Рабочий франчайзинг
Материалы выпуска
Рабочий франчайзинг Рынок «В малом городе с одним лабораторным отделением о тебе все узнают» Инструменты Вечнозеленый бизнес Решения «Ягодицы тоже нуждаются в уходе, и мы выпустили «попные патчи» Инновации «Low-cost барбершопы займут до 60% рынка» Инструменты «Собственная доставка — гарантия соблюдения сроков и качества пиццы» Компетенция
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Рабочий франчайзинг

Для успешного развития рынка франчайзинга покупателям франшиз предстоит пересмотреть свое отношение к бизнесу, а регулятору, возможно, и место франшизы в законодательстве.
Фото: Getty Images Russia

Рынок продавца

Прошлый год для российского франчайзинга был успешным, несмотря на некоторое количество громких уходов, когда франчайзеры забирали франшизы с рынка, в том числе на доработку. Сектор, по данным портала Franshiza.ru, показал уверенный рост: предложение франшиз увеличилось на 16%, а спрос вырос на 10%. Для сравнения: мировой рынок франчайзинга растет не более чем на 2% в год. При этом у нас преимущество на стороне покупателя, говорят в Franshiza.ru: «Франчайзеры борются за будущих партнеров — снижают роялти и паушальный взнос, вводят новые форматы и гарантии».

Покупатели франшиз отмечают лояльность владельцев брендов к своим партнерам. Франчайзи «Сырной лавки» в Нижнем Новгороде Павел Поляков рассказывает, что со своим франчайзером общается практически через день: «Какие-то товары мы получаем со скидкой, после открытия третьего магазина бесплатно дали в аренду витрины». Не ограничивают, по словам Павла Полякова, его и в продаже сыров других производителей.

Компании не только ищут для партнеров локации, готовят бизнес-кейсы, но и составляют прогноз по выручке, со всеми возможными потерями первых месяцев, делится опытом руководитель отдела франчайзинга сети кофеен Cofix Алексей Лоборев. А от франчайзи, говорит он, ждут, в свою очередь, активной работы по продвижению новых заведений: «Нам нужны не инвесторы, а партнеры, которые будут погружаться во все процессы».

Действительно, франшизу в России часто ошибочно воспринимают как способ получить легкие деньги, говорит руководитель каталога франшиз Franshiza.ru Анна Рождественская: «Многие приходят во франчайзинг с ощущением, что тут надо меньше работать. И вот тут начинаются проблемы». Понимание того, что франчайзи не пассивный инвестор, а руководитель бизнеса, в который нужно полностью погружаться, особенно актуально по мере активного развития франчайзинга в регионах.

Вышли в народ

Рынок крупных городов стал слишком конкурентным, новичкам сложно найти здесь свою нишу, и трендом 2019 года стал выход на федеральный рынок региональных франшиз и растущий интерес федеральных и зарубежных франчайзеров к малым городам с населением менее 300 тыс. человек, отмечает генеральный директор EMTG, основатель международной выставки франшиз Buybrand Екатерина Сойак. Она считает, что региональный рынок относительно свободен и готов к появлению новых услуг и развитию новых концепций, а тренд сохранится и в 2020-м.

Некоторые компании разрабатывают отдельные форматы франшиз для моногородов, говорит Анна Рождественская: «Это специальные форматы с уменьшением паушального взноса и площади заведения». По ее словам, сегодня в небольшие города активно входят медицинские лаборатории, детские образовательные центры и другие виды бизнеса. Развитие бизнеса по франшизе — спасение для предпринимателей в регионах, говорит доцент кафедры бизнеса и управленческой стратегии ИБДА РАНХиГС Эмиль Мартиросян.

Ниши для тиражирования

Малый бизнес стал активно пользоваться инструментами франчайзинга, отмечает Эмиль Мартиросян: «Изначально франчайзинг в России был рынком больших компаний с инвестициями от 50 млн руб. Сегодня, когда размеры первоначальных инвестиций снизились до 2–3 млн руб., 60% рынка занял малый и средний бизнес». Одной из менее ресурсоемких сфер, в частности, является сфера услуг — инвестиции здесь начинаются от 1,5–2 млн руб.

Предложение франшиз для рынка услуг — в сегменте детского образования, красоты и спорта — достигает 43%. Для сравнения: полтора года назад на сферу услуг приходилось только 35% франшиз.

Раньше сфера услуг, где нет поставок продукции, была менее защищена от плагиата, считает Анна Рождественская: «После обучения и передачи технологий происходили выходы из сети. Сегодня сервисные франшизы имеют больше инструментов удержания партнеров, в первую очередь через программное обеспечение, общие кол-центры и клиентские базы».

Российский рынок будет следовать мировым трендам, говорит Екатерина Сойак: «За рубежом популярность набирают франшизы по уходу за пожилыми людьми. У нас этому тренду только предстоит набрать обороты — в связи с повышением пенсионного возраста и растущим спросом на улучшение качества жизни пенсионеров». При этом по сравнению с развитым западным франчайзинга у российского сегодня гораздо больше незакрытых ниш и возможностей для роста.

Подпитка для производителей

На долю сектора розничной торговли в целом приходится 22% рынка франчайзинга, за год он потерял больше 10%. Специалисты говорят о кризисе в отрасли: потребители сокращают свои расходы и чаще заказывают товары в интернете.

Однако продуктовый ретейл — один из самых быстрорастущих. За два последних года объем этого сегмента, по данным Анны Рождественской, вырос с 4 до 7%. По ее словам, даже маленькие региональные компании выходят на этот рынок: «Для производителей хлебной, молочной, сырной продукции франчайзинг — важный инструмент развития».

Открытие точек сбыта по франшизе позволяет производителям представить продукцию в максимально полном ассортименте, в отличие от сетевых магазинов, которые берут ограниченное количество наименований, отмечает руководитель отдела развития франчайзинговой сети магазинов «Сырная лавка» Анастасия Порошина. Собственная сбытовая сеть, включая магазины по франшизе, по ее словам, еще и дает возможность напрямую общаться с потребителем и тестировать новые продукты.

Планы на будущее

Анна Рождественская говорит, что от 2020 года ожидает более качественного роста рынка. Участники рынка ждут закрепления основных трендов.

Эмиль Мартиросян, в частности, связывает дальнейшее развитие рынка с закреплением на законодательном уровне понятий франчайзинга. «Единственный юридический аналог, который у нас есть, — это договор коммерческой концессии. Но, с учетом объема рынка франчайзинга, этого уже недостаточно». Изменения законодательного статуса франшизы, по его мнению, поможет предпринимателям получить налоговые льготы. «Это мировая практика. Любой франчайзи в мире получает налоговый дисконт 20–25% по налогу на прибыль. Следующим шагом должна стать законодательная поддержка этого рынка», — считает эксперт.

Тем более что в государственной стратегии развития малого и среднего предпринимательства в РФ на период до 2030 года и в нацпроекте «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» предусмотрено развитие франчайзинга как меры поддержки предпринимательской инициативы.

Сегодня, несмотря на то, что слово «франчайзинг» прочно вошло в российский бизнес-лексикон, в законодательстве оно действительно до сих пор не прописано, существуя на правах сленга.

Впрочем, генеральный директора EMTG Екатерина Сойак полагает, что отрасль регулируется теми же законами, которые действуют в отношении любого другого бизнеса. Пока, по ее мнению, этого достаточно для контроля и надзора.