«Ящик Пандоры мог оказаться еще глубже»
Материалы выпуска
По обе стороны права Решения Рост в условиях спада Рынок «Ящик Пандоры мог оказаться еще глубже» Решения Работа над ошибками Инновации Направление главного удара Решения Невероятные приключения иностранцев в России Решения
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Ящик Пандоры мог оказаться еще глубже»

Во время кризиса резко увеличилось количество арбитражных споров в самых разных сферах. Какие споры ведут представители крупного бизнеса между собой, в интервью журналисту РБК+ Алексею Лоссану рассказал партнер МКА «Мельницкий и Захаров» Григорий Захаров.
Фото: Пресс-служба

— За последние два года резко выросло количество судов между представителями бизнес-сообщества. Какие вопросы чаще других были предметами споров?

— Традиционно в условиях экономической рецессии количество судебных споров растет, и, разумеется, основа большинства конфликтов — неисполнение обязательств с перспективой дефолта или банкротства. При этом целый сегмент составляют иски, направленные на выход из договорных отношений через оспаривание или расторжение сделок. Кроме того, меняется вектор движения капиталов, переосмысливаются ранее сделанные инвестиции. Это тоже обуславливает новые споры, в первую очередь в корпоративной сфере. Традиционно много разногласий возникает во взаимоотношении бизнеса и государственных регуляторов, бизнеса и местной власти.

— Какие дела за последний год вы бы назвали наиболее характерными для рынка, в том числе из вашей практики?

— Я могу привести сразу несколько примеров. Во-первых, это коммерческие споры, вытекающие из ранее заключенных договоров. Российская дочерняя компания TUI Group, столкнувшись с нарушениями со стороны контрагента, разорвала агентское соглашение с авиакомпанией «Когалымавиа». Стороны предъявили друг другу иски на $61 млн и $13 млн соответственно. При этом суд кассационной инстанции подтвердил правомерность действий туроператора. Во-вторых, постоянно возникают споры в рамках корпоративных отношений. Например, миноритарные акционеры ПАО «Лензолото», две офшорные компании, пытались через суд увеличить размер ранее выплаченных дивидендов. В этом случае суды не поддержали требование истца. В-третьих, как и всегда в кризис, учащаются споры c участием кредитных организаций. Так, мы защитили дочернюю компанию ПАО «Северсталь» от трех исков Альфа-банка на общую сумму более 1,1 млрд руб. Это был весьма сложный кейс, в рамках которого было проведено пять экспертиз и возбуждено одно уголовное дело.

— С момента апелляции ваша команда также представляла интересы собственника бизнес-центра «Эрмитаж-плаза», компании «Тизприбор», в деле против «ВымпелКома». По сути, оператор хотел платить аренду, исходя из курса 40 руб. за доллар, и в первой инстанции даже добился такого решения. Насколько трудно было выступать в суде против одного из крупнейших в России операторов мобильной связи?

— Да, компания «Тизприбор» наняла нас для апелляционного обжалования, и мы рады, что в рамках рассмотрения этого дела возобладал здравый подход. В конце 2015 года Арбитражный суд Москвы частично удовлетворил иск «ВымпелКома» о пересмотре условий договора аренды, номинированного в валюте. Апелляционная инстанция же, напротив, подтвердила, что валютная оговорка в b2b-договорах — нормальное условие в рамках разумного предпринимательского риска. Более того, коллегия судей критически оценила доводы истца о том, что контракт может быть переписан из-за существенного изменения обстоятельств. Под такими обстоятельствами в данном случае имелось в виду изменение политики Центрального банка РФ. Кроме того, апелляционная коллегия сочла неприменимым подход Арбитражного суда Москвы о возможности судебного пересмотра отдельных договорных условий только на основании ст. 10 Гражданского кодекса РФ.

— Многие эксперты рынка недвижимости утверждают, что решение в пользу «ВымпелКома» привело бы к массе конфликтов по валютным договорам аренды.

— Я разделяю их позицию. На самом деле ящик Пандоры мог оказаться еще глубже, и это подтвердили многие юристы в рамках дискуссий, которые проходили на самых разных профессиональных площадках.

— В феврале ваша коллегия адвокатов сменила название: известный бренд «Инюрколлегия» был заменен на новый с фамилиями партнеров — «Мельницкий и Захаров». Каковы причины ребрендинга?

— Мы всего лишь привели форму в соответствие с содержанием. Наша команда начала формироваться более 15 лет назад под брендом «Инюрколлегия», но с изначальным акцентом на бизнес-адвокатуру. Своей стратегии мы никогда не изменяли, делая особую ставку на разрешение споров между предпринимателями как в России, так и за рубежом. Львиная доля клиентов нашей коллегии — крупнейшие государственные и частные корпорации. Это отраслевые лидеры, ориентированные на эффективную и транспарентную схему сотрудничества со своими консультантами. Поэтому мы решили вынести в бренд фамилии партнеров, которых наши доверители знают лично. Более того, для нас использование фамилий в названии — дополнительный фактор доверия и ответственности за результат.