«Тони Роббинс — номер один в мире»
Материалы выпуска
Гуру по профессии Рынок «Пытаться понравиться всем — это ключ к провалу» Инструменты Со здоровой головы Компетенция «Шварценеггер стоит от $300 тыс.» Рынок «Бизнес-наставничество — это более перспективная альтернатива коучингу» Компетенция «Тони Роббинс — номер один в мире» Инструменты Издатели поневоле Рынок «Когда приезжает Depeche Mode, не надо думать, как продать билеты» Инструменты «Многим кажется, что тренинги — это легкие деньги» Компетенция «Цифровая эра снизила порог входа в нишу профессиональных тренингов» Рынок «Топовые коучи получают до €10 тыс. в час» Инструменты
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Тони Роббинс — номер один в мире»

Почему современных топ-коучей неуместно сравнивать с советскими экстрасенсами и какими средствами тренеры-звезды добиваются поклонения аудитории, РБК+ рассказал ректор школы бизнеса «Синергия» Григорий Аветов.
Фото: Пресс-служба

— У «Синергии» не самая обычная для учебного заведения маркетинговая стратегия, которая строится на приглашении известных коучей и организации крупных форумов с их участием. Когда это направление было выбрано и почему?

— Это произошло в 2014 году, когда разрабатывалась стратегия развития нашей школы бизнеса на ближайшие несколько лет. Мы покатались по миру, были в Америке и Европе и поняли, что в России совсем нет форумов. Было решено занять эту пустующую нишу.

— Петербургский экономический форум не в счет?

— Давайте честно: это мероприятие сильно не для всех и сильно не про бизнес. На Питерском экономическом форуме не будут рассказывать, как, к примеру, повышать конверсию интернет-трафика в лиды. Мотивационных историй там звучит тоже очень немного. Это событие для избранных, политика, очень большой бизнес.

Мы увидели, что окно возможностей открыто, и сразу решили делать большой форум с концепцией «Парад звезд». Туда мы позвали Брайана Трейси, Ицхака Адизеса, Роберта Чалдини, Аллана Пиза, Кейта Феррацци. Все звезды оказались на одной сцене. И это было в новинку для российского рынка образования. Приглашение одного только Адизеса стало настоящим вызовом для нашей школы бизнеса. С тех пор прошло четыре года, и мы делаем 20 форумов ежегодно.

— В сравнении с классическим высшим образованием организация таких форумов — выгодный бизнес?

— Такая модель существенно менее доходна. Если ты не тренер и не коуч, а просто занимаешься бизнесом по организации форумов, рентабельность не превышает 15%.

— На Тони Роббинсе в «Олимпийском» 1 сентября будет аншлаг?

— Мы ждем от 20 тыс. до 25 тыс. человек. Все центральные места были выкуплены очень давно.

— Самый дешевый билет при этом стоит 25 тыс. руб.

— Да, это так. И между тем за неделю до мероприятия свободные места оставались только где-то на галерках.

— Спорткомплекс «Олимпийский» заполняется полностью, пожалуй, только на выступлениях рок— и поп-звезд первой величины. И тут аншлаг соберет человек из другого мира. Причем поведение части поклонников Роббинса порой заставляет вспомнить знаменитые в прошлом сеансы Анатолия Кашпировского. В чем тут магия?

— Вы хотите узнать, приемлемо ли применение нейролингвистического программирования (НЛП) в обучении? Да, лично я считаю применение НЛП экологичным и правильным. Преподаватель университета, который применяет НЛП во время лекции, может рассчитывать на внимание аудитории.

Давайте на минуту отойдем от сложного нашему уху понятия «коуч». Какого преподавателя слушают студенты? Контентного? Нет. Ваш ребенок уйдет из аудитории через пять минут! А вы сами же и спросите такого преподавателя: почему ты не научился выступать? «Держать аудиторию» — это на самом деле что? А это «Поднимите ваши руки!», «Поднимите глаза!», «Давайте сделаем пятиминутный перерыв и устроим разминку!». Возможно, на многотысячном форуме это выглядит дико — вы ж про бизнес пришли послушать, про контент, какие пляски? А в классе это нормально. Мы разминаемся, потому что мы 40 минут сидим.

Так вот, НЛП в классическом понимании при коммуникации с аудиторией — это инструмент удержания влияния. И очень глупо его не использовать.

— Однако неэкологичные примеры использования НЛП можно встретить чуть ли не на каждом шагу.

