Капитал в лицах
Материалы выпуска
Доверие 2.0 Инструменты Кто пойдет несырьевым путем Рынок Налог не с тонны, а с дохода Решения «В химпроме строят стратегии на 50 лет» Компетенция Нефтяники идут на Север Инновации «Геологоразведка — это ресурс прорывного роста экономики России» Решения Ядерные темпы Инновации Удобрения подкормят экспорт Решения Энергия под прессом Рынок «Во многих сегментах видна перспектива роста на годы вперед» Рынок Здравоохранение подключает пациентов Инновации «Регион может реализовывать инвестпроекты любой сложности» Инновации Защитный рефлекс Инструменты Лизинг идет в здравоохранение Решения Ферма переходит на «цифру» Инновации Четыре драйвера авторынка Рынок «Будущее уже здесь» Инновации Капитал в лицах Рынок Шестилетка для малого бизнеса Решения Умная ипотека Инновации
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Капитал в лицах

На рынок труда выходит малочисленное поколение 1990-х. Дефицит трудовых ресурсов, угрожающий развитию экономики, подстегивает также неразвитость практики постоянного обучения специалистов.
Фото: Reuters

Российский рынок труда начал испытывать дефицит кадров, отмечают в Минэкономразвития и Банке России. Согласно подготовленному Минэкономразвития «Прогнозу социально-экономического развития РФ на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов», численность занятых в экономике сократится с 72,1 млн человек в 2017 году до 71,7 млн в 2020-м. Нехватку человеческого капитала связывают со спадом рождаемости в 1990-е годы. Дефицит трудовых ресурсов ЦБ называет одним из главных среднесрочных рисков для экономики.

Запрос на компетенции

По данным Роструда, на 1 мая 2018 года заявленная работодателями потребность в работниках составила 1526,9 тыс. человек, что на 3,9% больше аналогичного показателя на 1 апреля 2018-го (1468,9 тыс.). Как выяснила служба исследований рекрутинговой компании HeadHunter, лидером по количеству опубликованных вакансий в 2017 году стала сфера продаж (35%), второе место заняла ИТ-сфера (12%), третье поделили банковская сфера и вакансии для молодежи (по 11%), следом идет производство (10%). В 2018 году рекрутеры ожидают аналогичной динамики рынка. Предполагается, что по итогам года количество вакансий в России вырастет на 7–12%.

Выводы аналитиков подтверждает директор по работе с ключевыми клиентами кадрового агентства Kelly Services Наталья Курантова, уточняя, что ежегодно крупные банки нанимают на агрессивные продажи по 500 человек, однако желающих заниматься такой работой немного из-за высоких показателей стресса.

Кадровые агентства фиксируют также острую нехватку на рынке труда высококвалифицированных представителей рабочих специальностей: механиков, швей, токарей, сварщиков. По данным HeadHunter, количество вакансий среди рабочих профессий в мае 2018 года выросло на 213% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

«Престиж профессионально-технического образования рухнул. А как мы будем развивать экономику, если у нас не будет развиваться производство? Никак! Так же, как если у нас не будет мобильности персонала», — объясняет Наталья Курантова.

Научиться учиться

Помимо физической нехватки людей трудоспособного возраста удовлетворению растущего спроса на рынке труда мешает не соответствующее современным требованиям качество подготовки кадров. Несмотря на то что Россия входит в число стран — лидеров по охвату населения высшим и средним профессиональным образованием, к уровню молодых специалистов работодатели предъявляют претензии.

«Учить надо не тому, что было, когда учился преподаватель или покупалось лабораторное оборудование, а тому, что будет востребовано через период обучения с учетом мировых тенденций развития отраслей и технологий, то есть с опережением, а не отставанием на десятки лет. России не хватает компетенций настоящего и будущего, зато бесконечно множатся компетенции прошлого», — объясняет доцент кафедры корпоративного управления Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Виктор Солнцев.

