«Растет спрос на атомщиков: на одного выпускника — минимум три заявки»
Материалы выпуска
Пандемия повысит ценность социальных навыков Рынок EdTech ориентируется на подготовку медиков и синих воротничков Решения «Школа для компьютерной техники — испытание с высокими требованиями» Инструменты Частные школы легче адаптировались к удаленке Решения «На будущем детей не экономят» Инновации Корпорации учат специалистов выживать в новых условиях Инструменты «Люди из других профессий готовы перейти в ИТ» Рынок «Образование может перейти сразу к самым передовым технологиям» Инновации «Знать и уметь сегодня могут и машины. Детей нужно учить понимать» Инструменты «Пандемия привлекла внимание к питанию школьников» Решения «Растет спрос на атомщиков: на одного выпускника — минимум три заявки» Рынок «Индустрия гостеприимства останется отраслью людей» Рынок «Обучение сотрудников — последнее, на чем следует экономить» Инструменты
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Растет спрос на атомщиков: на одного выпускника — минимум три заявки»

Как развитие высокотехнологичной медицины стимулирует спрос на образование в области ядерной физики, РБК+ рассказал директор Инженерной школы ядерных технологий Томского политехнического университета (ТПУ) Олег Долматов.
Фото: пресс-служба

— В эпоху моды на ИТ насколько востребовано образование в области ядерной физики?

— Сегодня вообще трудно говорить об отдельных или изолированных направлениях науки и техники. Нет в чистом виде ядерных, материаловедческих или информационных технологий. Есть междисциплинарные задачи. Специалист в области ядерной физики, например, не может обойтись без ИТ.

Кроме того, понятие «ядерные технологии» — очень широкое. Это не только атомная энергетика или оборонный комплекс, но еще и ядерная медицина, и ядерное материаловедение. Нехватка специалистов в этих областях — достаточно острая проблема. Например, до недавнего времени ядерная медицина в России развивалась значительно медленнее, чем в западных странах, однако национальные программы в области здравоохранения значительно повысили востребованность специалистов в этой области и в нашей стране.

— Как в Сибири появился ведущий российский научно-образовательный центр в области ядерной физики?

— Физико-технический факультет в Томском политехническом институте был открыт в сентябре 1950 года в рамках реализации атомного проекта СССР. Выбор Томска определили две причины. Во-первых, в Сибири строили крупнейшие атомные предприятия, которым были нужны элитарные специалисты. Во-вторых, ТПИ был известен сильными научными школами. А надо понимать, что готовых технологий и конструктивных решений практически не было, отсутствовали целые области знаний — такие как ядерная физика, дозиметрия и защита от излучений, теория реакторов. Равно не было и квалифицированных инженеров. Так что набирали на факультет только отличников, и все делали одновременно: создавали технологии, конструировали установки, накапливали знания и опыт. Впервые в стране на факультете ввели обязательную учебно-исследовательскую работу — студенты, вооруженные фундаментальными знаниями, решали инженерные задачи. Всего в Томском политехе подготовили около 12 тыс. специалистов для предприятий атомной отрасли.

Сегодня мы готовим специалистов для всех этапов и стадий ядерного топливного цикла, начиная от химических технологий ядерного топлива и управления ядерной энергетической установкой и заканчивая разделением радиоактивных изотопов, радиационной безопасностью, физической защитой объектов. Среди наших выпускников есть академики, ректоры вузов, руководители предприятий «Росатома», высококвалифицированные инженеры.

— Каких конкретно специалистов не хватает? Врачей?

— Любые задачи в ядерной медицине раскладываются на собственно медицинские и (условно) технические, связанные с созданием и обслуживанием медицинских ядерных установок. Лечебные учреждения оснащаются современной техникой для диагностики и лучевой терапии, появляются новые радиофармпрепараты — и в здравоохранении постоянно ощущается нехватка медицинских физиков, которые могли бы обслуживать это оборудование, планировать лечение больных.

По нашим оценкам, нехватка специалистов различного профиля в отрасли составляет не менее 600–700 человек в год, и восполнение этого дефицита остается важной задачей.

— Может ли Россия стать образовательным центром в этой области?

— Мы совместно с Сибирским государственным медицинским университетом готовим таких специалистов — на базе профильного образования в области ядерной физики, или переобучаем действующих врачей. В нашей инженерной школе действует магистерская программа по ядерной медицине, где преподавание ведется на английском языке.

В сотрудничестве с «Росатомом» мы готовим специалистов в том числе для стран — партнеров корпорации. Не секрет, что Россия в атомной отрасли имеет серьезные амбиции на международной арене, и одно из стратегических направлений — строительство центров науки и технологий. Мы обучаем профильных специалистов с 2015 года, и многие наши выпускники работают в странах присутствия корпорации «Росатом», в первую очередь это государства Азии и Африки, с которыми Россия сотрудничает в области строительства ядерных объектов.

— У ТПУ есть действующий вузовский ядерный реактор. Какие преимущества это дает студентам?

— Ядерный реактор ТПУ — единственный в системе высшего образования России. Это уникальная научная установка, вокруг которой собраны исследовательские или рабочие станции, где ученые работают по различным направлениям: ядерная медицина, новые материалы (например, получение легированного кремния, который активно используется в нетрадиционной энергетике), фундаментальные исследования.

Ежегодно на реакторе проходят обучение около 400 студентов по направлениям, связанным с ядерными технологиями. Практические навыки работы на реакторе во многом обеспечивает высокий спрос на наших выпускников. Ежегодно на каждого выпускника поступает не менее трех заявок от предприятий — это очень высокий показатель. Кто-то из выпускников занимается ядерной медициной, кто-то управляет ядерным реактором, многие работают на предприятиях «Росатома».

— Томский политех — известный центр разработки и производства радиофармпрепаратов. Какие перспективные исследования ведутся в вузе?

— Ученые нашего исследовательского центра разработали уникальную технологию производства изотопов технеция-99, широко применяемого в составе диагностических радиофармпрепаратов. Мы обеспечиваем потребность наших партнеров-медиков в известных радиофармпрепаратах, а также совместно с ними разрабатываем технологии использования новых изотопов.

Перед мировым медицинским сообществом стоит задача производства изотопов не только для диагностики, но и для лечения онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний. Наши ученые разработали технологию получения лютеция-177 — достаточно перспективного изотопа для радионуклидной терапии.

Еще одно направление нашей работы — развитие нейтрон-захватной терапии для лечения опухолевых заболеваний мозга. Все эти технологии разрабатываются при содействии наших партнеров — Томского национального исследовательского медицинского центра.

— Что могло бы ускорить вывод на рынок российских разработок в области ядерной медицины?

— Россия по потенциалу разработки радиофармпрепаратов не отстает от других стран: работа нашего центра во многом является фронтиром в области ядерной медицины. Иностранные ученые стремятся в Россию, чтобы проводить совместные исследования. Единственным серьезным препятствием является внедрение этих разработок в жизнь, и назрела необходимость серьезного пересмотра законодательства в этой области.

События, связанные с пандемией коронавируса, показали, что государство способно оперативно реагировать на потребности отрасли — показательно, как быстро удалось зарегистрировать вакцину от COVID-19. Надеюсь, что этот опыт будет спроецирован и на ядерную медицину. Развитие в этой области идет стремительно, и если новые наработки не внедрить в жизнь, то они очень быстро устареют.