Социально ответственное освоение
Материалы выпуска
ТОР берет разгон Компетенция Битва за китайский рынок Решения «Усиление роли кластерного подхода заметно во всех секторах экономики» Инновации Не соей единой Инструменты «Инвестиционная политика продолжается» Рынок Корейский шанс Решения Приближающийся Восток Решения Рыба плывет на Север Решения «Необходимо на порядок повысить качество жизни на Дальнем Востоке» Инструменты Док в гражданском Инновации Социально ответственное освоение Инструменты «После строительства моста страна получает стратегически важные порты» Решения Сценарии для Колымы Компетенция Развитие идет по проводам Инструменты
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Социально ответственное освоение

Государство декларирует готовность создавать благоприятную среду на Дальнем Востоке, однако развитие инфраструктуры, в том числе и социальной, в значительной степени осуществляется за счет бизнеса.
Фото: Пресс-служба

Крупные компании по итогам своей работы в таких направлениях, как социальная или экологическая ответственность, устойчивое развитие, публикуют годовые отчеты, формат которых пока не унифицирован. В них зачастую фигурируют очень серьезные суммы.

Так, инвестиции компании «Норникель» в социальную инфраструктуру в 2017 году составили 26 млрд руб., следует из отчета компании об устойчивом развитии. В годовом отчете «Газпрома», в графе «социальные расходы» значатся 34,5 млрд руб. ЛУКОЙЛ на эти же цели потратил 12 млрд руб.

Компании, разрабатывающие месторождения Дальнего Востока, зачастую сами строят социальную и производственную инфраструктуру, необходимую для их деятельности. Пример такой компании — ООО «УК «Колмар» (разрабатывает угольные месторождения в Южной Якутии). В 2018 году компания потратила только на экологические программы 800 млн руб. и потратит до 2021 года еще 4 млрд руб., следует из ее отчета о корпоративной и социальной ответственности. Помимо этого «Колмар» поддерживает социально значимые проекты в Нерюнгринском районе Якутии, участвует в программах подготовки и переподготовки кадров в высшем и среднем образовании, помогает властям Якутии трудоустраивать незанятых граждан. «Мы строим жилой фонд для работников предприятий, дотируем оплату съемного жилья и отдых, — рассказала РБК+ председатель совета директоров компании Анна Цивилева. — Мы поддерживаем и оснащаем гимназию в Нерюнгри, оказываем серьезную поддержку Политехническому колледжу и вообще всегда принимаем участие в решении значимых вопросов для учебных заведений города».

Участие компаний в развитии производственной и социальной инфраструктуры — следствие острой необходимости, без частных средств отдаленные регионы не поднять. Потребности Дальнего Востока в инвестициях на развитие инфраструктуры — половина от потребностей всей России, или около 1 трлн руб. к 2019 году, говорилось в исследовании компании InfraOne, подготовленном к прошлогоднему ВЭФ. Но регионы в состоянии потратить суммарно не более 100 млрд руб. в год, говорилось там же. Привлечение бизнеса к строительству социальных и производственных объектов — нормальная мировая практика, говорит директор Института актуальной экономики Никита Исаев, добавляя, что у самого государства чаще всего это получается хуже.

Якутия, например, в рамках механизма государственно-частного партнерства (ГЧП) строит школы, детские сады, дома культуры. Партнерами трехстороннего соглашения выступают республиканские, районные власти и крупная компания. Например, весной глава республики объезжал объекты, которые строит «Газэнергомонтаж».

ГЧП: какая буква лишняя?

