Компетенция ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Сергей Богданов: «Комбустиология развивается благодаря Минздраву Кубани»

Главный внештатный комбустиолог министерства здравоохранения Краснодарского края Сергей Богданов рассказал о системе раннего лечения сложных ожогов на Кубани

Специалисты НИИ ККБ № 1 имени С.В. Очаповского провели пересадку кожи уникальным способом. На армавирском заводе молодой женщине во время работы на станке сорвало скальп. Группа краснодарских хирургов под руководством главного внештатного комбустиолога министерства здравоохранения Краснодарского края Сергея Богданова полностью восстановила кожный покров головы пострадавшей.

Медики использовали революционную методику, проводя операцию в течение семи часов. Спасти жизнь женщине хирурги смогли благодаря успешно работающей в регионе системе раннего лечения, которую внедрили десять лет назад.

— Расскажите о случае, который произошел в Армавире? В чем уникальность работы кубанских медиков?

— В Краснодарском крае пластическая школа хирургии развивается уже 70-80 лет. В 1935 году профессор Владимир Красовитов изобрел вид пластики кожи при острой травме — когда кожа если осталась, ее можно сразу вернуть. Этот вид пластики известен во всем мире именно по имени автора. И для всех хирургов-травматологов пластика по Красовитову — это пластика из Краснодарского края. Мы как его последователи тоже пытаемся совершенствовать технологии.

У нас уже есть несколько уникальных направлений, самое такое передовое — это пластика кожи лица одним трансплантатом. При этом способе берется один участок кожи и как маска надевается на лицо. Эти операции очень редкие — за девять лет мы выполнили всего 11 таких операций.

В дальнейшем мы начали совершенствовать эту методику, стали пересаживать эту кожу у плановых больных, когда пациенты хотят, чтобы им пересадили лицо. Чтобы не было трансплантации, мы пересаживаем собственную кожу.

С 2017 года у нас были уникальные случаи, чтобы эта толстая кожа лучше приживалась, в нашей больнице при поддержке Минздрава была создана лаборатория по регенеративной медицине, там выращиваются клетки. Эти клеточные продукты мы используем для операции, благодаря этому кожа приживается очень быстро.

— Какие еще уникальные случаи помощи вы могли вспомнить?

— Очень интересный случай был два года назад, когда молодая девушка из Крыма получила травму в результате ДТП. У нее была ампутация части лба и носа, речь буквально шла о жизни или смерти. Крымские врачи выложили фотографии в Интернет с просьбой помочь, так как сами не смогли справиться.

Многие центральные клиники отказывались помочь, так как в этом случае были нужны многопрофильные клиники, где есть не только пластические хирурги, но и окулисты, травматологи и т.д.

Эту фотографию увидел министр здравоохранения Краснодарского края Евгений Федорович Филиппов, в результате девушку направили в нашу больницу. Мы ей провели комплексную операцию, в которой участвовали сосудистые хирурги, нейротравматологи. В итоге ее жизнь была сохранена.

— Какие оценки вашей работы вы получаете от министерства здравоохранения Краснодарского края?

— В нашей специальности — комбустиологии — к сожалению, в России нет ни порядков, ни приказов. Многие больные «теряются», остаются в районах и не получают необходимой помощи.

В Краснодарском крае с 2009 года при поддержке Минздрава был создан краевой приказ, согласно которому все больные стоят на раннем учете. Когда пациент поступает в районные больницы Кубани, то сразу производится фото— видеосвязь — в первые часы после травмы по нам сообщают о всех пострадавших с любой травмой, с любым ожогом. Мы сразу видим состояние кожи, для нас как для комбустиологов важно видеть фотографии, сразу становится понятно у кого травма больше, у кого меньше.

Этот приказ поддержало Министерство здравоохранения России, его взяли за основу сейчас уже 15 регионов страны. Они переделывают некоторые юридические аспекты, но принцип раннего учета остается.

В 2018 году в Краснодар приезжал президент Всемирной ассоциации комбустиологов, чтобы посмотреть на нашу работу. По его словам, такой системы раннего учета он не встречал нигде в мире.

— Как поддержало эту инициативу Министерство здравоохранения Кубани?

— Я как главный специалист обратился в Минздрав и сказал, что наши больные теряются, поэтому для нашей специфики лучше сделать вот так. Министерство поддержало и узаконило предложенную систему.

Все районы Кубани шлют нам не только фотографии, но и годовую отчетность. Мы знаем анализ общей травмы и всех тяжелых больных забираем в нашу больницу. Бывает, что пациенты попадают к нам в первые часы после травмы или на следующий день. Наша уникальность в том, что мы регулируем всю Кубань.

На весь Краснодарский край всего 45 «ожоговых» коек — 20 детских и 25 взрослых, и чтобы регулировать, кого привести раньше или позже, нужна поддержка краевого Минздрава.

— Вы занимаетесь не только наиболее тяжелыми случаями. Сколько всего за год лечится обратившихся с ожогами?

— У нас в крае примерно три тысячи стационарных ожогов в год, из них1300 ожоговых травм лечатся у нас. Для сравнения: в институте Склифосовского лечатся 900 человек за весь год, в институте Вишневского всего 300 человек. А у нас лечатся 1300 человек. И всех тяжелых больных, всех тех, кого нужно оперировать, особенно детей, мы в первые часы переводим к нам. Для этого идет программа финансирования оборудования, постоянно развивается санавиация.

Сейчас начинается вторая очередь реконструкции нашей больницы. Планируется реконструировать старое здание и построить новое. В этом как раз оказывают содействие администрация Краснодарского края и региональный Минздрав.

За счет краевых властей выделяется на пять лет краевая программа финансирования. Она уже утверждена на Законодательном собрании Кубани. Будет выделено 6,5 млрд рублей для того, чтобы больница стала современной. Под эту реконструкцию заложено и строительство современного ожогового центра.

— Если продолжать тему технического оснащения. Каково участие министерства здравоохранения Кубани?

— Краевой минздрав финансирует передовые проекты: это и новое оборудование, и специальные аппараты, и очень мощная реанимация, которая подразумевает не только аппараты искусственной вентиляции, но и специальные кровати, на которых лежат ожоговые больные, и многое другое.

Решения Как реализуется региональный проект «Кубань против рака»
Материалы выпуска
Компетенция Как на Кубани ведется работа по профилактике СПИДа
Решения Активный рост: на Кубани в 2020 году увеличат расходы на здравоохранение
Компетенция Сергей Богданов: «Комбустиология развивается благодаря Минздраву Кубани»
Решения Как реализуется региональный проект «Кубань против рака»
Инновации Как медучреждения Кубани объединят в единый цифровой контур
Решения Как в Краснодарском крае будут снижать смертность от онкологии
Компетенция Роман Мурашко: «Проблема онкозаболеваний актуальна для Кубани»
Инновации Как идет цифровизация медицинской сферы Кубани
Компетенция На Кубани перевыполнены планы по нацпроекту «Здравоохранение»
Компетенция Как на Кубани открываются офисы врачей общей практики
Решения Как на Кубани развивают фельдшерско-акушерские пункты
Компетенция Елена Клещенко: «Перинатальный центр в Краснодаре обновится к 2021 году»
Компетенция Как распознать инфаркт и оказать первую помощь
Решения Как победить кадровый голод в медучреждениях Краснодарского края
Компетенция Александр Горячев: «Гармоническое развитие личности – залог здоровья»
Содержание
Закрыть