Компании обратились к закону
Материалы выпуска
Компании обратились к закону Решения Что отразил рейтинг «Право.ru-300» Компетенция Подсчет для почета Компетенция «Право.ru-300»: Рейтинг-2017 Компетенция Пять решений высшей судебной инстанции Решения Три закона года Решения Кому выгодно незаконное преследование бизнеса Компетенция Ответ на запросы преследователя Решения
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Компании обратились к закону

Выраженными трендами 2017 года на рынке юридических услуг стали автоматизация рутины и стремление клиентов привести свой бизнес в строгое соответствие с государственными требованиями.
Фото: Getty Images

Выручка юрфирм в Москве в 2017 году увеличилась на 17%. В регионах этот показатель чуть выше — 18%, подтверждают результаты статистики по топ-50 компаний рейтинга «Право.ru-300». Рост доходов компаний сохраняется второй год подряд.

«Отсутствие плохих новостей — уже хорошая новость», — замечает Андрей Яковлев, управляющий партнер ЮГ «Яковлев и партнеры», говоря о юридическом рынке 2017 года. Оснований для падения консультанты не видят. «Игроки осознали, как вести себя в изменившихся рыночных условиях, и начали достаточно успешно к ним приспосабливаться», — отмечает Игорь Горчаков, партнер Allen & Overy.

«Рынок продолжает начатый в конце 2016 года рост, мы ожидаем, что конкуренция дальше усилится», — говорит Андрей Гольцблат, управляющий партнер Goltsblat BLP. При этом он подчеркивает, что позиции некоторых международных компаний за прошедший год ослабли, некоторые даже были вынуждены уйти с рынка. По мнению Игоря Горчакова, наибольшие проблемы фиксируются у тех «ильфов» (принятый в юридической среде русскоязычный эквивалент International Law Firm, ILF. — РБК+), где нет солидных российских клиентов или тех из иностранных клиентов, кто давно и успешно работает у нас в стране.

Российский рынок следует за западным, расслаиваясь на крупные и бутиковые юрфирмы, отмечают эксперты. C одной стороны, компании укрупняются за счет слияний и поглощений, с другой — от больших брендов откалываются отдельные команды. «Выжить можно либо за счет глобализации, либо пойдя в противоположном направлении, фокусируясь на одной практике, повышая за счет такой узкой специализации свой профессионализм и, соответственно, конкурентное преимущество», — поясняет Максим Кульков, управляющий партнер фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры».

Другая тенденция рынка — автоматизация рутинных услуг, которая создает проблемы с занятостью юристов среднего и низового уровня: именно их спектр задач стремительно автоматизируется. Оба тренда приводят к тому, что средним компаниям становится все сложнее маневрировать на рынке, сегменты которого распределяют между собой крупные фирмы и бутики.

Среди больших организаций, в пользу которых играют масштаб деятельности и отлаженность процессов, набирают очки, помимо традиционных лидеров рынка, юридические подразделения «большой четверки» аудиторов. А командам с узкой специализацией не страшны роботы: бутики работают с такой категорией дел, где типовые машинные решения не нужны.

Законодательство и рынок

Законодательные изменения в этом году существенно не влияли на состояние практик: динамика была обусловлена скорее экономической ситуацией. «Были существенные изменения в законодательстве о банкротстве. Но сами по себе они никак не двинули вперед юридические услуги в этой сфере», — приводит пример Игорь Горчаков. Банкротства уже который год остаются одним из наиболее динамично развивающихся направлений работы консультантов. Причины тому объективные: в августе—сентябре 2017 года число банкротств превысило рекордный показатель марта 2015 года.

Кроме того, государство по-прежнему активно вмешивается в различные сферы жизни и экономической деятельности. «Правоохранительные органы в этом году были весьма активны в уголовном преследовании представителей крупного и среднего бизнеса, чиновников различного, в том числе и абсолютно неприкосновенного, уровня. Мы замечаем значительный рост подобных обращений», — говорит Андрей Гривцов, управляющий партнер адвокатского бюро ЗКС. На юридическом рынке увеличивается число новых игроков и усиливаются позиции тех, кто себя уже зарекомендовал.

