Тенденции ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Зеленый свет для инвесторов

Фото: Getty Images Russia
Фото: Getty Images Russia
Мнение инвесторов об инвестиционном потенциале РФ не изменили пандемия, геополитическая неопределенность и нестабильность цен на сырье — привлекательность страны растет как для внешнего, так и для внутреннего капитала.

В России улучшается инвестиционный климат, отмечают эксперты. Наряду с ключевыми факторами привлекательности страны для капиталовложений — большой территорией, имеющей границы с 18 странами, богатой ресурсной базой, огромным внутренним рынком, современной технологической инфраструктурой и качественным человеческим капиталом — развитию бизнеса и притоку капитала способствуют в том числе меры, принимаемые государством для стимулирования инвестиций, отмечает управляющий партнер EY по странам СНГ Александр Ивлев. Необходимо продолжать последовательное развитие соответствующих стимулов, отмечают представители бизнес-сообщества.

Иностранный бизнес ищет пути

В 2021 году, несмотря на пандемию COVID-19 и международные санкции, в России активизировались внешние инвесторы.

Напомним, что 2020 год, согласно официальной статистике, в плане вложений из-за рубежа был не очень удачным для нашей страны. Общий объем новых прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в РФ, как следует из данных Банка России по платежному балансу, сократился до $1,4 млрд с $28,9 млрд в 2019-м. Однако в январе—сентябре 2021-го прямые инвестиции нерезидентов в небанковский сектор экономики РФ, по данным ЦБ, составили $15,3 млрд против $3,9 млрд за тот же период прошлого года. Под ПИИ в методологии ЦБ подразумевается форма инвестиций, осуществляемых институциональной единицей — резидентом одной страны в целях приобретения устойчивого влияния на деятельность предприятия, расположенного в другой стране. При этом доля вложений инвестора должна составлять не менее 10% обыкновенных акций предприятия.

Причем официальная статистика может недооценивать реальный масштаб торгового и экономического сотрудничества между странами, отмечают эксперты. Так, совместное исследование Американской торговой палаты в России и международной EY показало, что двусторонние инвестиции между Россией и США превышают официальные цифры в девять раз. А реальный объем торговли американских компаний с Россией примерно в три—пять раз больше данных государственной статистики. Это объясняется тем, что товар, поставляемый американской компанией из Китая в Россию, считается китайским импортом, а не американским, отмечает Александр Ивлев: «А инвестиции компании со штаб-квартирой в США, направленные в Россию через другую юрисдикцию, не будут считаться американскими в официальной статистике».

Кроме того, бизнес часто взаимодействует, в том числе инвестирует, в составе различных бизнес-ассоциаций и программ макрорегиональных институтов развития. В частности, исследование EY показало, что 76% иностранных компаний считают сотрудничество с органами власти наиболее эффективным в составе бизнес-ассоциаций и отраслевых объединений, а 73% участников опроса предпочитают работу в составе постоянно действующих совещательных органов.

Эффективно также взаимодействие в рамках организаций, которые выполняют роль институтов развития и «клубов по интересам» по отдельным темам, рассказал Александр Ивлев: «Например, «Сколково» — для инноваций, Агентство стратегических инициатив — для продвижения новых инициатив в госуправлении и социальной сфере, Российский экспортный центр — для развития несырьевого экспорта».

Ситуацию с иностранными инвестициями в стране лучше всего отражает международный бизнес, который работает в РФ, уверены эксперты. EY, в частности, регулярно проводит опросы иностранных компаний в рамках Консультативного совета по иностранным инвестициям в России (КСИИ, постоянно действующий орган при правительстве РФ с участием иностранных компаний). Опросы, проведенные в августе—сентябре этого года, показали: 96% компаний — участников КСИИ включают Россию в топ-3 мирового рынка по важности, говорится в отчете EY. Это рекордная цифра за все время проведения исследования с 2019 года.

Почти все участники исследования (97%) ожидают, что их бизнес в России будет расти в течение следующих трех лет. Более трети зарубежных компаний предвидят быстрый рост на 10–20 и более процентов в год. При этом 67% иностранных компаний предпочтут развивать в России существующие инвестиционные проекты, а не начинать с нуля. «Развитие актива в знакомом регионе связано с меньшими рисками и капитальными затратами, чем начало нового», — пояснил Александр Ивлев.

