Рыночный расклад ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Зачем России иностранные банки

Фото: Getty Images Russia
Фото: Getty Images Russia
Международный кластер российской банковской системы делает ее более стабильной, содействует развитию конкуренции и поддерживает открытый характер российской экономики, говорят эксперты.

Размер участия зарубежного капитала в совокупном уставном капитале российских банков, по данным ЦБ, к началу текущего года составил около 11%, сократившись за год на 0,8 процентных пунктов. И это в 2,6 раза меньше, чем на пике прихода иностранцев в банковскую систему РФ в 2008 году, когда под контролем нерезидентов, как напоминает вице-президент Ассоциации банков России Александр Хандруев, находилось 28,5% совокупного капитала банков.

Среди причин сокращения международного присутствия в национальном банковском секторе директор группы рейтингов финансовых институтов Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Михаил Полухин называет высокую конкуренцию со стороны госбанков, повышенные риски, низкие темпы роста российской экономики, изменение стратегических приоритетов материнских компаний. «Из России уходит значительная часть иностранных инвесторов и бизнеса, а вместе с тем сокращается и зарубежное присутствие в российской банковской системе. Снижается платежеспособный спрос населения», — поясняет директор Банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков. По данным Росстата, реальные располагаемые доходы населения в первом квартале 2021 года упали на 3,6% по отношению к аналогичному периоду прошлого года.

В течение последних десяти лет российский рынок покинули такие банки, как Nordea, Barclays, RBS, Credit Suisse, Morgan Stanley и др., отмечает руководитель практики по оказанию консультационных услуг компаниям финансового сектора КПМГ в России и СНГ Наталия Ракова. В середине апреля 2021 года о намерении выйти из розничного бизнеса в 13 странах, включая РФ, заявила американская Citigroup.

А вы задержитесь, пожалуйста

В Ситибанке, который является российской «дочкой» компании, однако подчеркивают, что «Россия по-прежнему остается важным рынком для группы Citi». Но акцент в дальнейшем будет сделан на обслуживании корпоративных клиентов, которых у банка в РФ около 3 тыс., предоставлении им полного спектра банковских услуг: расчетно-кассового обслуживания, торгового финансирования, валютообменных операций, хеджирования валютных рисков, сопровождения сделок долгового и акционерного капиталов. «Институциональный бизнес Citi продолжит работать во всех странах, где он представлен сегодня», — говорит Мария Иванова, президент, председатель правления Ситибанка. Банк ориентируется на определенный клиентский сегмент: ведущие российские и международные компании, крупные финансовые институты, производственные компании, вовлеченные в импорт и экспорт, а также быстрорастущий бизнес в области цифровизации, например, из сектора электронной коммерции.

По словам Марии Ивановой, продать розничный бизнес в России группа решила в рамках пересмотра глобальной стратегии, где фокус сделан на наиболее перспективных и растущих бизнесах, позволяющих улучшить возврат на инвестиции на длинном горизонте. «При этом в течение переходного периода, который может длиться до нескольких лет, Ситибанк продолжит в обычном режиме обслуживать сегмент физлиц, где у нас сегодня около полумиллиона клиентов», — отмечает Мария Иванова.

Президент Американской торговой палаты в России (AmCham) Алексис Родзянко считает соответствующий шаг вполне оправданным, поскольку в розничном бизнесе иностранным банкам все сложнее конкурировать с российскими кредитными организациями, которые в последние годы много инвестируют в развитие и цифровизацию этого направления. Однако в сегменте корпоративного и инвестиционного бизнеса, по словам Алексиса Родзянко, у иностранных банков по-прежнему сохраняется рыночное преимущество, благодаря их присутствию на мировых рынках капитала, контактам с международными инвесторами.

В Реестре представительств иностранных кредитных организаций на территории РФ, по данным Банка России (ЦБ РФ, Центробанк) по состоянию на начало апреля 2021 года, значилось 39 банков из 18 государств: Германии, Венгрии, Вьетнама, Китая, Греции, Египта, Италии, Кипра, Латвии, США, Франции, Швейцарии, Японии, Республики Корея, Армении, Казахстана, Азербайджана, Абхазии.

