«Все больше нужно подсчитывать углеродный след конечного продукта»
Материалы выпуска
Испытание декарбонизацией Рынок «Чем эффективнее теплоснабжение, тем больше условий для снижения тарифа» Инновации «Все больше нужно подсчитывать углеродный след конечного продукта» Инновации «Не автоматизировать свою логистику сегодня — значит проиграть завтра» Инструменты Налоговые строгости вместо льгот Решения Нефть на перспективу Рынок Вирус не помеха «зеленой» энергетике Инновации
Инновации
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Все больше нужно подсчитывать углеродный след конечного продукта»

Как антикоррозийная обработка труб способна уменьшить экологические риски компаний при добыче нефти и снизить ее себестоимость, РБК+ рассказал генеральный директор компании Majorpack Вячеслав Сосинский.
Фото: Тимур Иванов для РБК

— Насколько развит в России рынок защитного и антикоррозийного покрытия для нефтедобывающего оборудования?

— Антикоррозийное покрытие предназначено для работы в агрессивной среде. Нефтяники называют это осложненным фондом — когда есть какие-то причины, приводящие к авариям, снижению дебита и прочим потерям. Осложнения характеризуются коррозией металлических изделий или сопровождаются асфальтосмолопарафиновыми отложениями (АСПО). Если говорить про условия добычи в России, то с учетом качества нефти и температурных режимов, парафиновые отложения — это очень большая проблема Западной и Восточной Сибири. С такими осложнениями приходится иметь дело очень многим НГДУ — нефтегазодобывающим управлениям.

Рынок защиты насосно-компрессорных труб (НКТ), с которыми мы работаем, начал складываться относительно недавно — лет 7-10 назад нефтяники стали активно внедрять свои производственные программы по обработке труб. И сегодня до 20% всех новых насосно-компрессорных труб перед тем, как их использовать в скважинах, обрабатывают от коррозии и АСПО. Это далеко не предел, и по нашим оценкам, этот рынок продолжает динамично расти.

— Какова потребность в таком продукте и услугах на нефтесервисном рынке?

— В России из-за роста доли трудноизвлекаемых запасов нефти все чаще применяются методы добычи, при которых используются химические составы, применяются различные интенсивные процедуры, например, такие, как повышение давления в пласте. Все это приводит к повышению активности коррозионных процессов. На сегодня в стране, по официальным данным, средняя обводненность скважин составляет до 80−90%. А водная среда — это потенциальный электролит, при попадании газа может образовываться кислота. Это также активизирует процесс коррозии. Получается, что чем больше будут применяться в бурении и добыче интенсивные технологии, тем больше трубы будут нуждаться в специальной обработке, технологиях защиты НКТ. Мы видим это и на примере США, куда продаем свою продукцию: там большинство скважин работает в осложненных условиях, при интенсивных методах добычи. У них встречаются такие скважины, где обычная черная незащищенная труба работает четыре месяца и меньше, то есть они три раза в год вынуждены менять всю подвеску.

— Как антикоррозийные решения соотносятся с экологической повесткой?

— Это очень важный момент, новое понимание того, что все больше и больше при оценке влияния на окружающую среду на каждом промежуточном этапе надо подсчитывать так называемый углеродный след конечного продукта. Мы являемся участниками процесса создания такого конечного продукта, как добытая нефть. Соответственно, если при эксплуатации труб в течение, например, десяти лет, пришлось поменять всю подвеску не три раза, а один раз или ни разу — а так происходит в случае применения наших покрытий — то наш вклад в снижение углеродного следа можно считать очень серьезным. Большая разница в воздействии на окружающую среду: понадобились не три, а один капитальный ремонт скважин, не 60 тонн труб использовать для ремонта, а всего 20 тонн. Кроме того, защищенные трубы снижают аварийность, потенциальный ущерб от аварии также меньше, то же самое можно сказать о разливе нефти, выбросах сопутствующего газа. Поэтому чем больше нефтяные компании будут всерьез думать и рассчитывать программы декарбонизации, тем наш вклад будет активнее расти в этих программах.