Построенная аналитиками EY предиктивная модель, связанная с темпами будущего роста ВВП, показала, что инвестиции компаний — участников КСИИ останутся на прежнем уровне в 2021 году и перейдут к двузначному росту на следующий год: на 11% в случае сохранения пандемийного режима и более чем на 20%, если ограничения будут сняты.

Один из основных мотивов для инвесторов в РФ — большой внутренний спрос, на удовлетворение которого могут быть нацелены инвестиционные проекты. «Из-за дешевого рубля, недорогой и квалифицированной рабочей силы растет привлекательность России как площадки для экспорта не только в ближайшие страны СНГ, но и в дальнее зарубежье», — говорит Александр Ивлев. В структуре поставок за рубеж увеличивается доля высокотехнологичных товаров — более 26% по итогам прошлого года.

По данным EY (которые учитывают ПИИ, но не учитывают портфельные инвестиции и сделки слияния и поглощения), в тройке лидеров стран, инвестирующих в российскую экономику, в 2020 году остались Германия, Китай и США. «Германия всегда входила в число наиболее активных иностранных инвесторов на территории России», — комментирует топ-менеджер компании. За последние два десятилетия германским бизнесом, по его словам, было реализовано почти 420 проектов. Российский агропром, по данным EY, лидирует по привлекательности для иностранных инвесторов несколько лет подряд. В 2020 году в отрасли было начато 42 проекта ПИИ. Второе место неизменно занимает производство машин и оборудования.

Европейский энергетический кризис дал России прекрасную возможность для привлечения зарубежных инвестиций, считает глава отдела макроэкономического анализа Saxo Bank Кристофер Дембик: «Стало понятно, что нужно гораздо больше инвестировать в российскую энергетику, в том числе в ископаемые источники, после многих лет недостаточных инвестиций в соответствующую инфраструктуру». В среднесрочной и долгосрочной перспективе это должно обернуться выгодой для российской экономики, прогнозирует эксперт. Но стране придется активно внедрять стандарты ESG для привлечения иностранных инвестиций, отмечает Кристофер Дембик: «Большая часть фондов в настоящее время в первую очередь учитывает критерии ESG при принятии решений об инвестировании».

Краткосрочные перспективы прогнозировать, по его словам, труднее: «Из-за новой волны пандемии инвесторы могут на некоторое время охладеть к развивающимся рынкам и искать более безопасные области».

Внутренние резервы

Иностранные инвесторы остаются также одними из наиболее активных участников российского финансового рынка, отметила недавно в рамках пресс-конференции первый зампред ЦБ Ксения Юдаева. Объем вложений нерезидентов в облигации федерального займа, по данным Национального расчетного депозитария, к концу третьего квартала 2021 года достиг исторического максимума — 3,3 трлн руб. При этом она заметила, что такая ситуация создает риски, связанные с возможным выходом инвесторов из стран с формирующимися рынками в ответ на начало цикла повышения ставок ведущими центральными банками, а также риски повышения волатильности на фоне обсуждения новых санкций. По словам первого зампреда ЦБ, снизить риски могло бы усиление позиций на рынке российских инвесторов с долгосрочными инвестиционными стратегиями — пенсионных и страховых фондов, розничных инвесторов, использующих долгосрочные индивидуальные инвестиционные счета.

«Российский бизнес на самом деле всегда готов инвестировать. И главное, что у него есть соответствующие возможности для привлечения финансирования», — говорит председатель совета по финансово-промышленной и инвестиционной политике, член правления Торгово-промышленной палаты РФ Владимир Гамза. Общий объем сбережений как граждан, так и компаний в стране в рублях и иностранной валюте приближается к 130 трлн в рублевом эквиваленте, отмечает он: «Это огромная сумма».

Однако реализации инвестиционного потенциала российского бизнеса, по его словам, мешает большой объем нелегализованного капитала, что является «родовой травмой» 1990-х годов: «Во всем мире компании привлекают примерно две трети инвестиций с финансового рынка. У нас две трети — это собственные средства компаний. Притом что у многих уставный капитал не превышает 10 тыс. руб.».

