Стратегия ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Как банки участвуют в «озеленении» российской экономики

Фото: Getty Images Russia
Фото: Getty Images Russia
Банки должны быть в авангарде процесса устойчивого развития и мотивировать своих клиентов на принятие соответствующих принципов, считают эксперты. Но пока сами российские банки лишь на 10% следуют этим принципам.

ESG-повестка (англ. environmental — экология, social — социальное развитие, governance — корпоративное управление), которая в последние годы становится одним из главных глобальных приоритетов, не могла обойти стороной банковский сектор. Сегодня более 240 банков в мире являются подписантами принятых в июле 2019 года «Принципов ответственной банковской деятельности» в рамках Финансовой инициативы Программы ООН по окружающей среде (Principles for Responsible Banking UNEP FI).

Ответственность или мода?

К принципам ответственного банкинга на данный момент официально присоединились шесть российских банков: Совкомбанк, «Сбер», Московский кредитный банк (МКБ), TCS Group Holding PLC (Тинькофф), «Центр-инвест», Хоум Кредит энд Финанс Банк. Финансовые группы Citi и Societe Generale, подразделениями которых в России являются соответственно АО КБ «Ситибанк» (Ситибанк) и Росбанк, — одни из 30 основных инициаторов и разработчиков концепции глобального документа, подтверждающего приверженность банков принципам ESG. «Ситибанк в России придерживается стратегии глобального Сiti, одного из мировых лидеров в разработке корпоративных подходов к тематике ESG», — комментирует президент, председатель правления Ситибанка Мария Иванова.

Напомним, что структура Principles for Responsible Banking состоит из шести принципов, которые подписавшие соглашение банки обязуются внедрять во все области бизнеса на стратегическом, портфельном и транзакционном уровнях. В частности, снижать отрицательное воздействие своих продуктов и услуг на окружающую среду, согласовывать свои ESG-обязательства с глобальными целями на уровне бизнес-стратегий, ответственно работать со своими клиентами, в числе прочего поощряя устойчивые методы в экономической деятельности корпоративных партнеров и повышая уровень финансовой грамотности населения и пр. Крупнейшие российские кредитные организации, по словам заместителя группы оценки рисков устойчивого развития Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Владимира Горчакова, сегодня выступают главными проводниками принципов ESG в российском финансовом секторе. Как говорит президент Ассоциации корпоративных казначеев (АКК) Владимир Козинец, банки с иностранным участием при этом выделяются на общем фоне готовностью субсидировать ESG-финансирование за счет собственной маржинальности и более жесткими внутренними KPI, требующими от организации вовлечения в тему ESG, в том числе обеспечения определенной доли ESG-финансирования. «И в целом, конечно, имеет значение мировой опыт финансовой группы, к которой принадлежит банк», — отмечает руководитель АКК.

Впрочем, пока в целом доля банков, применяющих в своей деятельности какие-либо ESG-практики, в России не очень велика — лишь около 10%, говорит вице-президент Ассоциации банков России (АБР) Яна Епифанова, ссылаясь на результаты исследования компании «Делойт, СНГ», подготовленного в мае 2021 года по заказу АБР.

Как «зеленеют» продукты и инструменты

Систематизированного подхода к внедрению принципов ESG в банковской практике пока нет, говорят опрошенные РБК+ эксперты. В Банке России отмечают, что «пока основной фокус внимания регуляторов банковского сектора — это надлежащая оценка рисков, связанных с климатическими изменениями». «Эти риски могут со временем трансформироваться в традиционные риски — кредитные, рыночные, ликвидности, операционные, репутационные. Поэтому банкам важно учитывать их в своей деятельности», — говорится в материалах, предоставленных РБК+ пресс-службой ЦБ РФ.

Сделки с привязкой к ESG-показателям пока не очень распространены, но они есть, отмечает Владимир Горчаков. Например, ставка кредита может зависеть от уровня ESG-рейтинга заемщика или от какого-либо конкретного показателя — скажем, выбросов вредных веществ на единицу выручки (SLL-кредитование, sustainability linked loans — привязанное к целям устойчивого развития). К примеру, процентная ставка по кредитной линии Сбербанка для АФК «Система» на 10 млрд руб. привязана к таким условиям, как утверждение компанией экологической политики и интеграция принципов ESG в инвестиционный процесс и бизнес-модель, рассказывает первый заместитель председателя правления «Сбера» Александр Ведяхин.

В настоящее время Ситибанк работает над рядом сделок, содержащих ESG-показатели, говорит Мария Иванова: «В Сiti на глобальном уровне принято обязательство осуществить к 2030 году финансирование проектов, направленных на устойчивое развитие, в объеме не менее $1 трлн».

Со стороны корпоратов, по словам Владимира Козинца, также востребована такая услуга банков, как «зеленый» DCM (debt capital markets)  — финансовое консультирование по выбору стратегии и инструмента ответственного финансирования на рынках капитала. Citi, по словам Марии Ивановой, понимает важность и необходимость трансформации бизнес-моделей своих клиентов и постоянно расширяет линейку ESG-продуктов и решений. В частности, банк предоставляет корпоративным клиентам консалтинговые услуги по вопросам устойчивого развития, помогает в организации KPI-linked финансирования как в форме облигаций, так и кредитов, включая двусторонние кредиты, а также организации эмиссии «зеленых» облигаций.