Востребованными остаются услуги, связанные с антимонопольным регулированием и госзакупками. «Когда снижается инвестиционная активность и деньги остаются только у государства и крупных корпораций, это вполне очевидно», — комментирует тренд Андрей Яковлев. Компании все больше осознают необходимость строгого структурирования своего бизнеса в соответствии с требованиями закона. В связи с этим заметно возрос спрос на услуги в области налогового права, комплаенса, трудового права, замечает Флориан Шнайдер, управляющий партнер Dentons в России. Он также отмечает рост активности в области банковского права и недвижимости.

Сергей Пепеляев, управляющий партнер «Пепеляев групп», обращает внимание, что существенное влияние на рынок юруслуг оказывает политика деофшоризации. Обязанность российских юрлиц хранить и по запросу раскрывать бенефициаров соответствует мировому тренду на транспарентность, но преследует внутрироссийские цели, замечает он: сведения будут использоваться для налогового контроля. Не стоит забывать и о рисках применения концепции необоснованной налоговой выгоды. Другой важный тренд — наднациональное регулирование в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС): нормотворческий процесс в этой области существенно усложнился.

Еще одна немаловажная для юристов тенденция — рост ценности интеллектуальной собственности. «Во многом это связано с приходом в нашу страну крупных международных компаний, которые стараются максимально защитить результаты своей интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», — объясняет Сергей Пепеляев. Андрей Яковлев также прогнозирует рост спроса на услуги юристов в вопросах регулирования интернет-торговли и других сфер активности в глобальной сети.

При этом в некоторых сегментах юридического рынка роста не наблюдается. Так, в 2017 году не очень хорошо обстояли дела с работой по сопровождению движений капитала и M&A. Ольга Хачикян, юрист корпоративной практики Hogan Lovells, отмечает уменьшение спроса на подготовку сделок: «Сейчас, как правило, клиенты приходят к нам с готовой структурой и подписанным соглашением о намерениях».

Работы больше, ставки те же

В решении стандартных задач в сфере права неюридические компании все больше полагаются на инхаусы — собственные юридические департаменты. Профессионализм инхаусов растет: во многих департаментах функционируют полноценные комплаенс-системы.

«Клиенты сегодня привлекают юридических консультантов для решения сложных задач, с которыми не могут справиться своими силами, а также для международных проектов», — говорит Флориан Шнайдер.

В итоге услуги консультантов становятся наиболее востребованы в судебном представительстве, и рост клиентской базы юрфирм происходит за счет компаний, попавших в «зону турбулентности».

«К сожалению, не все понимают, что профилактика дешевле лечения», — комментирует Андрей Яковлев. Его коллега по цеху Сергей Пепеляев, впрочем, считает, что этап активного сокращения бюджетов на консультантов остался позади.

Рост юридического рынка обусловлен увеличением объемов работы, ставки же не поднимаются. Большинство клиентов требуют установления фиксированных бюджетов ведения дел, говорит Максим Кульков. При этом значение почасовых ставок неуклонно снижается. Усиливается и тенденция к фиксированию стоимости услуг «ильфов» для российских клиентов в рублях, отмечает Ольга Хачикян.

В свою очередь, юрфирмы аккуратно подходят к найму новых сотрудников и особенно к приглашению партнеров, а переходы для последних могут быть проблематичными.

Монополия на горизонте

Согласно концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, проект которой в октябре опубликовал Минюст, с 2023 года в России должна быть введена адвокатская монополия на любые судебные представительства и оказание платных юридических услуг.

В условиях адвокатской монополии российские компании едва ли будут иметь значительные преимущества перед международными фирмами, считают опрошенные «Правом.ru» эксперты. «Количество адвокатов среди сотрудников «ильфов» не намного меньше, чем в «рульфах» (российских юридических фирмах. — РБК+), как это традиционно принято считать», — замечает Максим Кульков. Более того, во многих «ильфах» адвокатский статус — ключевое условие партнерства. Проблемным может оказаться запрет для зарубежных фирм на работу через представительства и филиалы и невозможность контроля юрфирм иностранцами, что прописано в концепции Минюста.

Однако вопрос о возможности допуска сторонних инвестиций в адвокатские образования еще прорабатывается. Трудности могут возникнуть и при структурировании отношений с работодателем, ведь адвокат не может работать по найму. Кто сможет быть участником адвокатского образования, в Минюсте также пока обсуждают. Так что говорить о принципиальном изменении рынка преждевременно, сходятся консультанты.