Исправить положение дел могла бы безусловная амнистия внутренних капиталов, говорит Владимир Гамза: «Нужно легализовать внутренний капитал малого и среднего бизнеса и создать благоприятную налоговую политику в сфере инвестиций».

Свои среди чужих

Инвестиции в основной капитал в России за первые три квартала 2021 года выросли на 7,6% год к году, превысив 13,5 трлн руб., следует из данных Росстата. В прошлом году за аналогичный период этот показатель сократился на 3,1%.

Растет инвестиционная активность в том числе достаточно чувствительного к рыночной конъюнктуре малого и среднего бизнеса (МСБ), отмечают в ПСБ. Так, Индекс RSBI (ежемесячное исследование настроений МСБ, организованное ПСБ совместно с «Опорой России») за месяц вырос на 0,4 пункта и в октябре достиг отметки 53,2. Значение индекса выше 50 пунктов означает рост деловой активности, ниже 50 — снижение. При этом основной драйвер — именно инвестиционная компонента (кроме нее в исследовании определяются компоненты продаж, кадров и кредитов), которая за месяц увеличилась с 56,6 до 59 пунктов.

Доля предпринимателей, которые при опросе отметили, что в октябре инвестировали в бизнес, увеличилась на 7% по сравнению с прошлым месяцем и составила 26%, а доля тех, кто сокращал инвестиции, осталась неизменной и составила 9%, отмечают авторы Индекса RSBI. Доля субъектов МСБ, которые планируют расширять инвестиции в бизнес в ближайшие три месяца, выросла на 4 п.п., до 27%, а тех, кто будет сокращать вложения в бизнес, сохранилась на уровне 7%.

На инвестиционную активность не повлияли даже новые октябрьские ограничения, связанные с противоэпидемиологическими мерами, отмечает вице-президент — заместитель руководителя блока «Средний и малый бизнес» ПСБ Кирилл Тихонов: «Результаты исследования показали сдержанную реакцию малого и среднего бизнеса и потребность предпринимателей в развитии».

Рост инвестиций говорит о том, что предприниматели уверены в своем деле, в экономике, считает президент «Опоры России» Александр Калинин.

Немаловажную роль в этой тенденции играют принятые ранее значимые законодательные инициативы, действие которых начинает давать результаты, говорит Владимир Гамза.

Во-первых, по его словам, изменения в законе о промышленной политике, принятые в 2019 и 2020 годах в отношении специальных инвестиционных контрактов (СПИК), расширили возможности регионов и муниципалитетов для участия в таких контрактах. Напомним, СПИК — механизм, в рамках которого инвестор обязуется осуществить инвестиции в создание, модернизацию или освоение производства на территории РФ в обмен на неизменность налоговых условий. Также отменен обязательный порог участия в СПИК в размере 750 млн руб., теперь сумма устанавливается контрактом. Аналитики международной EY отмечают позитивный сигнал для рынка в увеличении максимального срока, на который заключается СПИК, с 10 до 15 лет (до 20 лет при объеме инвестиций свыше 50 млрд руб. без учета НДС).

Принятый летом этого года закон «О защите и поощрении капиталовложений» — революционное нововведение, говорят в Торгово-промышленной палате РФ. Документ позволяет сохранять общие условия по налогам, тарифам, на которые приходит инвестор, на весь период реализации проекта вне зависимости от принимаемых государством изменений, пояснил Владимир Гамза.

Кроме того, способствовать инвестактивности будет создание под патронажем первого зампреда правительства РФ Андрея Белоусова специальных комитетов в регионах, которые должны сформировать инвестиционные меморандумы, говорит Владимир Гамза. Также, по его словам, большим плюсом является принятие правительством определенных решений, благодаря которым в инвестиционном процессе теперь должен быть заинтересован ЦБ. «По крайней мере, регулятор не будет своими директивами ограничивать инвестиционную активность», — говорит эксперт.

От первого лица «Инвестора привлекают природные богатства, логистика и преференции»
Скачать Содержание
Закрыть