— Да, с ними часто можно столкнуться на тренингах личностного роста, когда не сертифицированный психолог гипнотически воздействует на аудиторию для какой-то своей выгоды. Вы упомянули Кашпировского — он воздействовал на аудиторию с помощью такого вот неэкологичного НЛП. Шли бабушки и покупали заряженную воду. Но Кашпировский здесь — пример из уже далекого прошлого. Сейчас встречаются тренинги личностного роста, где люди реально сходят с ума. Это страшно.

— Давайте вернемся к Тони Роббинсу.

— Я был на его программе в 2015 году и видел все то НЛП, что он применял. Я понимал все, что происходит, где он воздействует на правое полушарие моего мозга, где он взывает к моим эмоциям, где он взывает к моему состраданию. На самом деле мне это не очень близко, поскольку я не столь эмоциональный человек. Поэтому мне лично не всегда подходит история про «а давайте встанем, поднимем ручки и начнем танцевать». А многим она подходит. Но в любом случае в таких методиках управления аудиторией нет какого-то специального психического воздействия, которое может причинить вред здоровью слушателя, нет злого умысла. Иначе Тони не был бы настолько популярен среди элиты, людей с очень высоким IQ.

— Как в таком случае относиться к фактам, что за Тони Роббинсом по всему миру катается целая группа его состоятельных поклонников? Вы считаете это признаком психического здоровья?

— Да, можно усомниться в их психическом здоровье. Но, если сравнить нас с ними по всем прочим показателям (оборот, маржинальная прибыль, даже уровень культурного и интеллектуального развития, цепкость в бизнесе), получится, в проигрыше окажутся вовсе не они. За Роббинсом ездят владельцы крупных корпораций, которых трудно причислить к маргиналам и невеждам. Это люди с мозгами лучше, чем у кого-либо, и с бизнесом больше, чем у кого-либо. И я делаю простой вывод: если такие люди принимают решение следовать за Роббинсом многие месяцы, значит, они видят в этом для себя пользу.

— Энергетическая подпитка?

— Вполне возможно. Я на последней его программе дал волю эмоциям, отключил внутреннего критика, двигался каждый раз, когда попросят, — и получил очень большой заряд позитивной энергии. Такой, что последующие две недели в бизнесе принял несколько решений, которые в итоге позволили кратно увеличить показатели предыдущих периодов. Выходит, что его методики работают.

— Ваш личный топ главных людей в коучинге за эти четыре года сложился?

Тони Роббинс — номер один в мире. И размер его гонорара за одно выступление — это только следствие. Роббинс стоит в десятки раз дороже, чем все остальные известные коучи в мире. Его стандартный гонорар — $1 млн за выступление. При этом для принятия решения, выступать в стране или нет, брать эти деньги или нет, ему нужно несколько лет. И все эти несколько лет к тебе будет ездить его команда, которая проверяет, способен ли ты организовать его выступление. Ведь на самом деле это история не про миллион долларов. Тони давно мультимиллионер, его компания имеет оборот $2 млрд.

— Какие у них главные критерии отбора?

— Способны ли организаторы обеспечить качественную и квалифицированную аудиторию, безопасность, достойное сопровождение. У него райдер примерно как у президента средней по размерам европейской страны. Поэтому глупо рассчитывать, что Тони Роббинс может приехать и выступить в ресторане. Все переговоры начинаются с того, что организаторы гарантируют качественную аудиторию не менее 10 тыс. человек. Ему очень важно, насколько рынок его ждет.

— Вы работаете и с тренерами, и со спикерами. Кто дышит Тони Роббинсу в затылок?

— Повторюсь — никто. Но если говорить о личных фаворитах этого года, чей контент мне ближе всего, это Малькольм Гладуэлл — журналист The NewYork Times и автор книги «Гении и аутсайдеры». Сегодня он самый востребованный спикер в США. Аналогичный пример — Гари Вайнерчук, он в Штатах стал самым популярным спикером по предпринимательству. Вот их мы будем приглашать обязательно.

— Среди россиян есть уже фигуры мирового масштаба?

— Наши — они другие. Это как сравнивать Бориса Гребенщикова и The Rolling Stones. Если бы БГ пел постоянно на английском, может, его и уместно было бы ставить в один ряд с «Роллингами» или Бобом Диланом. Но это другая планета.

Гандапас, Пинтосевич, Батырев, Манн… Ключевое ограничение — это язык, который не позволяет им масштабироваться на большую аудиторию. Все, кто у нас появляется, это для русского мира, то есть максимум для 300 млн человек.