Образование для будущего
Материалы выпуска
Окно в мир Рынок «Набирает популярность экономически перспективная Азия» Решения Топ-6 стран для обучения за рубежом Компетенция «В зарубежные вузы целенаправленно поступает примерно половина выпуска» Решения Каникулы с пользой Компетенция «Задайте создать видео на английском, а не вырывайте из рук телефон» Рынок Образование для будущего Решения «Образовательные программы меняются со скоростью ИТ — на 30–50% в год» Инновации Без языка как без рук Инструменты «Спортсмен — это уже наполовину готовый выпускник» Решения Домашний вариант Компетенция
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Образование для будущего

Недостаток подготовки к новым профессиям в стране заставит россиян все чаще прибегать к зарубежному образованию и онлайн-программам.
Фото: Reuters

Согласно прогнозам Всемирного экономического форума — 2017, 65% нынешних детей сделают карьеру в профессиях, которых пока даже не существует. «Атлас новых профессий» Агентства стратегических инициатив (АСИ), например, прогнозирует появление к 2030 году 186 новых специальностей, в том числе «проектировщик инфраструктуры «умного» дома», «разработчик интерфейсов беспилотной авиации», «проектировщик промышленной робототехники», «агрокибернетик».

Большая часть профессий, которые будут востребованы в ближайшие десять лет, так или иначе связаны с программированием автоматического оборудования и обработкой данных. Тренды на новые специальности задают лидеры мирового образования Великобритания и США, там самое сильное и масштабное научное сообщество, говорит Анна Савинова, директор по развитию московской школы StudyLab. Инженерные специальности, биологохимические науки, особенно связанные с изучением мозга и ДНК, — самые востребованные направления в университетах Лиги плюща (Ivy League), Беркли, Калифорнийском университете и, конечно же, Оксфорде и Кембридже, отмечает эксперт.

В США обучение инновационным специальностям широко представлено в силу растущей цифровой экономики страны: по данным Бюро экономического анализа США, с 2006 по 2016 год сектор рос на 5,6% ежегодно, в то время как темпы роста экономики в целом составляли лишь 1,5% в год. Отрасль создает около 6 млн рабочих мест, или 4% всех рабочих мест страны, и эта цифра будет стремительно расти. Значительная их доля расположена в Кремниевой долине и зоне залива Сан-Франциско.

Приобретение специальностей, связанных с машинным обучением и искусственным интеллектом (ИИ), в Штатах обойдется в сумму от $10 тыс. до $32 тыс. Спрос на цифровые специальности настолько велик, что цены на обучение не зависят от известности вуза и обширности программы подготовки. Так, в Университете Теннесси за $17,8 тыс. в год студенты бакалавриата посещают специализированные курсы по биоинформатике, компьютерному распознаванию образов и машинному обучению, а куда в более известном Стэнфордском университете, где специалисты, претендующие на степень магистра и доктора, получают доступ к Центру интеллектуальных систем и машинного обучения, где можно работать с множеством самых современных систем ИИ, обучение стоит почти столько же — $17,9 тыс. в год. В Университете Вашингтона за $10 тыс. в год студенты могут выбрать одну из широчайшего списка специальностей, связанных с ИИ, — «автоматическое планирование и контроль», «нейрокомпьютерные интерфейсы», «вычислительная биология», «робототехника» и т.п. Всего таких специальностей здесь 16.

В Европе преподавание специальностей, связанных с искусственным интеллектом и машинным обучением, находится на более слабом уровне. Так, в Великобритании есть около 40 учебных заведений (в США — примерно 90), которые предлагают очные годовые курсы по ИИ, но большинство из них — только программы по одной-двум специальностям. По-настоящему крупные программы есть лишь в нескольких университетах. Таких как Кембридж, который в апреле нынешнего года получил грант £10 млн, в рамках которого к 2025 году должны быть подготовлены 8 тыс. преподавателей по специальностям, связанным с ИИ, big data и машинным обучением.

Равные возможности

Острая нехватка вузов, готовящих студентов по новым специальностям, заставляет выходить на рынок образования как сами ИТ-компании, так и множество онлайн-игроков. Корпорации открывают свои внутренние «университеты» для подготовки специалистов по ИИ. О подготовке открытия Университета искусственного интеллекта в декабре прошлого года объявила Microsoft. В России такие корпоративные университеты есть у Сбербанка, «Северстали», МТС и других компаний.

