, позиция ВС со временем позволит выработать четкие критерии для выявления и недопущения в реестр требований, фактически основанных на участии лица в капитале должника.

4. Инициирование банкротства без судебного акта

Фабула
Банк «Траст» инициировал процедуру банкротства компании «Юнигрупп» в упрощенном порядке. То есть без «просуживания» долга, ссылаясь на закон о банкротстве, который дает такое право кредитным организациям. Но в «Юнигрупп» сочли, что «Траст» не мог воспользоваться этим преимуществом, поскольку задолженность возникла не в связи со специальной банковской деятельностью, а из договора на реконструкцию помещений. Три инстанции решили, что кредитная организация действовала правомерно: закон не конкретизирует, какая именно задолженность дает банку право инициировать процедуру без «просуживания». А значит, это могут быть долги не только по займам и кредитам, но и любые другие. «Юнигрупп» оспорила такие выводы в Верховном суде (дело №А40-232057/2015).

Решение
ВС в итоге отменил акты нижестоящих инстанций, указав на то, что банки могут банкротить компании по упрощенной процедуре (без «просуживания» долга в общеисковом порядке) только по кредитным долгам. КЭС обратила внимание на то, что теперь судам необходимо проверять, является ли требование банка следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации или тесно связанным с ним.

Важность
Партнер КА «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская объясняет, что смысл установления правила об упрощенном порядке подачи заявления о банкротстве должника в том, чтобы требование к должнику было как можно менее спорным. Учитывая позицию ВС, инвесторам необходимо оценивать природу приобретаемых у кредитных организаций прав требования, обращает внимание Наталья Колерова, руководитель проектов АБ «S&K Вертикаль».

5. Проверка договоров аренды на справедливость

Фабула
«Икс 5 Недвижимость» решила досрочно расторгнуть договор аренды помещения под гипермаркет с владельцем здания — Уфимским хлопчатобумажным комбинатом. Из-за такого решения арендатору, согласно договору, пришлось бы потерять 43 млн руб. «Икс 5 Недвижимость» обжаловала эту сумму в суде (дело №А07-27527/2015). Истец заявил, что комбинату будет достаточно 7,6 млн руб. по двукратной учетной ставке ЦБ, а остальное надо вернуть. 18-й ААС разделил это мнение и трактовал спорную сумму как компенсацию за расторжение отношений, которая должна быть справедливой. АС Уральского округа полностью отклонил требования ретейлера, сославшись на свободу договора. С этим не согласился арендатор, который в своей жалобе в ВС указал, что их компания выступала слабой стороной в переговорах и не могла отказаться от условия о платном расторжении договора.

Решение
ВС отправил дело на пересмотр, отметив, что при урегулировании платы за односторонний отказ от договора (п. 3 ст. 310 ГК) нужно соблюдать принцип добросовестности (ст. 10 ГК). Если он нарушен, сторона может обратиться в суд, который разрешает спор исходя из его обстоятельств. Судьи ВС решили, что спорную сумму следует уменьшить, поскольку она «очевидно не соответствует последствиям расторжения договора». С другой стороны, компенсация снизилась более чем в пять раз — с 43 млн до 7,6 млн руб. Это тоже несоразмерно, отметила «тройка» ВС, потому что такая сумма не восполняет неполученные доходы арендодателя и другие его возможные потери.

Важность
Позиция ВС упрощает задачу, которая стоит перед стороной, требующей уменьшения платы, констатирует Ольга Бенедская, адвокат, советник КА «Муранов, Черняков и партнеры». По ее словам, другой стороне договора в такой ситуации можно рекомендовать включить в соглашение не просто условие о плате за односторонний отказ от договора, а ставить момент расторжения документа под условие ее фактической уплаты. Ценность дела сводится к двум аспектам, полагает Павел Хлюстов, адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры». Во-первых, была сформирована четкая правовая позиция, что условие о плате за отказ от договора не противоречило действующему ранее законодательству, поясняет эксперт. Во-вторых, ВС своим примером показал нижестоящим судам, что не стоит бояться снижать плату за отказ, если ее размер является явно неадекватным последствиям досрочного прекращения договора, добавляет юрист.

*Решения ВС РФ перечислены в хронологическом порядке.