«Мотивацию сотрудников голосом сложно перевести на удаленный режим»
Материалы выпуска
Мир на дистанции Рынок Туристическая отрасль приготовилась к старту Рынок «Будущее страхового рынка за цифровизацией: пандемия это доказала» Рынок «Цифровые технологии позволяют перейти к модели точного земледелия» Инновации «Несмотря на пандемию, с финансированием посевной банк справился» Решения Бизнес отвечает пандемии Решения «Безопасность будет важнее, чем когда-либо» Инструменты «Японский подход к пандемии — быть готовыми к решению проблем заранее» Решения «Пандемия подталкивает всех к цифровизации» Инструменты «Сейчас важно не обрушить экономику» Рынок «Мотивацию сотрудников голосом сложно перевести на удаленный режим» Решения Эпидемический порог: за что в ответе большой бизнес Решения «Иногда приходится выбирать между плохим и очень плохим решением» Инструменты Без контакта Инновации
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Мотивацию сотрудников голосом сложно перевести на удаленный режим»

Как эффективно организовать перевод сотрудников на дистанционную работу, РБК+ рассказал генеральный директор компании — системного интегратора iCore Руслан Демидов.
Фото: пресс-служба

— Для одних отраслей пандемия обернулась комой, для других открыла новые возможности. Какие вы видите возможности?

— Возможности прежде всего связаны с изменением среды общения. Если до сих пор цифровизация бизнеса рассматривалась больше как дань моде, то сейчас она стала единственно возможным способом ведения бизнеса для большинства отраслей. До сих пор нашими решениями в области создания мультимедийных комплексов и платформ для видео-конференц-связи (ВКС), организации совместной работы удаленных команд с использованием виртуальных переговорных комнат и систем планирования регулярных многоточечных сеансов связи пользовались преимущественно компании с территориально распределенной инфраструктурой.

Сейчас ситуация изменилась. И это возможности как для нас, как системного интегратора, так и для бизнеса, который, по сути, открывает для себя новые технологические возможности.

Наряду с теми, кто погрузился в депрессию, некоторые компании активно перестраивают свои бизнес-процессы, меняют принципы коммуникации и управления командой, ищут идеи, чтобы не просто выжить, но заполнить освобождающуюся территорию. Даже компаниям, которые оказались в тяжелом положении, важно понимать, что рано или поздно вынужденная самоизоляция закончится и ситуация начнет стабилизироваться. Нужно сохранить свой потенциал, переориентироваться на настройку и улучшение внутренних процессов. И оставить рынку месседж «Бизнес жив, и он будет готов максимально удовлетворить отложенный спрос».

— Вырос ли спрос на ваши услуги со стороны компаний, которые раньше не проявляли интереса к развитию коммуникационной инфраструктуры?

— Да, появился интерес к технологиям и решениям, позволяющим организовать работу в дистанционном режиме. И этот спрос продолжает расти.

Сами технологии ВКС проходят стресс-тестирование: необходимо принимать во внимание массу нюансов при организации того или иного решения под потребности конкретного бизнеса. Причем учитывать нужно не только технические возможности, но и культуру компании. Изменения на рынке затрагивают глубинные организационные особенности бизнеса. Административно-командную систему управления компанией и мотивацию сотрудников голосом крайне сложно перевести на удаленный режим. Подчиненные могут просто убавить громкость. Для бизнес-культуры вроде холакратии такой переход будет более естественным. Поэтому недостаточно просто получить инструмент для удаленного доступа, стиль управления тоже нужно адаптировать. Персонал должен был готов меняться в сторону большей ответственности и самостоятельности при сниженном уровне контроля.

— После того как самоизоляция закончится, управление бизнесом изменится?

— Демократичные модели управления, которые в большей степени доверяют сотрудникам, получат преимущество за счет более бесшовного перехода на дистанционный формат. Уже сегодня для таких компаний это конкурентное преимущество.

Наша корпоративная культура, например, построена на том, что сотрудники сами контролируют свое рабочее время и распределяют задачи, они могут работать удаленно. Это еще и выгодно: мы можем обойтись меньшей площадью, меньшей инфраструктурой. При этом за каждой позицией строго регламентированы показатели качества. Нам относительно легко сейчас работать, хотя мы тоже привыкли к определенному объему личного общения.

