Трудовой иммунитет против COVID-19
Материалы выпуска
Трудовой иммунитет против COVID-19 Рынок «Мы не готовились к карантину, но всегда готовы к переменам» Инструменты HeadHunter: «Рейтинг работодателей России — 2019» Рынок «Рынок труда пока обходится без существенных потрясений» Компетенция Как не сгореть на работе Инструменты Карьерные гонки по трекам Инструменты «Для выполнения по-настоящему сложной задачи нужна вовлеченная команда» Решения Как стать востребованным в новых условиях Инновации «Акцент смещается от директивного стиля к наставничеству и визионерству» Инструменты Четырехдневка получила новый шанс Инновации Мир движется к гендерному равноправию Решения
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Трудовой иммунитет против COVID-19

Экономический спад, вызванный распространением коронавируса, прервет позитивные тренды, набиравшие силу на рынке труда, но откроет двери новым способам организации рабочего процесса и ускорит его цифровую трансформацию.
Фото: Getty Images Russia

В 2019 году в странах Евросоюза, по данным агентства Eurostat, уровень безработицы снизился до рекордно низкого значения за 19 лет. Российский рынок труда, согласно официальным данным, характеризовался как стабильный. Однако в результате кризиса, вызванного пандемией, по оценке Международной организации труда (МОТ), глобальная безработица может вырасти в зависимости от разных сценариев на 5–25 млн человек. Очевидно, что распространение пандемии вызовет кризис в ряде отраслей. Наихудший вариант сопоставим с последствиями кризиса 2008–2009 годов, когда работу потеряли 22 млн человек. Национальное бюро статистики Китая, например, объявило о росте безработицы в феврале 2020 года в городах страны до 6,2%, это самый высокий показатель за всю историю наблюдений, в декабре 2019 он составлял 5,2%.

Получат развитие такие явления, как неполная занятость, сокращение рабочего времени и снижение заработной платы, прогнозируют в МОТ. Причем фактор самозанятости на этот раз может не сработать в качестве буферной зоны для безработных из-за сокращения мобильности населения и снижения его покупательской способности. В МОТ опасаются глобального роста материального неравенства и социальной напряженности. Преодолеть последствия кризиса, полагают в Международной организации труда, можно в том числе благодаря сохранению коммуникаций между всеми участниками рынка, а также форсированию процесса модернизации рабочих мест с одновременным переобучением сотрудников и организацией удаленной работы.

Рынок соискателя 

Отечественный рынок труда до сих пор переживает последствия демографической ямы: «Из-за снижения рождаемости в 1990-х годах сейчас наблюдается уменьшение численности сотрудников в возрасте 30 лет — главной опоры современных предприятий», — говорит директор Центра карьеры Сибирского федерального университета (Красноярск) Светлана Карелина. В то же время с повышением возраста выхода на пенсию увеличивается количество работников предпенсионного возраста, и безработица может расти как раз в этой категории. Такая вероятность рассматривалась и ранее, несмотря на предлагаемую правительством профессиональную переподготовку и введение штрафов за увольнение по возрасту. В поведении бизнеса и до сегодняшнего кризиса наблюдались тенденции к созданию в штатном расписании возможностей быстро и гибко реагировать на экономические изменения, говорит Светлана Карелина: «Многие компании предпочитают принимать персонал не на постоянную, а на временную или проектную работу». Это снижает ощущение психологической защищенности сотрудников, но повышает динамичность рынка.

По данным Минтруда РФ, на 15 января 2020 года число официально зарегистрированных безработных в стране составляло 663,3 тыс. человек, а количество вакантных должностей — 1,4 млн. Как и в Германии, Великобритании, Японии, Китае и США, в России последние два года фиксировался рекордно низкий уровень безработицы, отмечают авторы альманаха по рынку труда по итогам 2019 года HeadHunter (hh.ru).

Малочисленность поколения, выходящего сейчас на рынок, способствовала обострению конкуренции за соискателей, в особенности за специалистов. «Ситуация на рынке труда давно диктуется именно соискателями, причем в технологичных отраслях, вроде информационных технологий или банкинга, эта проблема ощущается гораздо острее», — отмечают авторы альманаха hh.ru.

