Отдаленные перспективы
Материалы выпуска
Великий карантин Решения «Розничные инвесторы научились выбирать время для входа» Рынок «В дистанционных каналах страховые продукты встанут рядом с банковскими» Инструменты Отдаленные перспективы Инновации «Аутсорсинг нужен для тотального перехода в онлайн» Компетенция Поддержка с препятствиями Решения «Инвестиции в медицинские разработки — основа безопасности человечества» Инструменты Планета на отдыхе Инновации
Инновации
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Отдаленные перспективы

Широкому распространению удаленной занятости будут препятствовать низкая цифровизация рабочих мест и маленькая жилплощадь россиян.
Фото: Getty Images Russia

До 300 млн офисных работников в мире, по подсчетам международной The Boston Consulting Group, в период эпидемии будут работать на дому. В США, по оценке Бюро статистики труда, число сотрудников на удаленке превысит 30 млн. По подсчетам аналитического центра НАФИ, в России в общей сложности треть компаний переводили сотрудников на удаленку, полностью это удалось сделать 11%.

Вынужденная самоизоляция позволит оценить преимущества и экономичность виртуальной рабочей среды, говорит директор управления рынка труда и социального партнерства Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Марина Москвина. «Удаленная форма занятости найдет более широкое применение после того, как ограничения будут сняты», — уверена она.

Для большинства сотрудников формат, скорее всего, станет «гибридным», считает старший менеджер группы по управлению персоналом и организационными изменениями «Deloitte, СНГ» Ирина Самохвалова: «Рабочее пространство станет более неформальным. Это уже не будут стандартные офисы, к которым мы привыкли».

Многие компании, по ее словам, уже пересматривают договоры аренды в пользу сокращения площадей или вернулись к рассмотрению концепции офисов-сателлитов (небольших помещений в разных частях города), которая уже достаточно давно работает в странах Европы и США.

Спрос на удаленный формат работы возрастет в финансовой сфере, говорит Ирина Самохвалова. Строительные компании в России тоже переходят на сделки онлайн.

Потенциал есть прежде всего у бэк-офисов — сотрудников, не контактирующих напрямую с клиентами, считает доцент кафедры экономической теории Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) Виктория Базжина: «При условии, что они могут использовать удаленно специализированное ПО».

Выгодная дистанция 

Сотрудникам удаленка экономит время, работодателям — затраты на инфраструктуру, арендные и логистические платежи. При этом возрастает необходимость контроля, психологическая разобщенность, усложняется коммуникация, отмечает доцент Высшей школы медиакоммуникаций и связей с общественностью СПбПУ Дмитрий Попов: «До кризиса высокую степень заинтересованности к удаленному формату демонстрировали и работники, и часть работодателей, но изменилось ли их отношение к выбору после воплощения в реальность?»

На деле ни работодатели, ни сотрудники полностью к кардинальным переменам не готовы. По результатам первой недели самоизоляции, согласно оценкам международной Ipsos, лишь 22% россиян, продолжавших работать на дому, остались довольны условиями удаленной занятости: у большинства дома нет оборудованного рабочего места, им тяжело сосредоточиться и разграничить личную жизнь и работу. 18,2% жаловались, что просто не могут вовремя остановиться и вынуждены перерабатывать.

Преимущества удаленной работы видят люди, способные к самоорганизации, отмечает Виктория Базжина: «В отсутствие такого навыка работник не сможет эффективно работать».

По данным исследования НАФИ, большинство предпринимателей (82%) отметили снижение эффективности. Только 20% готовы сохранять режим удаленной работы для части сотрудников и 7% — для всего штата.

Это связано с отсутствием цифровых технологий в компании и низким уровнем цифровой грамотности, приводят на сайте НАФИ слова директора направления исследований в сфере человеческого капитала Людмилы Спиридоновой: «Высоким уровнем цифровой грамотности обладают лишь 27% населения РФ».

Цифровой пробел

Лишь 10% рабочих мест в стране оснащены для работы на удаленке, говорит директор по анализу процессов цифровой трансформации J’son & Partners Consulting Александр Герасимов. Проблемы удаленного доступа зачастую начинаются уже на уровне простейшего компонента Microsoft Office, не говоря о том, что далеко не все компании оснащены более сложными транзакционными системами, как «1С», даже в локальном варианте.

Облачный рынок на 50% сосредоточен в США, что коррелирует с высоким уровнем дистанционной занятости — еще пять лет назад в Штатах она превышала 40%, отмечает Александр Герасимов: «Им будет легко перейти на удаленку, для нас это будет катастрофа». Крупные американские технологические компании Google, Facebook, Twitter уже заявили о возможности невозвращения сотрудников в офис.

Проблема усугубляется дефицитом жилого фонда в России, говорит эксперт: «Жилплощадь в расчете на человека у нас в три раза меньше, чем, например, в США, — 20 кв. м против 60 кв. м. Человек, запертый в четырех стенах, в принципе теряет работоспособность».

По рекомендации Международной организации труда удаленное рабочее место как минимум должно быть организовано в тихом месте вдали от потока активности в доме и оснащено эргономичной мебелью. Площадь домашней рабочей станции должна составлять не менее 4 кв. м, скорость Wi-Fi — соответствовать рабочим требованиям.

Путь трансформации 

Предприятия, которые и раньше не уделяли должного внимания автоматизации, в условиях экономического коллапса точно не будут этого делать, считает Александр Герасимов: «Но количество территориально независимых рабочих мест в России в процентном отношении, вероятно, все же увеличится, выживут предприятия с более гибкими и эффективными процессами».

В целом развитие удаленной занятости, по его словам, требует отказа от вертикали управления и переходу к автоматизированным плоским структурам.

В Deloitte более оптимистично оценивают готовность бизнеса к новому формату работы: занятость более 50% участников опроса, проводимого компанией с начала самоизоляции среди более 2 тыс. сотрудников российских компаний, и раньше имела удаленный или гибридный характер.

Однако в период стабилизации удаленный формат работы потребует пересмотра подходов к ряду процессов жизненного цикла сотрудника — от найма и адаптации до обучения и развития, отмечает Ирина Самохвалова: «Работники альтернативных форм занятости в России — контрактники, фрилансеры, — как правило, не имеют доступа к программам обучения и социальным программам».

Право на труд 

На адаптацию рынка труда и переобучение высвобожденных сотрудников, по оценке Виктории Базжиной, потребуется один-два года. Удаленка, по ее мнению, приведет в том числе к переводу ряда сотрудников с почасовой на сдельную оплату труда и на частичную занятость, «чистке» рядов от откровенно лишних сотрудников.

Впрочем, риска тотального роста безработицы в результате введения нового формата занятости она не видит: «Вероятно появление новых отраслей и ниш на рынке труда». Трудовое законодательство пока тоже ориентировано на права работников.

Работодатели уже начали устанавливать приложения, способные фиксировать любые действия или их отсутствие на рабочих компьютерах сотрудников, отмечают в Deloitte.

Необходимо уточнять нормы законодательства о возможностях кадрового электронного документооборота и комбинированной работы, говорит старший юрист Deloitte Legal в СНГ Анастасия Матвеева: «В этом случае права работников будут защищены, а бизнес перестанет сомневаться в правомерности своих действий».