Рыночный расклад ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Высшее образование любит счет

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
Почти половина российских студентов получает образование на платных отделениях вузов. Сейчас их учебу оплачивают родители, а государственные программы поддержки студентов-контрактников только начинают развиваться.

В российской системе образования сегодня насчитывается 724 вуза (495 государственных и 229 частных) и около 4 млн студентов, таковы данные статистического сборника НИУ ВШЭ «Образование в цифрах: 2020»). Несмотря на внушительное количество частных вузов, в них получает образование менее 10% от общего числа студентов.

При этом больше половины всех российских студентов в настоящее время учится на договорной основе — на платных отделениях государственных вузов, утверждают в НИУ ВШЭ.

Пандемия и падение доходов россиян заставили обратить на проблему внимание правительства, и в 2020 году пропорция изменилась в пользу бюджетных мест. Как следует из подготовленного специалистами НИУ ВШЭ «Мониторинга качества приема в вузы», на очные бюджетные места в госвузы в прошлом году было зачислено 318,7 тыс. абитуриентов, на платные –177,5 тыс. Около 14,3 тыс. выпускников школ поступили в негосударственные вузы.

В 2021/22 учебном году по планам Минобрнауки число бюджетных мест для поступающих на все формы обучения вырастет еще на 47 тыс. и составит 422 тыс. Львиную долю этих мест распределят среди региональных университетов.

Кроме того, минимум бюджетных мест останется на популярных специальностях, за которые люди готовы платить. Сохранится в пользу платных мест и соотношение в топовых столичных вузах. Так, судя по контрольным цифрам приема в 2021 году, на 437 бюджетных мест в бакалавриат МГИМО МИД России сейчас приходится 754 договорных. В НИУ ВШЭ (в Москве)  — 2420 и 3595 соответственно, а в РЭА имени Плеханова — 626 и 2715 соответственно.

Цена науки 

Университетское образование финансируется из трех источников, говорит ректор Сибирского федерального университета (СФУ) Максим Румянцев. Это государственная субсидия, средства частных компаний, оплачивающих обучение целевиков, и личные средства граждан. Так дело обстоит во всей высшей школе, меняться может только пропорция. Например, в СФУ на платной основе учится 30% студентов.

Стоимость обучения одного студента-бюджетника в государственных вузах едина для всей страны, и снизить ее вузы не имеют права, объясняет Румянцев. Могут повысить, но тогда это надо обосновать наличием дополнительных услуг или особенностями реализации образовательной программы.

Стоимость договорного обучения не подлежат государственному регулированию и определяется спросом — тут действуют чисто рыночные механизмы. В среднем по стране в 2019 году семестр обучения на платном отделении стоил порядка 75 тыс. руб., таковы данные НИУ ВШЭ.

При этом раскрученный бренд позволяет ведущим российским вузам зарабатывать значительно больше. К примеру, цена семестра обучения по специальности «Международные отношения и энергетическая дипломатия» в МГИМО составляет 310 тыс. руб. По специальности «Дизайн» в НИУ ВШЭ — 345 тыс. руб., по специальности «Перевод и переводоведение (восточные языки)» в МГЛУ (ИнЯз имени Мориса Тореза)  — 194,5 тыс. руб.

Образовательный кредит 

Для поддержки студентов-контрактников есть две основные государственные программы: оплатить обучение можно средствами материнского капитала либо воспользовавшись образовательным кредитом. Программа образовательного кредитования только набирает обороты, но благодаря льготной процентной ставке в последние два года интерес к ней растет, говорит руководитель дирекции основных образовательных программ Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого (вуза проекта «5–100») Людмила Панкова. Сейчас такие кредиты выдают Сбербанк и Почта Банк. С прошлого года процентная ставка установлена в 3%, а льготный период продлен на весь срок обучения плюс три дополнительных месяца.

Льготное кредитование могло бы повысить доступность высшего образования в стране, но пока оно практически не работает, считает председатель комиссии Мосгордумы по образованию Евгений Бунимович. По его словам, с одной стороны, в России недостаточно стабильная финансово-экономическая система. С другой, в отличие от большинства стран мира в России даже отличная учеба в сильном престижном вузе не гарантирует успешного трудоустройства, которое позволит выплатить кредит. Поэтому банки не очень верят, что им вернут деньги, а студенты боятся попасть в кредитную кабалу.