— Помогают ли такие покрытия оптимизировать производственные затраты в компаниях нефтегазовой отрасли?

— Главное, что мы несем нашим клиентам — это снижение затрат при добыче нефти. Мы уменьшаем явные потери, возникающие из-за коррозии металла, а это явление присуще всем этапам производства конечного продукта. Как только трубу на заводе произвели, она сразу начинает коррозировать, после того, как она попадает в жидкую агрессивную среду, в скважину, эти процессы многократно усиливаются. Соответственно, довольно большая часть операционного бюджета при добыче углеводородов — это затраты, связанные с текущим капитальным ремонтом или очисткой от отложений колонн насосно-компрессорных труб. По нашим оценкам, мы снижаем затраты, связанные с колонной НКТ для нефтяных компаний, в 3−15 раз. А в период снижения цен на нефть это особенно чувствительно.

— Соизмерим ли технологический уровень российских компаний по производству антикоррозийной продукции с технологиями, применяемыми на глобальном рынке?

— Мы развиваем две технологии. Первая — Majorpack MPLAG — внутреннее полимерное покрытие. Вторая — это дуплексное покрытие на основе термодиффузионного цинкования. Технология внутреннего полимерного покрытия широко применяется в мире и хорошо известна в традиционных регионах добычи нефти уже более 50 лет. Хочу отметить, что у нас получилось очень эффективное импортозамещение. Сегодня наши технологии соответствуют потребностям российских месторождений, они решают те проблемы, которые должны решать. При этом они значительно дешевле европейских или американских.

Вторая наша технология — Majorpack MPAG — находится в паритете или даже превосходит ведущие зарубежные решения. Мы ведем продажи в США, это говорит о том, что наша технология не вчерашний день.

— Насколько конкурентна ваша продукция на рынке США, где вы работаете?

— На рынок США мы вышли около трех лет назад. Примерно два года назад начались первые инсталляции, первые установки труб, покрытых по нашей технологии. Как я уже говорил, в выпуске покрытий на базе термодиффузионного цинкования у нас конкурентов нет. Мы конкурируем с методами защиты НКТ, которые делают из легированных сплавов.

Вообще рынок нефтесервисных услуг в США, в России и во всех странах мира отличает высокий уровень консерватизма. Это понятно и правильно: цена вопроса очень высока. И от тех технологий, которые себя хорошо зарекомендовали, отказываются нелегко. Тем не менее за два года в США мы в семи компаниях провели опытно-промысловые испытания. Пять из них на сегодня посчитали применение нашей продукции эффективным и экономически целесообразным. А одна, входящая в пятерку крупнейших мировых производителей нефти,

стала нашим постоянным клиентом. Мы ведем отгрузки для них ежемесячно. Я думаю, что если бы не те негативные процессы, которые повлияли на рынок добычи и нефтесервисных услуг в этом году, то уровень потребления нашего топового продукта в США в следующем году уже бы сравнялся с уровнем потребления в России. Теперь, думаю, нам для этого понадобится еще год.

— Как вы оцениваете уровень конкуренции на внутреннем рынке?

— Конкуренция в этой сфере в России осложнена тем, что технологии антикоррозийных покрытий сложны для внедрения. Кажется, взять трубу и окрасить ее внутри не так сложно. Но сделать продукт стабильно качественным — очень сложно. На сегодняшний день на российском рынке кроме нас работают всего 4-5 компаний. За счет высокого уровня автоматизации и скорости линий мы предлагаем продукцию Majorpack по самым выгодным ценам. Еще одна особенность в том, что мы предлагаем продукт мирового уровня, но кастомизированный под российские условия. Это связано с полностью интегрированой цепочкой от разработки до производства: мы сами разрабатываем рецепт полимеров, технологии нанесения, необходимое оборудование. И этап от разработки до внедрения у нас занимает меньше времени, чем у других.

Кроме того, очень большое внимание мы уделяем клиентской работе. Ежедневно мы своим клиентам отправляем более 3 тыс. труб. Это очень серьезный грузопоток. Поэтому на себя мы берем не только проблемы, связанные со скважиной, месторождением, но с логистикой и доставкой.