В результате бизнес стал гораздо более социально ответственным, отмечают в hh.ru: «Работодатели все чаще смещают фокус своих интересов из профессиональной сферы сотрудников в область их социального или физического благополучия». Это выражается, например, в росте популярности well-being программ (создание физически и психологически комфортной атмосферы на работе). Кроме того, 45% российских работодателей имеют внутренний кадровый резерв, а значит, почти половина готова обучать и развивать карьеру собственных сотрудников. Снижение текучести кадров стало в 2019 году главным достижением российских работодателей.

Обучение сегодня — часть рабочего процесса. По данным Deloitte, половина навыков среднестатистического сотрудника устаревает в течение пяти лет. Для работников технологической отрасли этот срок еще меньше, говорят в hh.ru: среднестатистический разработчик программного обеспечения должен обновлять свои навыки раз в год–полтора. Для крупных компаний собственные образовательные проекты — уже норма, говорит Светлана Карелина: «Портфель корпоративного университета Сбербанка, например, ежегодно обновляется на 40–50%. Свои программы обучения есть у HeadHunter, «Яндекса», Mail.ru Group, Rambler&Co и других компаний».

С расчетом на молодых 

HR-бренд сегодня — необходимость, говорит директор департамента обеспечения качества образовательных программ Управления образовательной политики РУДН Александра Воробьева: «Большинство заметных компаний реализуют политику, направленную на повышение своей привлекательности для сотрудников и кандидатов». С возвращением нормальной экономической жизни значимость этой тенденции вновь станет актуальной. В России репутация работодателя важна для 88% соискателей, она ценится наряду с технологичностью рабочего места и профессионализмом коллег (87%), отмечают в исследовательской группе hh.ru. HR-бренды развивает половина российских компаний. Однако с приходом на рынок постмиллениалов или поколения Z (родившиеся после 2000 года) HR-бренду придется соответствовать иным потребностям. По прогнозам международной консалтинговой компании BCG, к 2025 году в структуре занятости 26% придется на представителей этого поколения, а они предъявляют к работодателям принципиально новые требования.

Основное отличие поколения Z — знание своих прав и нежелание мириться с их несоблюдением, считает директор департамента обеспечения качества образовательных программ Управления образовательной политики РУДН Александра Воробьева: «Поэтому работодателям придется создавать адекватные условия труда, иначе поколение Z предпочтет самозанятость».

Кроме того, по словам Светланы Карелиной, они могут и хотят работать удаленно и в гибком графике. Так, по данным международной рекрутинговой компании Hays, возможность менять часы прихода и ухода с работы один из пяти главных критериев выбора работодателя, об этом заявили 45% представителей нового поколения. Кроме того, для них, конечно же, важен уровень зарплаты (84%), возможность профессионального развития (60%), интересные задачи (54%) и возможность обучаться в компании (45%).

Рабочая гордость 

Плюсы нового поколения в их адаптивности к новым технологиям, готовности учиться и работать в разновозрастных командах. Однако приток молодого поколения в ряды рабочего класса не покрывает выбытия из него работников старших возрастов, говорит заведующий кафедрой экономической теории и методологии Университета имени Н. И. Лобачевского (Нижний Новгород) Александр Золотов: «Старение рабочего класса ставит под угрозу развитие промышленного производства в перспективе 5–10 лет». В результате увеличивается рабочая смена, во многих случаях условия труда малопривлекательны для молодых.

Подобная ситуация характерна не только для России, например, средний возраст фабрично-заводских рабочих в Великобритании — 66 лет. Но в отличие от Великобритании, Россия не является мировым финансовым центром, и это является дополнительным основанием для того, чтобы развивать промышленные производства.

По данным hh.ru, в 2019 году российские работодатели в наибольшей степени испытывали дефицит высококвалифицированных рабочих. Основная трудность при найме технического и обслуживающего персонала — низкие зарплаты. При этом требования к рабочим сегодня серьезные: помимо владения навыками, связанными с использованием цифровых технологий, они должны быть готовы к переобучению с учетом высоких темпов технологических изменений.

Кроме того, необходимо повышать статус рабочих профессий, считает проректор по образовательной деятельности Томского политехнического университета Михаил Соловьев, поскольку «развитие технологии обучения и материальной базы среднего профессионального образования уже привлекает молодежь в эту сферу». По мнению Александры Воробьевой, многим российским работодателям нужно изменить подходы к кадровому планированию, как к тактическому, так и стратегическому. Решения нередко принимаются оперативно, по обстоятельствам.