«Стоп-факторы важно вовремя включать и так же вовремя выключать»
Материалы выпуска
Есть ли глобализация после коронакризиса Решения «Европа может добиться независимости от импорта минерального сырья» Инновации «Требуется новый подход к цифровизации промышленной безопасности» Компетенция «Если не целиться на мировой рынок, прорыва не совершить» Компетенция «Как финтеху, так и агротеху нужно больше инноваций в сфере b2b» Решения «Компании за пять минут регистрировали аккаунты и начинали торговать» Инструменты «Чем больше вложим в технологии сегодня, тем больше заработаем завтра» Компетенция Эффект затяжного воскресенья Рынок Лизинг выезжает из кризиса Рынок «Стоп-факторы важно вовремя включать и так же вовремя выключать» Компетенция
Компетенция
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Стоп-факторы важно вовремя включать и так же вовремя выключать»

О ключевых рисках для рынка лизинга в период коронакризиса РБК+ рассказал директор по рискам группы компаний «Газпромбанк Лизинг» Руслан Музафаров.
Фото: пресс-служба

— Какие области риска в условиях пандемии в большей степени влияют на стратегии лизинговых компаний?

— Очень важно сегодня учитывать факторы рыночных рисков, постоянно анализировать их и оценивать в соответствии с тем, что происходит в экономике, ставить определенные ограничения по работе с теми или иными отраслями. Например, сейчас группа компаний «Газпромбанк Лизинг» ограничила инвестиции в туристическую, авиационную и частично в железнодорожную отрасли. Задача риск-менеджмента — управлять стоп-факторами, вовремя их включать. И потом, когда рынок начнет чувствовать себя лучше, вовремя выключать. На сегодняшнем этапе, понятно, не самая простая рыночная ситуация, когда многие стоп-факторы находятся во включенном состоянии.

— Какие отрасли сейчас на особом контроле с точки зрения рисков?

— Если говорить о крупных рисках, то, конечно, это железнодорожная отрасль. Тут ситуация была сложной еще год назад. Мы видим снижение ставок доходности, видим и брошенные железнодорожные парки. «Газпромбанк Лизинг» не идет сейчас в эту отрасль, как и многие другие лизинговые компании, хотя перспективы есть. К примеру, существует определенный спрос на хопперы, платформы и другой специализированный подвижной состав.

Отдельная тема — сделки в сегменте пассажирских вагонов, где риски в принципе заметно выше, чем в случае с грузовым подвижным составом. Ранее мы работали в этом сегменте, реализовывали достаточно капиталоемкие проекты и не исключаем, что он может быть инвестиционно привлекательным в будущем. Однако на данном этапе наша группа не готова рассматривать это направление бизнеса — есть очень большие вопросы по доходности, по загрузке вагонов из-за снижения пассажиропотока в период пандемии.

— Как обстоят дела с авиационной отраслью, которая тоже сильно пострадала из-за коронакризиса?

— Да, авиационная отрасль сейчас переживает не самые лучшие времена из-за пандемии. Однако портфель «Газпромбанк Лизинг» с точки зрения рисков полностью защищен, поскольку мы не занимаемся крупной пассажирской авиацией. В сфере наших интересов сделки с воздушным транспортом, который обеспечивает поддержку инфраструктурных проектов. К примеру, мы финансируем клиентов, которые нуждаются в вертолетах или судах малой авиации для облета трубопроводов газо— и нефтеобъектов, пожаротушения, оказания медицинской помощи и т.д.

— Какие сегменты сейчас являются для вас приоритетными?

— У нашей группы компаний все отрасли и сегменты бизнеса в приоритете на сегодняшний момент, кроме вышеупомянутых. Успешно работаем с компаниями торговли, добывающей и нефтегазовой промышленности, со стройкомплексом, логистической, машиностроительной, судоходной и прочими отраслями.

— Как вы диверсифицируете свой портфель?

— Диверсификация — это долгий процесс. В ее основе лежит наша отраслевая экспертиза — мы постоянно анализируем рынки, сегменты, следим за экономикой. Очень хороший пример можно привести как раз с железнодорожной отраслью. У любой лизинговой компании, которая работает с железнодорожным сегментом, именно доля сделок с подвижным составом всегда доминирует в портфеле. «Газпромбанк Лизинг» не исключение. Но, наблюдая за событиями в железнодорожных перевозках на протяжении последних двух-трех лет, мы вовремя поняли, что необходимо сокращать наше присутствие в данном бизнесе. Если полтора года назад доля лизинга железнодорожной техники в нашем портфеле составляла 80%, то сейчас — 60%.