Количество проектов по схеме ГЧП растет, отмечают аналитики InfraOne. В «Росавтодоре» довольны, как идет строительство обхода Хабаровска, это крупнейший на Дальнем Востоке концессионный проект. Минтранс удовлетворен тем, как компания «Ренова» участвует в реконструкции аэропорта Петропавловска-Камчатского. В ходе строительства порта Сабетта на полуострове Ямал за счет бюджета были построены акватория порта, каналы, береговые объекты, системы управления движением судов, ледозащитные сооружения, следует из материалов ФГУ «Администрация морских портов Западной Арктики». В рамках ГЧП строит новые горно-обогатительные комплексы и «Колмар». Запасы, которыми располагает компания, превышают 1,1 млрд т, в 2018 году добыча достигнет 6,5 млн т угля, говорит Анна Цивилева, проекты такого масштаба трудно поднять без ГЧП. Две новые фабрики общей мощностью 8 млн т угля в год, выдающие востребованный на внешних рынках премиальный коксующийся уголь, существенно повысили рентабельность бизнеса, добавляет Анна Цивилева. «Мы приступили к строительству третьей фабрики — «Инаглинская-2» — мощностью 12 млн т, нескольких шахт и современного угольного терминала в бухте Мучке Хабаровского края мощностью 24 млн т в год. Реализация данной стратегии выведет нас в пятерку крупнейших угольных компаний России к 2021 году», — резюмирует Анна Цивилева.

Кто заплатит работнику

Государство озабочено оттоком населения с Дальнего Востока, говорил в прошлом году на ВЭФ президент России Владимир Путин. Основная проблема, помимо слабого развития социальной инфраструктуры, — низкие зарплаты.

Несмотря на то что так называемые майские указы президента подразумевают существенный рост зарплат в бюджетной сфере, все-таки основным драйвером роста реальных доходов остаются крупные промышленные предприятия, указывают аналитики РАНХиГС. По данным рекрутингового портала HeadHunter, средняя зарплата на Дальнем Востоке выше, чем по стране; в лидеры ее выводят сырьевые компании, которые обеспечивают средний заработок в управленческом звене на уровне 80 тыс. руб., среди персонала, занятого непосредственно в добыче, — 70 тыс. руб. «Средняя заработная плата на наших предприятиях составляет 83 тыс. руб. Зарплаты выше на 20–30%, чем в других регионах», — говорит Анна Цивилева. 100% персонала «Колмара» наняты по белой схеме, на условиях полной занятости, следует из отчета о корпоративной и социальной ответственности компании. Зарплаты на Мирнинском ГОКе («Алроса») варьируются, по данным портала Indeed, от 25 тыс. руб. у грузчика до 85 тыс. руб. у инженера (порталом использованы заявки на персонал самих компаний).

Нехватка госпланов

Государство склонно нагружать бизнес в своих зонах ответственности, говорит научный руководитель Института экономики РАН Руслан Гринберг, объясняя, что в России сложился госкапитализм.

При этом «в России не существует единой, скоординированной с развитием региональных программ программы развития инфраструктуры», сетовал на прошлогоднем Восточном экономическом форуме исполнительный вице-президент Газпромбанка Алексей Чичканов. Отсутствие системного подхода создает неуверенность и у инвесторов, и у институтов поддержки, вторил ему зампред Внешэкономбанка Петр Золотарев. Риски ложатся на финансовые институты, залоговая обеспеченность при этом слабая, и в случае провала проекта за все платит банк, добавлял он. В этом году на ВЭФ указанная тема вновь окажется в центре внимания: несмотря на то что год назад на форуме призывали создать национальную стратегию развития инфраструктуры, дело не сдвинулось.

Компании вынуждены брать управление на себя, потому что нужна стабильная социальная среда, приток квалифицированных кадров, система здравоохранения для работников и членов их семей, говорит Руслан Гринберг. Аэропорт в Нерюнгри стал широко известен, после того как выделенные государством на его реконструкцию средства исчезли, после чего компании «Колмар», основному бенефициару аэропорта, пришлось финансировать проектные работы из своих средств.

Строительство жилья на собственные средства компаний — распространенная практика на Дальнем Востоке. Так, жилые кварталы возводит Объединенная судостроительная компания (судоверфь «Звезда»), следует из материалов компании. ООО «ДНС Групп» возводит несколько кварталов для будущих сотрудников ТОР «Надеждинская». Жилой дом во Владивостоке возвел резидент Свободного порта Владивосток компания «Тим-Групп Трейдинг». Всего, по данным Минвостокразвития, в макрорегионе частные инвесторы осуществляют 59 проектов по строительству жилья.

Плохо или хорошо работает государство, выхода у компаний нет, говорит политолог Георгий Бовт. Присутствие государства в экономике настолько заметно, что без контакта с властями бизнес вести трудно. В этой ситуации социальные затраты, по видимости убыточные, по факту становятся для компаний условием получения госконтрактов.