В этот реестр не входят российские банки, являющиеся «дочками» международных банковских групп (где контрольный пакет акций напрямую или косвенно принадлежит иностранным государственным структурам, банку или компании)  — Citigroup, Raiffeisen Bank International AG (RBI), Societe Generale и пр. «Всего сегодня в России функционируют 47 банков с иностранным участием, среди которых представлены ведущие европейские и азиатские кредитные организации», — говорит Наталия Ракова, ссылаясь на данные Банка России. В топ-20 российских кредитных организаций по размерам нетто-активов, по данным ЦБ, входят четыре иностранные банковские «дочки» — Росбанк, Райффайзенбанк, ЮниКредит банк и Ситибанк.

Наталия Ракова считает, что Россия, несмотря ни на что, сохраняет статус привлекательного рынка для зарубежного банковского капитала: «Мы все равно остаемся шестой по размеру мировой экономикой. В РФ не самое жесткое регулирование, умеренная конкуренция, высокая маржинальность банковского бизнеса и большая клиентская база». Российский рынок даже при том уровне развития, который достигнут уже сейчас, является для международных банков очень интересным, соглашается Алексис Родзянко.

Как говорит Василий Солодков, исторически иностранные банки выполняли ряд важных функций в системе российского банковского сектора. Первое — это передовой опыт в части корпоративной культуры, управления и технологий. Второе — привлечение в нашу страну денежных ресурсов. Третье — обслуживание зарубежных клиентов, которые работали в РФ, поясняет эксперт. «В России мы следуем глобальной миссии Citi — способствовать росту и экономическому прогрессу», — поясняют свою позицию в Ситибанке.

Критерии выбора

Наталия Ракова отмечает, что долгое время зарубежные «дочки» обеспечивали лучшее качество обслуживания, придерживаясь традиционных для них мировых стандартов. И таким образом создали себе хорошее реноме, которое в целом сохраняется в течение многих лет. «Ситибанк уже 11 лет подряд входит в число самых надежных банков России по версии Forbes. Розничные клиенты выбирают нас в первую очередь из-за одной из лучших на рынке инвестиционных платформ и глобальной аналитики. У банка высший кредитный рейтинг на уровне ААА в 2020 году по национальной шкале от АКРА», — перечисляет плюсы своей организации Мария Иванова. Кроме того, по ее словам, банк находится на лидирующих позициях по целому ряду нишевых направлений, например, является первым в рейтинге консультантов по сделкам M&A на российском рынке по версии Mergermarket.

Наталия Ракова, однако, уточняет, что по мере того, как российские банки активно улучшают свои сервисные модели, прежде всего в цифровых каналах, иностранные банки постепенно уступают некоторые свои конкурентные позиции. «Преимущество иностранных банков в привлечении из-за рубежа дешевых денег также нивелируется тем, что сегодня российские банки, особенно с госучастием, имеют возможность фондироваться за счет государства по низкой цене», — говорит Василий Солодков.

«Тем не менее в корпоративном секторе многие зарубежные компании, локализованные в России, все равно предпочитают обслуживаться опять же в международных банках. Во многих случаях это обусловлено общей политикой материнских компаний на глобальном уровне, когда выбор банка-партнера в той или иной стране происходит по четким критериям, заданным из центрального офиса. В нашем случае стратегия основана на диверсификации бизнес-направлений и взвешенном подходе к управлению рисками, что обеспечивает финансовую устойчивость и успешность бизнеса», — говорит Мария Иванова.

Корпоративный бизнес более сосредоточен на крупных клиентах, для которых важнее доступ к иностранным рынкам и иностранным контрагентам, и здесь у иностранных банков есть определенное преимущество, замечает в свою очередь Алексис Родзянко. Ситибанк в этом ряду является единственным представителем крупной глобальной компании, работающей более чем в 160 странах и юрисдикциях.

Тем не менее Александр Хандруев считает, что устойчивость банков с иностранным участием к внешним шокам выше, чем у частных российских банков: «По отношению к «дочерним» структурам иностранных банков не было процедур санирования и финансового оздоровления. Не было и фактов отзыва лицензий, кроме случаев их добровольной сдачи». По словам Александра Хандруева, все это весомые аргументы в пользу того, что данный кластер нужен национальной банковской системе. «Он делает ее более стабильной, содействует развитию конкуренции и поддерживает открытый характер российской экономики», — говорит эксперт. В Ситибанке также напоминают о важности такой составляющей, как корпоративно-социальная ответственность бизнеса. «Мы, в частности, поддерживаем социальные программы и инициативы, которые направлены на повышение качества жизни людей с низким уровнем дохода», — говорит Мария Иванова.

Решения Пластик для путешественников: в режиме ожидания
Содержание
Закрыть