Наряду с этим им доступны ESG-транзакционные решения, в частности программа финансирования поставщиков с ESG-составляющей, ESG торговое финансирование. Банк также организует образовательные сессии, приглашает российских клиентов к участию в глобальных мероприятиях, посвященных теме ESG, и делится профильными аналитическими отчетами. При этом розничные клиенты Ситибанка имеют доступ более чем к 20 ESG-фондам, номинированным в евро и долларах США, от крупнейших управляющих компаний — BlackRock, Allianz Global Investors, Schroders, J.P Morgan, инвестирующих как в акции, так и облигации.

Важной частью своей работы МКБ видит помощь клиентам в переходе на декарбонизацию их собственного бизнеса, рассказывает о практике своего банка первый вице-президент МКБ Юлия Титова: «Наша методика оценки финансируемых проектов состоит более чем из двухсот ESG-критериев. На каждое выявленное несоответствие и каждую потенциальную область улучшения мы выдаем нашим клиентам рекомендации и выбираем наиболее комфортный для клиентов вариант устранения несоответствий».

На собственном примере

Банки могут оказывать не только внешнее влияние на продвижение принципов ESG, но и сами следовать им в своей деятельности. По экспертным оценкам, углеродный след банка примерно в 700 раз меньше углеродного следа, формируемого организациями, составляющими его кредитный и инвестиционный портфель, говорит Яна Епифанова.

Банки в числе первых берут на себя обязательства достигнуть к 2030 году нулевых выбросов парниковых газов, связанных со своей операционной деятельностью. В частности, соответствующие заявления сделал тот же Citi — на глобальном уровне в марте этого года об этом заявила глава Citi Джейн Фрейзер. Следующим шагом, к 2050 году, Citi называет ожидаемое сокращение его клиентами собственных выбросов парниковых газов. «Некоторые банки, которые применяют принципы ESG в своей деятельности, уже начинают предъявлять соответствующие требования к своим клиентам. Думаю, через два-три года этот вопрос приобретет практически гигиенический статус», — считает Владимир Козинец.

Для устойчивого развития самих банков из всех трех компонентов ESG особенно важны риски корпоративного управления (G), отмечает партнер практики корпоративного управления и устойчивого развития PwC в России Алексей Фегецин: «Как учреждениям, принимающим на себя риски, банкам необходимо обеспечить соответствие инвестиционных решений их риск-аппетиту. Это возможно при выстраивании соответствующей структуры управления рисками и контроля соблюдения применимых требований, в том числе в области ESG». Так, например, различные цифровые решения Citi (в частности, решение в области бесшовной интеграции между внутренними системами клиентов и банка; инструмент дополнительного контроля над проводимыми транзакциями, основанный на алгоритме машинного обучения и работы с большими данными и др.) полностью отвечают параметру G, поскольку используются клиентами банка для обеспечения контроля и прозрачности своих операций, что в конечном счете способствует устойчивому корпоративному управлению.

В части социальной составляющей (S), по словам Марии Ивановой, с 2018 года глобальный Citi публикует результаты своих исследований равенства в оплате труда, сопоставляющих зарплаты мужчин и женщин: «Анализ данных за 2020 год показал, что средняя заработная плата женщин — сотрудников Citi во всем мире составляет чуть более 74% от средней зарплаты коллег-мужчин. Банк глобально взял на себя обязательство увеличить представительство женщин на средних и высших позициях как минимум до 40% до конца 2021 года. В России мы с этой задачей справляемся с опережением плана». С точки зрения социальной повестки банк поддерживает социальные программы и инициативы, направленные на улучшение качества жизни людей с низким уровнем дохода, а фонд Citi с 2001 года инвестировал более $16 млн в долгосрочные программы в России, которые реализуются локальными некоммерческими организациями.

Банк России рекомендует публичным компаниям раскрывать информацию о том, как они учитывают факторы, связанные с воздействием на сферу ESG, как они включают эти факторы в стратегии развития, как оцениваются соответствующие риски и возможности, говорится в информационной справке, предоставленной ЦБ РФ. Там же дано определение двух основных задач, сформированных российским мегарегулятором в рамках его отношения к целям устойчивого развития. Первая — дать возможность людям и бизнесу поучаствовать в определении будущего планеты через создание необходимой инфраструктуры и «зеленых» финансовых инструментов — «зеленой» ипотеки, «зеленых» облигаций, «зеленых» кредитов. Вторая — помочь финансовым организациям и публичным компаниям адаптироваться к новым вызовам и условиям: уметь учитывать риски, связанные с переходом к низкоуглеродной экономике, а также прийти к пониманию, что повышенный риск связан прежде всего с игнорированием целей устойчивого развития. «Поэтому необходимо создавать системы по идентификации, оценке, мониторингу и стресс-тестированию ESG-рисков», — признают в Центробанке.

Инструменты Как управлять корпоративными финансами из «центра»
Содержание
Закрыть