«Конечно, банки пробуют работать с кредитами, а существующие при них благотворительные фонды могут даже профинансировать учебу несколько человек. Но все это лишь отдельные примеры, а не система. Система — это кошелек родителей», — констатирует Бунимович.

Кто платит за студента 

Главные спонсоры студентов-контрактников, конечно, их папы и мамы, соглашается ректор Уральского федерального университета (УрФУ) Виктор Кокшаров. Однако в наше время многие студенты работают и платят за учебу самостоятельно. Развивается система целевого приема, когда оплату обучения берет на себя заинтересованный в студенте будущий работодатель.

Кроме того, существует приказ Минобрнауки РФ от 6 июня 2013 года № 443, который позволяет студенту-контрактнику перейти на бюджет при условии, если он закроет на «отлично» две сессии подряд, напоминает Людмила Панкова. Однако такую возможность сильно ограничивает оговорка «при наличии вакантных бюджетных мест».

Развивают российские вузы и собственные программы поддержки. «Как и любой университет, мы заинтересованы в целеустремленных талантливых студентах и стараемся в меру своих возможностей снять с них бремя финансовой нагрузки», — говорит Максим Румянцев. Так, благодаря действующей в СФУ программе, набравший определенное количество баллов студент может получить рассрочку по оплате обучения, а также ощутимую скидку — от 10 до 50%. Кроме того, университет может назначить годовую стипендию ректора — для самых успешных студентов она равна стоимости двух семестров обучения.

В УрФУ с этого учебного года студенты социально-гуманитарных и экономических направлений пользуются грантовой системой, рассказывает Виктор Кокшаров. Сумма гранта от университета зависит от баллов ЕГЭ и успеваемости студента и может полностью или частично покрывать стоимость обучения.

Кроме того, в вузе предлагают и гибкую систему скидок, благодаря которой можно сэкономить на стоимости обучения до 40%. Скидки зависят от места в учебном и внеучебном рейтинге. Причем воспользоваться такой возможностью может не только узкий круг самых талантливых студентов, а практически каждый. «Перерасчет ежегодно получают от 30 до 40% наших студентов-контрактников», — уточняет ректор УрФУ.

По словам Кокшарова, инструменты поддержки наиболее развиты в государственных вузах, особенно крупных и многопрофильных: «Мы располагаем широкими возможностями и разными источниками для поддержки студентов, в том числе и адресной», — отмечает эксперт.

Недооцененные частники 

Стараются находить возможности субсидирование оплаты для своих лучших студентов и частные вузы, добавляет омбудсмен в сфере образования при уполномоченном президентом России по правам предпринимателей Амет Володарский. Хорошие вузы создают совместные кафедры и лаборатории с бизнесом, который отбирает себе сотрудников еще со второго-третьего курсов и оплачивает их обучение, говорит он.

Большое количество платных мест в государственных вузах приводит к социальной напряженности, считает Амет Володарский. «В некоторых из них обучаются платно уже две трети студентов. Такие вузы выставляют самые высокие цены», — напоминает омбудсмен.

По его мнению, коммерческую нишу должны занимать сугубо частные организации. Более того, в рамках госзаказа они могли бы компенсировать какие-то программы, которых нет в государственных вузах, как это делается во многих странах. Пока же бюджетные места есть только в 5% имеющих государственную аккредитацию частных вузов.

«Большинство европейских стран не делят образование на государственное и частное. Определяющим является то, имеют ли вузы хорошие программы и сильную школу», — продолжает Володарский. По его словам, в знаменитых частных Кембридже и Сорбонне студенты учатся бесплатно за счет грантов и стипендий. При этом тот же Кембриджский университет может привлечь к какому-то своему проекту и другие частные вузы, в том числе российские. «У нас этого почему-то боятся. Хотя качество образования, например, в гуманитарной сфере может быть значительно выше именно в частных вузах, в которых помимо государственного образовательного стандарта дополнительно выполняются и международные — для того чтобы их выпускники были максимально конкурентоспособны», — резюмирует Амет Володарский.

Содержание
Закрыть