Соответственно, снизив долю этого сегмента, мы пошли дальше — стали заниматься лизингом авиатехники, морских и речных судов. Эти направления позволяют нам медленно, но планомерно диверсифицировать портфель.

— Это достаточно капиталоемкие проекты.

— Смотря о чем речь. Например, цена узкофюзеляжного самолета (Boeing 737 или Airbus A320) примерно $60 млн. Финансирование такого крупного проекта сопряжено с достаточно серьезными рисками для лизинговой компании, в том числе с точки зрения концентрации инвестиций на одного лизингополучателя. Но, скажем, вертолет стоит уже меньше 1 млрд руб. И это вполне приемлемый вариант для портфеля. С небольшими морскими и речными судами такая же ситуация — в среднем стоимость небольшого судна составляет несколько сотен миллионов рублей.

— Газпромбанк принимает участие в разработке вашей риск-стратегии?

— Группа компаний «Газпромбанк Лизинг» полностью интегрирована в систему риск-менеджмента Газпромбанка. Те стратегии, которые мы принимаем для себя с точки зрения рисков, полностью соответствуют стандартам риск-менеджмента банка. Это касается и розницы, и корпоративного бизнеса.

Помимо упомянутого мной рыночного риска в целом риск-стратегия «Газпромбанк Лизинг» включает в себя следующие укрупненные фокус-группы: анализ кредитного, имущественного и операционного рисков. В рамках анализа кредитного риска мы смотрим финансовое состояние клиента, его отчетность, будущие денежные потоки. При определении имущественных рисков анализируем обеспечение и оцениваем предмет лизинга с точки зрения его рыночной цены, падения стоимости на протяжении сделки. Если говорить об операционных рисках, то здесь речь об оценке внутренних бизнес-процессов лизинговой компании. Такая система риск-менеджмента позволяет нам иметь уровень просроченной задолженности всего в 0,1% по группе, что является одним из самых низких показателей на российском рынке лизинга.

— Почему, запустив два года назад направление автолизинга, вы не пошли в такси и каршеринг?

— Такси и каршеринг — высокорисковые сегменты для любой лизинговой компании. Автомобиль такси в большом городе может проезжать до 100 тыс. км в год и более. Соответственно, актив изнашивается гораздо быстрее, чем при обычной эксплуатации. Рынок высококонкурентен, а потому вероятность дефолта также высока. Два года назад субпортфель по такси и каршерингу мог бы просто «уронить» в целом наш розничный бизнес. Поэтому сначала нам нужно было нарастить портфель. Сейчас, когда наша дочерняя компания «Газпромбанк Автолизинг» имеет достаточно обстоятельный портфель сделок с клиентами из сферы малого и среднего бизнеса, мы намерены обязательно зайти в сегменты такси и каршеринга. Но сделаем это осторожно и поступательно. В ближайшее время нашей группе предстоят консолидация и оптимизация продуктовой линейки розничного бизнеса, и в числе прочего мы намерены интегрировать в нее соответствующий портфель нашей дочерней компании Carcade с ее наработанными риск-технологиями.

— Какой процент отказов по риск-менеджменту в вашей группе?

— Если говорить о корпоративном бизнесе, то отказы с нашей стороны составляют в среднем не более 10% от воронки. В рознице процент отказов не более 15–18%. Такой низкий процент отказов относительно, к примеру, банковских кредитных продуктов обусловлен тем, что в лизинговых сделках зачастую риск принимается в большой степени на предмет лизинга, титул (право собственности) на который остается за лизинговой компанией до окончания договора лизинга и выплаты всех лизинговых платежей со стороны лизингополучателя.

— Есть ли у вас какой-то актуальный совет для участников рынка?

— Одна из главных ошибок любого бизнеса — это завышенные ожидания от будущих поступлений по контрактам с заказчиками. Нужно понимать, что многие инвестиционные программы сейчас замораживаются, объемы бизнеса снижаются. Поэтому совет могу дать только такой: здраво и реалистично оценивать перспективы бизнеса, проводить стресс-тестирование своего cash flow. Также рекомендую тщательно планировать внешние заимствования, свою долговую нагрузку, исходя из реалистичных доходов. Любой дефолт — это негативное событие в равной степени для всех сторон: для лизингополучателя, для лизинговой компании или банка.