Планета на отдыхе
Материалы выпуска
Великий карантин Решения «Розничные инвесторы научились выбирать время для входа» Рынок «В дистанционных каналах страховые продукты встанут рядом с банковскими» Инструменты Отдаленные перспективы Инновации «Аутсорсинг нужен для тотального перехода в онлайн» Компетенция Поддержка с препятствиями Решения «Инвестиции в медицинские разработки — основа безопасности человечества» Инструменты Планета на отдыхе Инновации
Инновации
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Планета на отдыхе

Карантин и снижение экономической активности благоприятно сказались на окружающей среде.
Фото: Владимир Гердо / ТАСС

Мировые СМИ сообщают о снижении вредных выбросов в воде, воздухе и почве, о сокращении количества отходов на фоне остановки предприятий, уменьшения транспортного трафика и более низкого потребления. В Венеции, например, вода в каналах из-за отсутствия туристов и прекращения курсирования катеров стала чистой и прозрачной. В городах Европы уровни концентрации диоксида азота в марте—апреле 2020-го упали на 45–50% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, приводят результаты анализа данных со спутника Copernicus Sentinel-5P эксперты Королевского нидерландского метеорологического института.

В Москве концентрации основных загрязняющих веществ в период с 30 марта по 20 мая 2020 года в целом по городу были значительно ниже средних многолетних значений, характерных для этого периода, рассказали РБК+ в ГПБУ «Мосэкомониторинг». Вблизи автотрасс концентрации по сравнению с обычными уровнями оказались ниже по оксиду углерода и диоксиду азота — в полтора раза, оксиду азота — в 2,2 раза, взвешенных веществ РМ10 (мелкодисперсной пыли)  — в полтора раза. В жилых кварталах концентрация оксида углерода снизилась в 1,4 раза, диоксида азота — в 1,8 раза, диоксида серы — в 2,1 раза, оксида азота — в 2,2 раза, РМ10 — в 1,6 раза. «Основным источником выбросов загрязняющих веществ в Москве является автотранспорт, на который в среднем приходится около 90% всех выбросов. В период самоизоляции отмечено снижение интенсивности движения личных автомобилей, и с этим в значительной степени связано улучшение ситуации», — объясняют в «Мосэкомониторинге».

Болезни не от нервов 

Вместе с тем эксперты связывают появление и распространение новых инфекций как раз с климатическими и природными изменениями, спровоцированными деятельностью человека. Геофизик Ярон Оген из Института наук о Земле Галле-Виттенбергского университета в Германии в своих исследованиях пришел к выводу, что большое количество смертей от COVID-19 в ряде европейских стран связано с повышенным содержанием диоксида азота в воздухе. В апреле он проанализировал данные о случаях летальных исходов в Италии, Франции, Испании и Германии. И пришел к выводу, что 78% из них были зафиксированы в пяти регионах на севере Италии и в Центральной Испании — там, где наблюдаются самые высокие концентрации NO₂ в сочетании с нисходящим воздушным потоком, что препятствует эффективному рассеиванию загрязнения воздуха. По мнению Ярона Огена, долгосрочное воздействие этого загрязнителя может быть одним из наиболее важных факторов смертности, вызванной SARS-CoV-2.

Профессор биологии в Университете Западной Аттики (Греция) Лиа Патсавуди отмечает, что глобальное потепление и другие экологические нарушения могут в дальнейшем способствовать развитию новых инфекционных заболеваний. В частности, распространение инфекционных агентов может усиливаться наводнениями. «Повышение температуры и влажности влияет на развитие, выживание и распространение не только патогенных микроорганизмов, но и их хозяев — часто животных. Комары и другие насекомые, являющиеся переносчиками таких болезней, как малярия, лихорадка денге и вирус Западного Нила, будут перемещаться в более холодные на сегодняшний день районы планеты по мере их прогрева», — считает Лиа Патсавуди. От этого, по его словам, не застрахованы даже самые богатые страны.

