«Топовые коучи получают до €10 тыс. в час»
Материалы выпуска
Гуру по профессии Рынок «Пытаться понравиться всем — это ключ к провалу» Инструменты Со здоровой головы Компетенция «Шварценеггер стоит от $300 тыс.» Рынок «Бизнес-наставничество — это более перспективная альтернатива коучингу» Компетенция «Тони Роббинс — номер один в мире» Инструменты Издатели поневоле Рынок «Когда приезжает Depeche Mode, не надо думать, как продать билеты» Инструменты «Многим кажется, что тренинги — это легкие деньги» Компетенция «Цифровая эра снизила порог входа в нишу профессиональных тренингов» Рынок «Топовые коучи получают до €10 тыс. в час» Инструменты
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Топовые коучи получают до €10 тыс. в час»

О заработках, трендах, особенностях работы с корпорациями и попытках зарегистрировать в Минтруде профессию коуча РБК+ рассказала гендиректор «Европейского центра бизнес-коучинга» Наталия Долина.
Фото: Пресс-служба

— Какие тренды в отрасли коучинга вы бы сейчас отметили?

— В мире и России есть запрос на формирование новой плеяды лидеров — мыслящих не только финансовыми результатами, но и созданием позитива и благополучия. Победы любой ценой сегодня в такой концепции не нужны, так как их цена — подавленное состояние и низкая эффективность. Коучинг становится философией, помогающей лидерам раскрыть потенциал себя и своих сотрудников. Перед ним стоит задача сбалансировать фокус клиента между достижениями и собственным состоянием. Поэтому основные тренды коучинга сейчас — раскрывать лидерство, повышать уровень эмоционального интеллекта, создавать мыслящих и созидающих лидеров.

Дело в том, что в жизни существуют два базовых импульса — страх и любовь. Либо мы действуем от страха, получая результаты через давление и преодоление, либо действуем от любви — с уважением и доверием к себе и другим людям. Это две принципиально разные парадигмы. Так вот, современное лидерство — это трансформация лидера от страха к доверию. И для себя я поставила профессиональной миссией задачу перевести как можно больше лидеров из одного состояния в другое. Моя авторская программа «Сердце лидера» как раз про то, чтобы зажечь человека и дать ему возможность трансформировать свои страхи и сомнения в доверие и любовь. Пройти от подавляющего руководства к вдохновляющему и созидающему лидерству.

— Получается, коуч для человека из бизнеса больше психолог, или это не так?

— Тут есть симбиоз менеджмента, философии, психологии и аналитики. Вопросы культуры, этики, отношений между людьми и отношений с миром — все это предмет работы коуча, который становится для клиентов скорее не учителем, а ресурсом. Через его энергетику и веру люди раскрывают себя.

— А в какой точке сейчас находится российский рынок коучинга?

— Рынок приобретает отчетливые формы. Есть профессиональные сообщества и игроки на рынке, а также критерии оценки качества. Уже почти каждая крупная компания использует коучинг. Как пример можно привести прошлогодний конкурс «Топ-1000 российских менеджеров», где было много номинаций и в каждой было по несколько претендентов. Так вот, я заметила, что все выходившие на сцену предприниматели так или иначе использовали коучей. Почти все компании, чьи топ-менеджеры были номинированы на премию, использовали коучинг.

Наконец, сейчас в Минтруде идет работа над регистрацией коуча как официальной профессии в России. Мы с коллегами из Международной федерации коучинга начали заниматься этим еще шесть лет назад. В процессе нужно было собрать много документов и провести ряд масштабных мероприятий — и это огромный труд.

— А чем российский рынок коучинга отличается, скажем, от американского?

— Наш рынок более активно развивающийся и, наверное, более конкурентный. Хотя у нас эта профессия начала развиваться 15 лет назад, мы все равно находимся на этапе экономического преодоления, переделов и открытия чего-то нового. Коучинг претерпевает взлеты и падения вслед за рынком.

Если же говорить об отличиях в работе коучей, то мы народ более глубокий, более душевный, и поэтому работа в российском коучинге больше про поиск смыслов. В США коучи больше ориентированы на достижение конкретных задач, а у нас — на приведение человека в правильное душевное состояние.

— Ваша компания активно занимается обучением в крупных корпорациях, таких как Сбербанк или «Газпром». Чему там хотят научить сотрудников?

— Высшее руководство крупной компании — на пике корпоративной карьерной лестницы. Казалось бы, что там можно развивать… А вот нет. На этом этапе часто идет разговор о трансформации — от руководителя к лидеру. Нужно научить таких менеджеров отказываться от прямой экспертизы, не проникать в работу своих сотрудников и одновременно обучить их передавать полномочия своим людям. Это про доверие, а не про доверчивость. Вот эти умения — отдавать славу и позволять другим сотрудникам делать в компании какие-то открытия — один из главных вызовов современных руководителей.

