Невероятные приключения иностранцев в России
Материалы выпуска
По обе стороны права Решения Рост в условиях спада Рынок «Ящик Пандоры мог оказаться еще глубже» Решения Работа над ошибками Инновации Направление главного удара Решения Невероятные приключения иностранцев в России Решения
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Невероятные приключения иностранцев в России

Законодатели намерены ограничить право международных юридических фирм оказывать услуги в нашей стране. Возражая против монополизации, российские юристы убеждены: отечественный рынок является одним из самых открытых.
Фото: Вадим Жернов/ИТАР-ТАСС

По действующему законодательству иностранные адвокаты могут оказывать юридическую помощь только по вопросам права своей страны, не должны вести дела, связанные с государственной тайной, и обязаны зарегистрироваться в Минюсте РФ. Вместе с тем деятельность российских юристов в принадлежащих иностранцам консалтинговых компаниях и группах до сих пор никто не ограничивал.

Свободная касса

Опрошенные РБК+ эксперты убеждены, что делить юридические фирмы на российские, иностранные и транснациональные некорректно.

Во-первых, вне зависимости от собственника компании услуги по праву нашей страны оказывают исключительно отечественные юристы, чаще всего являющиеся адвокатами. Во-вторых, все такие организации зарегистрированы в качестве российских юридических лиц. Единственное отличие «иностранцев» — вхождение в международную сеть и наличие головного офиса за рубежом. По мнению управляющего партнера Dentons по России Флориана Шнайдера, такой альянс позволяет оптимизировать расходы клиента по проекту и работать максимально эффективно.

Существующие ограничения на работу иностранных юристов по российскому праву участники рынка считают нормальным явлением.

«Во всем мире, за редчайшими исключениями, адвокаты и другие члены регулируемых профессиональных корпораций могут оказывать консультации преимущественно по праву той страны, в которой они допущены к профессии и получили соответствующее образование, подтвержденное сложнейшими экзаменами», — говорит статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов (ФПА) России Константин Добрынин.

По его словам, в этом контексте «понятна абсурдность самой идеи о том, что английский солиситор в Москве может без специальной квалификации консультировать своих клиентов по российскому праву, равно как и адвокату нашей страны никто не позволит продвигать свою консалтинговую деятельность по английскому праву в Лондоне без подтверждения и сертификации соответствующих знаний и подчинения себя правилам национальной профессиональной корпорации».

Следует отметить, что по сравнению с такими странами, как США, Великобритания, Германия, Китай и многие другие, Россия представляет собой пример беспрецедентной открытости собственного рынка юридических услуг. «Из крупных государств серьезные ограничения на деятельность иностранных юридических и аудиторских консультантов отсутствуют разве что в странах бывшего СССР», — констатирует Константин Добрынин.

По словам Флориана Шнайдера, в большинстве стран юридические фирмы из-за рубежа имеют свои офисы с местными юристами и работают без ограничений. Полный запрет на «иностранцев» ввело небольшое количество государств. «При выборе компании для представительства в иностранном суде клиента в первую очередь будет интересовать ее опыт в аналогичных проектах в конкретной стране или конкретном суде», — полагает Флориан Шнайдер.

Новые правила игры

Однако вскоре ситуация в России может существенно измениться. Внесенный весной в Госдуму законопроект исключает участие «иноземцев» в качестве представителей в российских судах. Не вправе будут это делать и граждане нашей страны, работающие в отечественных компаниях с иностранным участием, причем независимо от профиля деятельности и доли зарубежного капитала.

По мнению автора таких поправок в процессуальное законодательство, депутата Дениса Вороненкова (фракция КПРФ), предложенные ограничения соответствуют международной практике и необходимы в первую очередь для защиты нашей страны от учрежденных в США юридических фирм: «Необходимость принятия запретительной нормы в России назрела ввиду действия антироссийских санкций со стороны большого количества иностранных государств и негативной макроэкономической ситуации. Участие иностранных юридических фирм в качестве консультантов и представителей российских предпринимателей увеличивает риски нанесения вреда экономической безопасности государства, так как доступ к коммерческой тайне и аналитическим данным имеют лица, потенциально аффилированные с иностранными разведывательными организациями».

Вместе с тем «жертвами» такой патерналистской идеи, в случае принятия законопроекта в предложенной депутатом Вороненковым редакции, станет и большое количество не работающих на юридическом рынке компаний с иностранным участием (включая даже «Газпром»). Их юристы не смогут выступать в суде в интересах своих работодателей. Исключение парламентарий согласился сделать только для первых лиц или иных прописанных в уставе должностей.

Представители российского юридического сообщества критически оценивают данный законопроект. «Предложенные меры не оставляют зарубежным коллегам никаких судебных шансов на будущее. Широкие формулировки проекта распространятся как на филиалы и представительства, так и на юридические лица с российским участием, которые иностранные консультанты могут попытаться создать под привычными брендами», — отмечает старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Валерий Зинченко. К сожалению, продолжает эксперт, некоторые российские коллеги восприняли эту идею чуть ли не с восторгом: «Действительно, зачем повышать качество, расти, развиваться, применять к себе строгие стандарты профессии, если и без этих трудов появился шанс получить клиентов, которые одним депутатским щелчком могут остаться без квалифицированной юридической помощи».

Константин Добрынин из ФПА считает ситуацию вокруг деятельности иностранных юридических компаний чрезмерно и искусственно политизированной. Впервые этот вопрос стал поводом для общественной и профессиональной дискуссии после нашумевшего гаагского проигрыша России летом 2014 года в «деле ЮКОСа», в результате которого бюджет страны мог не досчитаться более $50 млрд.

Нужно понимать, что не консультант принимает окончательное решение о выборе той или иной юридической стратегии, а заказчик, говорит Константин Добрынин: «То есть Российская Федерация в лице ее конкретных представителей с именами, отчествами и фамилиями, которым точно стоит задать вопросы и получить ответы». По его мнению, обеспокоенность ряда коллег о сохранности государственной тайны и «иных чувствительных сведений о деятельности страны в процессе раскрытия информации своим консультантам понятна». «Но также очевидно и то, что облыжно обвинять кого-то или ставить какое-то клеймо на основании национального флага попросту безответственно», — констатирует эксперт.

Другой вице-президент ФПА — Геннадий Шаров не столь категоричен и предлагает решать проблему в сфере оказания профессиональной юридической помощи комплексно. Прежде всего он напоминает о необходимости предоставить адвокатуре исключительное право на судебное представительство — ввести так называемую «адвокатскую монополию». Тогда как российским адвокатом по закону может быть и иностранный гражданин.


Иностранная доля            

В реестре Министерства юстиции РФ в настоящее время числится 116,9 тыс. российских адвокатов и всего 109 зарубежных, из которых 22 юриста представляют Украину, по девять — Великобританию, Казахстан и Киргизию, по семь — Францию и Германию.