Не повторить ошибок 

Снижение уровня воздействия человека на окружающую среду в связи с пандемией — временное явление, полагает руководитель группы операционных рисков и устойчивого развития КПМГ в России и СНГ Игорь Коротецкий. После нормализации эпидемической обстановки оно неминуемо снова начнет расти. «При этом из-за рецессии экологическая повестка может уйти на второй план по сравнению с задачами восстановления темпов экономического роста. Это угрожает срывом выполнения глобальных целей в области одного из наиболее актуальных аспектов экологической деятельности — предотвращения изменения климата», — говорит эксперт.

Опасения экологов в России уже оправдываются, говорит директор программы «Зеленая экономика» WWF (Всемирный фонд дикой природы) в России Михаил Бабенко: появляются предложения, связанные со смягчением экологических требований к бизнесу, с ограничением доступа общественности к информации о состоянии окружающей среды. Ни у кого не возникает сомнений, что экономику нужно будет восстанавливать, отмечает он. «Но на каких базовых принципах? Мы оказались в уникальной ситуации, когда есть возможность действительно сделать упор на «зеленое» развитие, когда показателем успешности будет не только рост ВВП, но и в равной степени все три основных фактора устойчивого развития — экономика, экология и социальная сфера», — говорит Михаил Бабенко. Экономический стресс, вызванный пандемией, может стать новым импульсом для технической модернизации производства и широкого внедрения ресурсосберегающих технологий с минимальным воздействием на окружающую среду, считает Игорь Коротецкий.

Между тем из-за COVID-19 под угрозой срыва оказалась важная климатическая конференция COP26, намеченная на конец 2020 года, где 200 стран мира должны были представить свои актуализированные экологические стратегии (NDC) по условиям Парижского соглашения 2015 года.

Устоять и развить 

Чтобы понять, какова общая динамика изменений качества атмосферного воздуха и влияния их на окружающую среду в период ограничения транспортного трафика, приостановки работы некоторых предприятий и режима самоизоляции, нужен анализ инструментальных данных за определенный период, рассказали РБК+ в пресс-службе Минприроды РФ: «Первые выводы можно будет делать примерно через месяц. Необходимо проанализировать, какие предприятия закрывались, каков их вклад в общую долю выбросов в населенных пунктах, сопоставить данные с уменьшением автомобильного трафика». Такая работа, как говорят в министерстве, сейчас проводится, в ней участвуют подведомственные Минприроды Росгидромет и Росприроднадзор, которые продолжают осуществлять наблюдения за состоянием атмосферного воздуха.

Пока в мире прилагаются лишь отдельные усилия, чтобы не допустить негативного развития событий, замечает Игорь Коротецкий. Например, Еврокомиссия выступает с очередной инициативой ускорить введение трансграничного углеродного регулирования, призванного ограничить доступ на европейский рынок углеродоемкого экспорта.

По мнению ряда специалистов, пандемия COVID-19 может стать катализатором для сегмента ответственных инвестиций, развития фондов, ориентированных на принципы ESG (еnvironmental, social and governance). В частности, британское финансовое издание ссылается на мнение руководителя отдела исследований Willis Towers Watson (WTW) Любы Никулиной, которая отмечает, что «повестка дня в области устойчивого развития усиливается, по мере того как мы переживаем этот кризис». Она также подчеркивает хорошие перспективы инвестиций в нетрадиционную энергетику на фоне тех проблем, которые сегодня испытывает нефтегазовый сектор: «Например, в нашем портфеле много активов, связанных с возобновляемой энергией — солнца, воды, ветра, и это определенно работает намного лучше, чем то, что вы видите сейчас на рынке нефти».

Игорь Коротецкий считает, что пока рано говорить об устойчивом улучшении рыночных позиций компаний, придерживающихся принципов ESG. Но в целом он соглашается, что такие компании в принципе способны чаще внедрять инновационные подходы к ведению бизнеса, лучше взаимодействуют со своими стейкхолдерами и более эффективно управляют операционными рисками. «Эти навыки должны им помочь пережить «идеальный шторм» и открыть для себя новые возможности на рынках», — говорит представитель российского офиса KPMG.