В то же время уровень самостоятельного участия взрослых россиян в образовательных программах — один из самых низких среди развитых стран. Согласно докладу Центра стратегических разработок (ЦСР) и НИУ ВШЭ «Двенадцать решений для нового образования» за 2018 год, лишь 17% взрослых чему-то учатся, тогда как в среднем по ЕС этот показатель составляет 40%, а в Швеции и других странах-лидерах превышает 60%. «У населения нет стимулов для инвестиций своих средств и усилий в повышение квалификации, слабы стимулы и у работодателей вкладываться в повышение квалификации персонала», — говорится в докладе.

По мнению исследователей, стране необходим проект по развитию непрерывного образования, в противном случае быстрые изменения в сфере технологий и профессий грозят серьезным отставанием России от ведущих стран. Однако в ЦСР, участнике разработки «Стратегии развития России до 2024 года», полагают, что экономический рост страны в основном все же будет зависеть от раскрытия потенциала молодых граждан.

В свою очередь, исследование аудиторско-консалтинговой компании Deloitte «Международные тенденции в сфере человеческого капитала. 2018 год» выявило, что работодатели в глобальном масштабе не готовы решать и вопрос глобального старения кадров. 49% опрошенных компаний признались, что ничего не делают, чтобы помочь стареющим работникам найти новый подходящий вид деятельности. Более того, 20% участников опроса (в документе также было отмечено, что в Сингапуре, Нидерландах и России этот процент выше) рассматривают возраст как конкурентный недостаток, полагая, что работники в возрасте препятствуют развитию молодых талантов.

«Надо формировать заказ общества на подготовку кадров завтрашнего дня. А генералы HR и высшей школы, как всегда, готовятся к уже давно прошедшей и проигранной ими войне за таланты. Смена приоритетов, отказ от стереотипов, сохранение лучшего опыта, приумножение человеческого капитала — вот что поможет России в новых условиях», — считает Виктор Солнцев.

Люди для «цифры»

Показательны как проблемы рынка труда, так и примеры их решения в наиболее динамичной сфере — ИТ. «Условия на рынке ИТ диктуют кандидаты, компании вынуждены подстраиваться», — отмечает управляющий директор рекрутинговой компании Antal Михаэль Гермерсхаузен. Интерес к ИТ-кадрам подстегивает и государство: с июля 2017 года в стране действует программа «Цифровая экономика Российской Федерации». Для достижения запланированных к 2024 году результатов, согласно этому документу, вузы ежегодно должны выпускать 120 тыс. ИТ-специалистов и 800 тыс. человек, обладающих компетенциями в области ИТ на среднемировом уровне.

Между тем работодатели указывают на оторванность вузовской подготовки от практики. «У нас хорошая математическая школа, продвинутые направления технологий информационной безопасности и определенных областей микроэлектроники. Но в цифровую эпоху знания устаревают очень быстро, поэтому обучение должно быть непрерывным. Вузы не успевают обновлять программы с той же скоростью, с какой происходят изменения», — поделилась директор по персоналу компании — производителя ПО SAP CIS Вера Соломатина.

Исходя из этого, в подготовку кадров активно включаются сами работодатели. В этом году SAP запускает программу обучения, по результатам которой 20 начинающих специалистов станут частью проектных команд компании по самым перспективным направлениям на ИТ-рынке: разработка, наука о данных и машинное обучение. Компания сотрудничает с вузами и различными детскими центрами, проводит инноджемы, хакатоны и сессии design thinking мышления.

Подготовкой будущих кадров занимаются в России и такие крупные ИT-компании, как «Яндекс», Google и Mail.Ru Group. Внутреннее развитие сотрудников и кадрового резерва в качестве успешного решения проблемы недостатка кадров подтвердило и исследование рынка труда в 2018 году, проведенное рекрутинговым агентством Antal Russia. Так, при появлении вакантной позиции большинство работодателей (69%) отдают приоритет внутренним кандидатам. Причем в компаниях с развитой системой планирования преемственности сотрудники в приоритете перед внешними кандидатами еще чаще — в 84% случаев. По данным Antal Russia, практически каждая вторая компания в России занимается планированием преемственности.