Корейский шанс
Материалы выпуска
ТОР берет разгон Компетенция Битва за китайский рынок Решения «Усиление роли кластерного подхода заметно во всех секторах экономики» Инновации Не соей единой Инструменты «Инвестиционная политика продолжается» Рынок Корейский шанс Решения Приближающийся Восток Решения Рыба плывет на Север Решения «Необходимо на порядок повысить качество жизни на Дальнем Востоке» Инструменты Док в гражданском Инновации Социально ответственное освоение Инструменты «После строительства моста страна получает стратегически важные порты» Решения Сценарии для Колымы Компетенция Развитие идет по проводам Инструменты
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Корейский шанс

В рамках развития экономического сотрудничества Москвы и Сеула могут появиться проекты, где будет участвовать и Пхеньян.
Фото: Сергей Орлов/РИА Новости

В 2017 году товарооборот между Россией и Южной Кореей увеличился на 27%, до $19,2 млрд, а в январе—апреле текущего года — еще на 6,5%. Такие данные привел президент России Владимир Путин на встрече с главой Республики Корея Мун Чжэ Ином в июне этого года. Сегодня на российском рынке представлено более 150 крупнейших компаний из Южной Кореи, говорилось в ходе встречи, эти компании вкладывают капитал в различные отрасли — промышленность, производство продуктов питания, сельское хозяйство, гостиничный бизнес. Сумма инвестиций корейской стороны в российский рынок на сегодняшний день лишь $1,2 млрд, однако очевидно, что экономическое сотрудничество в начале развития и сейчас появились новые возможности, для того чтобы динамика деловых взаимоотношений пошла вверх. В частности, было принято совместное заявление о создании зоны свободной торговли между нашими странами.

«Приоритетное внимание было уделено энергетике, которая является ключевой сферой двустороннего сотрудничества», — сказал Владимир Путин по итогам встречи. По его словам, обсуждается и возможность участия корейских партнеров в проекте по добыче и сжижению газа «Арктик СПГ-2» — масштабном проекте компании НОВАТЭК.

По итогам встречи стороны подписали меморандум о сотрудничестве в области электроэнергетики, электроснабжения и повышения энергетической эффективности. Подписаны два меморандума — о сотрудничестве стран в области информационно-коммуникационных технологий и о сотрудничестве РЖД с корпорацией «Корейские железные дороги». В железнодорожные проекты вовлечена и Северная Корея, поскольку железнодорожное сообщение должно проходить по ее территории.

Решено также, что Южная Корея примет участие в технологическом обновлении судостроительного завода «Звезда» в Приморском крае. Есть договоренности и о совместных разработках технологий в медицине — в частности, речь шла о совместном строительстве в Москве Центра диагностики и лечения, а также о передвижных медицинских диагностических центрах, оснащенных корейским медицинским оборудованием. Как сообщил по итогам встречи генеральный директор РФПИ Кирилл Дмитриев, один из крупнейших госпиталей Южной Кореи планирует привозить в Россию самые современные технологии лечения онкологических заболеваний. Всего по итогам визита корейского лидера в Россию были подписаны 12 документов.

Поменьше политики

«В 2018 году исполняется десять лет с тех пор, как лидеры двух стран заявили о необходимости вывести двусторонние отношения на уровень стратегического партнерства, — говорит главный научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Светлана Суслина. — Если в области политики это сделать довольно проблематично, поскольку Республика Корея является военно-политическим союзником США, то в экономике есть очевидный нераскрытый потенциал, тем более что Сеул официально не присоединился к антироссийским санкциям Запада».

С тем, что сотрудничество с Южной Кореей имеет для России стратегическое значение, солидарен и заместитель директора ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН академик Василий Михеев. Во-первых, говорит эксперт, оно может стимулировать поток инвестиций и открыть доступ к технологиям, во-вторых, Корея — емкий рынок для российских энергоносителей, наконец, наряду с сотрудничеством с Японией партнерство с Кореей — важный балансир растущему китайскому экономическому присутствию в России и на российском Дальнем Востоке, которое с годами будет только усиливаться.

Важно отметить еще несколько моментов, говорит эксперт. Это безвизовый режим (кроме рабочих виз) в отличие от отношений с Китаем или Японией. Кроме того, есть возможность подключения России и программ развития ЕврАзЭС к новой южнокорейской инициативе «Северная экономическая политика». Наконец, новые потенциальные возможности откроются в рамках трехсторонних проектов, если Северная Корея выполнит условия по ядерному разоружению и последует снятие международных экономических санкций с Пхеньяна, рассказывает Василий Михеев.

Северный фактор

В отношении Пхеньяна российские власти давно демонстрируют дружественную политику. В последние четверть века Россия не имела возможности оказывать влияние на Пхеньян — после распада СССР контакты ослабли. Намерения Кремля восстановить и укрепить отношения стали очевидными в 2015 году, когда Россия и Северная Корея объявили Год двусторонней дружбы, в ходе которого произошел ряд политических, экономических и культурных встреч.

В результате в прошлом году Россия списала $10 млрд из $11 млрд долга Северной Кореи, объявив, что остающийся $1 млрд будет инвестирован в эту страну. Также было объявлено, что российские инвесторы согласны вложить в систему железнодорожного сообщения Северной Кореи около $25 млрд, дополнительное финансирование планировалось направить в реконструкцию северокорейских электросетей и развитие порта Расон для приема российского угля. При помощи реорганизации железнодорожной сети Россия пыталась расширить экономические связи с Северной Кореей в обмен на доступ к природным ресурсам.

По данным Федеральной таможенной службы РФ, товарооборот между Россией и Северной Кореей по итогам 2017 года составил $77,9 млн, что на 1,34% больше, чем годом ранее. При этом российский экспорт вырос на 9,05%, а импорт уменьшился на 58,31% (сальдо торгового баланса увеличилось в прошлом году на 19,05%).

Львиная доля российских поставок в Северную Корею приходится на энергоносители, они составляют в структуре экспорта порядка 84%. Так, в прошлом году Россия поставила Пхеньяну около 4 тыс. т нефти, что далеко от потребностей республики. Для сравнения: закупки китайской нефти КНДР в 2015 году составили около 500 тыс. т.

Василий Михеев считает, что России само по себе экономическое сотрудничество с КНДР невыгодно по нескольким причинам — страна в ее нынешнем социально-экономическом состоянии не интересует российский бизнес. Плохое состояние экономической инфраструктуры, слабый платежеспособный спрос населения не способствуют росту этого интереса. Поэтому стратегической мотивацией могут быть геополитические соображения и создание задела для новых форматов экономического взаимодействия стран на перспективу.

Как считает руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов, сегодня Россия не имеет серьезных рычагов влияния на Северную Корею и экономическое сотрудничество может изменить такое положение. Такие планы у Москвы есть, говорит эксперт, речь идет о возможном переносе каких-либо несложных производств на территорию КНДР. Алексей Маслов приводит в качестве примера текстильное производство. Он обращает внимание на то, что себестоимость труда в КНДР на 15–20% ниже, чем в России. По мнению эксперта, у России нет шансов стать ключевым игроком на рынке АТР, здесь очень сильны позиции Китая и США, но сотрудничество с Северной Кореей поможет сделать роль нашей страны более заметной.

Китайское руководство, выражая недовольство несговорчивостью северокорейского лидера в сфере прекращения испытаний баллистических ракет, сокращает объемы импорта северокорейского угля и экспортных поставок сырой нефти. На этом фоне успехи России на северокорейском направлении во многом будут зависеть от ее способности примерить роль примиряющей стороны и повысить уровень влияния на Пхеньян.