Однако в таких внутренних «вузах» ряды учащихся ограничены сотрудниками компаний. Доступной альтернативой для остальных может служить онлайн-образование. «Профессии, востребованные цифровой экономикой, требуют непрерывного образования в процессе практики, поэтому, вполне вероятно, в ближайшие несколько лет произойдет сильный передел рынка бизнес-образования в пользу онлайн-игроков», — считает Сергей Попков, управляющий партнер компании AIC, занимающейся проектированием финансовых сервисов.

Один из онлайн-игроков, демократизирующий доступ к «профессиям будущего», — новозеландская компания Crimson, всего за пять лет выбившаяся в мировые лидеры в сфере образования. Платформа готовит студентов к поступлению в топовые вузы планеты. Компания открыла более 25 офисов в 18 странах, в том числе в России.

«Одна из задач Crimson Education в том, чтобы российские школьники поступали в топовые университеты по всему миру. Я начал свою подготовку к университету мечты уже в 8-м классе. И теперь даю своим студентам тот же совет: начинайте подготовку заранее», — говорит директор Crimson Education в России и СНГ Эндрю Вутен. Выпускник Yale-NUS College, совместной учебной программы Йельского университета и Национального университета Сингапура (программа, по которой обучаются всего 200 человек в год, считается одной из самых сложных в мире для поступления — на нее принимают лишь трех претендентов из ста), Эндрю Вутен окончил российскую школу и хорошо знает, чего недостает учащимся из России.

93% студентов Crimson поступают в университеты своей мечты. За 2016–2018 годы студенты Crimson получили более 460 предложений из топ-50 университетов мира, из них 133 — из университетов Лиги плюща и 38 — из Оксфорда и Кембриджа.

Преимущество американских вузов — индивидуальный подход: студенты могут сами формировать набор предметов, которые окажутся полезны при изучении той или иной специальности. Большинство «профессий будущего» — междисциплинарные: например, для специалиста по нейросетям окажутся полезными не только компьютерные науки, но и психология и даже биологические науки, а инженер-нанотехнолог обязан обладать солидными познаниями в физике и химии.

Отстали от мира

Недостаток знаний, необходимых для поступления в топовые вузы, у россиян обнаруживается на уровне школьного образования, считает Эндрю Вутен: «Российским школьникам по сравнению с европейскими и американскими требуется больше подготовки — и английский у них похуже, и знаний по наиболее инновационным специальностям бывает недостаточно».

В рамках традиционной школы интердисциплинарная подготовка, по сути, невозможна. «Средним школам в России могут включить дополнительные учебные предметы и курсы по выбору обучающихся в соответствии со спецификой и возможностями образовательного учреждения, но, как правило, это тоже общеразвивающие предметы», — говорит проректор по учебной работе Института МИРБИС Юлия Купцова.

Среднее специальное образование в России не обладает должным качеством, а его программы в массе безнадежно устарели.

Принято считать, что вузы страны готовят сильных ИТ-специалистов. Однако это уже не совсем так. «У нас не хватает именно хороших программистов. Хороший программист — не просто талантливый человек, имеющий базовые навыки. Это еще и человек, обученный совершенно конкретным методикам работы разработки» — так характеризовал проблему в 2016 году тогдашний глава Минкомсвязи Николай Никифоров.

В топ-50 вузов, преподающих компьютерные науки (по версии QS World University Rankings), есть только один российский университет — МГУ им. Ломоносова, занимающий в рейтинге 49-е место. Наши вузы выпускают много программистов, но дают им устаревшие знания, и эта особенность отличает все российское образование, отмечается в докладе «Россия 2025: от кадров к талантам» The Boston Consulting Group (BCG). 91% российских работодателей считают, что у выпускников недостаточно практических навыков, 83% воспринимают уровень подготовки в вузах как средний или низкий, ссылаются в BCG на данные НИУ ВШЭ.

Россиянам, готовящим своих детей к передовым специальностям, все чаще придется обращаться к зарубежной подготовке и помощи онлайн-образовательных платформ.