Компетенция ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

«Общество вступает в экономику образования»

Фото: Тимур Иванов для РБК
Фото: Тимур Иванов для РБК
О преимуществах российских образовательных методик РБК+ рассказал директор экзаменационного центра Кембриджского университета в РФ, вице-президент Ассоциации некоммерческих образовательных организаций РФ Амет Володарский

— Насколько готова российская система образования к ответу на новые запросы экономики? В чем вы видите основные ресурсы для ее развития и трансформации?

— Сегодня мировое сообщество вступает в новую экономическую систему, перейдя от индустриальной экономики к постиндустриальной, затем к экономике информационных технологий и теперь — к экономике образования. На самом начальном этапе мы еще успеваем сделать необходимые шаги, чтобы в будущем оказаться здесь одним из ведущих игроков.

В первую очередь экономика образования — это осознанный подход к инвестициям в развитие человека. В том числе осознание того, что чем раньше и чем больше мы вложим в образование, тем больше мы получим в будущем — для общества, экономики, культуры, международных отношений. Ведь чем больше мы занимаемся обучением детей, тем больше получаем потом дивидендов. Это экономически обоснованно — например, потом меньше приходится тратить на профориентацию. В результате такого осознанного подхода вырастает креативная, позитивная, направленная на развитие личность, которая и будет востребована в новой экономике.

Во-вторых, экономика образования подразумевает непрерывность обучения, то есть обучение на протяжении всей жизни (lifelong learning). Речь здесь идет необязательно о высшем образовании. Важно, чтобы люди не оказывались в какой-то момент за бортом, а социализировались, оставались активными участниками общественных и экономических отношений. Как показывает опыт ряда стран, поддерживающих образовательные программы для пожилых (шестидесяти-, восьмидесяти— и даже девяностолетних людей), такой подход улучшает качество жизни общества в целом и при этом поддерживает экономику. Благодаря ему пенсионеры продолжают работать, продолжают потреблять товары и услуги, то есть остаются внутри экономики.

Цифровизация сегодня проникает во все сферы нашей жизни, обещая новый экономический рывок. Однако, чтобы его обеспечить, нужно сформировать достаточный запас креативности. А для этого нужно дать больше свободы образованию. Как показывает опыт, например, скандинавских стран: чем больше свобод у школы и вузов, тем выше результат экономического развития.

А в России сегодня не хватает политического решения — дать больше автономии вузам, позволить им развиваться. В том числе надо прекращать закрывать университеты без достаточно весомых, всесторонне изученных и доказанных оснований. Допустим, 10–15 лет назад еще никто не слышал про цифровую экономику, а значит, мог быть повод осудить или запретить деятельность вузов, которые тогда открывали соответствующие кафедры. Однако в результате сегодня именно они оказались среди лидеров.

— Как, по вашим наблюдениям, меняются приоритеты в подготовке и адаптации новых кадров в цифровой экономике?

— Очень важно, чтобы у вузов оставалась возможность заниматься творчеством — например, в области разработки учебных планов и программ. При этом важно систематизировать уже имеющиеся методики — у нас, например, они объективно в мировом масштабе очень неплохие, особенно в естественно-научном блоке. Собрав их воедино, можно сформировать российский образовательный стандарт, который можно экспортировать по всему миру, — как это делает Кембриджский университет.

— Насколько удается сегодня обеспечивать равный доступ к образованию для разных групп учащихся в России?

— Полноценного равного доступа к образовательным программам в стране пока нет. В России сохраняется разрыв между условно привилегированными вузами и «простыми» учебными заведениями. В значительной мере это связано с тем, что вузы условно поделены на приближенные к правительству и не приближенные. Например, есть университеты, которым разрешено вводить при приеме дополнительные экзамены или работать по собственным стандартам. А остальным 90% учебных заведений не разрешено ни то ни другое. В результате формируется барьер между первыми и вторыми.

Поскольку вузы, у которых больше свобод, могут больше «креативить», у них появляются более интересные программы обучения. В том числе очень разнятся и школы, причем люфт тут только увеличивается.

— Как эффективно организовать сегодня процесс обучения? Насколько российская школа движется в соответствии с глобальными трендами, на ваш взгляд?

— Сегодня проблему неравного доступа к образованию удается решать по большей части за счет частных учебных заведений. В стране уже достаточно много таких школ, причем хорошего уровня. Например, в Москве работает Лингвистическая школа — Кембриджский лицей. Здесь действуют две параллельные программы — российская и британская. Можно как совмещать обе, так и выбрать любую из них отдельно и получить соответствующий аттестат (российского или британского образца).

90% выпускников 2017 года были медалистами. После лицея они могут поступать в лучшие вузы мира. Благодаря двум аттестатам у ребят в два раза увеличивается возможность выбора. Есть те, кто поступает, допустим, в МГУ им. М.В. Ломоносова, а затем идет в магистратуру Лондонского университета. Или, наоборот, поступает в Оксфордский университет, а после бакалавриата идет в Бауманку.

Другими словами, речь отнюдь не об утечке умов. Наоборот, сегодня один из национальных приоритетов России — экспорт отечественного образования.

— Какие основные преимущества получают выпускники лицея? Как их удается обеспечивать?

— Вообще, ажиотаж в связи с чисто британским образованием в Москве давно спал. Новое поколение родителей прекрасно понимает, что российское образование, особенно его научный блок, ничем не хуже, а во многом даже лучше западных школ. Уникальность нашего подхода в том, что мы совместили лучшие российские методики с кембриджскими стандартами. В результате наши ученики, участвуя в различных международных олимпиадах, показывают лучшие результаты, чем те, кто работает только по британской программе. Тем самым мы подтверждаем эффективность российских методик и популяризируем их глобально. В наш лицей, например, приезжают учиться даже из Латинской Америки.

Мы планируем и дальше делиться нашими российско-британскими программами на международном рынке. На Западе, к примеру, есть практика франшиз в области образования. За их счет в том числе можно будет эффективнее продвигать российский бренд.

Решения «На Западе никто не стремится сделать из человека википедию»
Материалы выпуска
Решения «На Западе никто не стремится сделать из человека википедию»
Инструменты «Из-за отказа от доски с мелом дети теряют элементарные навыки»
Решения Зачет по креативу
Инновации «Задача образования — угадать тренд и подготовить ребенка к изменениям»
Инструменты «В Англии уже в школе есть доступ к самым последним технологиям»
Инновации Воспитание центениалов
Инновации «Творческий процесс сложно отключить с окончанием рабочего дня»
Инновации «Цифра» пошла в школу
Инструменты «В центре обучения всегда должен оставаться ребенок, его образ жизни»
Инструменты «Использование компьютера и интернета обогащает обучение»
Инструменты Игра для школы и для резюме
Инновации «Шахматы дают навыки постановки и достижения целей»
Компетенция Во что превратились спецшколы
Инновации «Мы стремимся вырастить гибкую и креативную личность»
Инструменты «Детям нужны эмоциональные спортивные шоу в реальной жизни»
Скачать Содержание
Закрыть