Взять, скажем, директора компании, который прошел свой карьерный путь с использованием личной «золотой лопаты», «копая» которой достиг нынешних результатов. А теперь перед ним фактически стоит задача от этой «лопаты» отказаться. При этом ему придется преодолеть страхи потерять контроль, власть и влияние, страх испортить результат и страх того, что другие сотрудники научатся, будут делать лучше тебя и в итоге «подсидят». Наконец, есть и страх непонимания своей роли в компании. Это все предмет работы коуча. Если человек переходит на следующий уровень, преодолевая эти страхи, то наградой ему будет новый баланс между жизнью и работой. Иначе говоря, руководителю не придется работать за всех.

— А с чем приходится работать, помимо обучения делегированию полномочий?

— Еще очень важный запрос от корпораций — научить умению вдохновлять и вовлекать людей. Если делегирование — больше техническая вещь, основанная на переходе от страха к доверию, то теперь человек должен освоить умение зажигать, раскрывать и вообще мотивировать людей. Иначе говоря, научиться быть для них наставником, родителем и в каком-то смысле самим стать для них коучем. Наша программа «Лидер как коуч» как раз нацелена на создание для руководителей компаний соответствующих навыков.

Есть и третий важный запрос — спикерство. Руководители хотят не просто делать доклады и презентации, а хотят делиться, вовлекать и зажигать людей своими выступлениями. Поэтому надо учиться красиво выражать себя. У многих владельцев бизнеса наступает момент, когда они, например, идут в политику и им важен навык публичных выступлений.

— Как компании измеряют эффективность работы коучей?

— Разумеется, в компаниях никогда не будут тратить деньги зря, если нет отдачи. Есть методики опросов, по которым измеряется такая эффективность. Как итог работы могу привести в пример российское отделение компании Nissan, с которым я работала два года: в результате использования коучинга это подразделение заняло первое место в Европе среди представительств по уровню вовлеченности сотрудников в работу.

— А от компаний помельче какие поступают запросы?

— В «Европейский центр бизнес-коучинга» от малого и среднего бизнеса часто поступают запросы о разводах партнеров. Ведь многие такие бизнесы рождались в 1990-х годах, часто на коленке и без правильной документации. Нередко один партнер в такой компании занимается операционной деятельностью, другой — внешними связями. Тут и возникает конфликт, когда один партнер говорит, что пашет с утра до ночи, а другой в это время на яхтах гастролирует по миру. Все эти обиды тоже выступают поводом для проработки и поиска цивилизованных решений. Также типичная ситуация — это отчуждение компании от создателя и владельца к управляющему.

— Насколько корпоративные тренинги отличаются от общедоступных семинаров?

— Открытые семинары универсальны, группы могут быть разношерстными по возрасту, запросу и социальному положению. Закрытые же корпоративные тренинги создаются исключительно под запрос, и в такие программы будут встроены заранее обговоренные кейсы. Тут можно привести аналогии с пошитым на заказ костюмом и одеждой с общей вешалки.

— Какие доходы коучи получают за услуги и что влияет на заработки?

— Доходы могут быть совершенно разными — от тысячи рублей до €3–10 тыс. в час. Топовые коучи получают гонорары на уровне главных консалтинговых компаний, таких как EY или KPMG, а то и в разы выше. Цена определяется харизмой коуча, опытом, масштабом его клиентов и масштабом тех перемен, которые коучу надо воплотить в компании. Последнее очень важно, ведь те тектонические породы, которые коучу удалось сдвинуть в сознании главы корпорации, могут привести к изменениям в целой отрасли, а то и в целой стране. В общем, чем дороже голова, тем дороже коуч, который с ней работает.

— В интернете сейчас очень многие называют себя бизнес-тренерами и коучами. Как вы к этому относитесь?

— Есть процесс размножения коучей, и тут работают обычные рыночные условия. Спрос на коучинг есть. Он стал настолько популярен, что могут быть даже коуч-сессии по бартеру в обмен на маникюр. Сейчас чуть ли не каждый человек может обучиться коучингу в лайт-варианте, но далеко не каждый будет профессионалом. Последние пять-шесть лет как одни и те же люди работали с топ-менеджментом, так и работают сейчас. Высшая лига остается прежней.

— Как отличить хорошего коуча от плохого?

— Как и в любой профессии, играют роль личные рекомендации, а также харизма, опыт, образование и востребованность на рынке. В конце концов, имеет значение даже одежда. А еще, наверное, у коуча должна быть уникальность. Тут уместно сравнение с адвокатами: юристов много, а Добровинский среди них один. Так и среди коучей: их много, а Долина такая одна.