— Какие задачи перед бизнесом ставит массовый перевод сотрудников на дистанционную работу?

— Необходимы технологические средства организации удаленной работы, обеспечивающие качество и уровень связи. При этом важно четко определить ту среду бизнес-коммуникации, которая должна быть перенесена в дистанционный формат. Наша экспертиза как раз заключается в том, чтобы с учетом особенностей заказчика адаптировать к дистанционному общению функционал, который необходимо перенести в удаленный доступ. Технологий много, и мы стараемся применять те или иные решения, исходя из задач конкретного бизнеса.

Кроме того, удаленное общение подразумевает усиление информационной безопасности компании. Потому что дистанционное общение, обмен документами, файлами и даже разговор по видео-конференц-связи несут определенные риски.

Еще один важный вопрос — организация коммуникационной среды: рабочее место должно быть пригодно для участия в конференции. Это позволит избежать ситуаций, когда, например, во время онлайн-совещания у кого-то на заднем фоне проходит собака или личная жизнь врывается в конференцию иным способом, отвлекая и создавая неловкие моменты.

В компании должна быть выработана поведенческая культура распределенной коммуникации. Сотрудники должны владеть особенностями и принципами дистанционного общения, соблюдать элементарные правила поведения. Простейший пример: если ты не говоришь, необходимо выключить микрофон.

Задачи, которые не могут быть выполнены на удаленке, также необходимо выделить в отдельный пул и выработать алгоритм их решения и обеспечения. Для нас это техподдержка и обслуживание инфраструктуры заказчиков в рамках сервисных контрактов. Эти работы сейчас выполняются в штатном режиме с соблюдением всех мер безопасности.

— Есть разница в организации удаленной работы компаний из разных отраслей?

— С точки зрения инфраструктуры большой разницы нет. Применяемые решения зависят от задач потребителя. Если необходимо организовать интерактивное общение, это одно, технологические решения для массовой аудитории — другое.

Есть технологии, обеспечивающие эффект присутствия. Они достаточно затратны и требуют времени — в частности, на создание исполненных по определенному стандарту переговорных. В условиях массового спроса, как правило, применяются более простые решения, на основе доступных сотрудникам каналов и средств связи.

Безусловно, важно, какое используется аппаратно-программное решение. Оно обеспечивает качество связи и может поддерживать качество сервиса таким образом, чтобы общение не прерывалось. Приоритет должен быть, например, у голосового трафика. Потому что если вы теряете картинку, то это не так страшно, как если искажается звук и вы теряете возможность нормально общаться.

Но чтобы любое техническое решение работало, необходима налаженная коммуникация. Поэтому мы обеспечиваем комплексный подход: в зависимости от необходимого бизнесу формата коммуникации применимы различные сценарии, мы эти сценарии разрабатываем, прогоняем через собственную лабораторию и только после этого реализуем.

— Какие технологии обеспечивают стабильный и безопасный цифровой доступ, контроль и мониторинг активности сотрудников?

— Простой доступ к корпоративной среде из любой точки обеспечивают, например, технологии удаленных рабочих столов: пользователь получает привычное окружение и основные бизнес-приложения и сервисы.

Стабильный и безопасный цифровой доступ к корпоративным информационным системам и данным при этом обеспечивают системы унифицированного управления конечными устройствами. Такие UEM-решения позволяют использовать как полностью управляемые ИТ-службой корпоративные устройства, так и личные устройства с выделенной защищенной рабочей областью.

В условиях самоизоляции при настройке средств групповой коммуникации и совместной работы над документами и проектами важно, чтобы не возникало сложностей с их использованием на персональных смартфонах и планшетах.

Для управления и контроля работой удаленных команд тоже есть масса продуктов, например Bitrix24 и Jira, которые могут быть развернуты в инфраструктуре или в облаке. Основная сложность — привить сотрудникам культуру работать с данными средствами и научить следовать «правилам игры»: необходимо осознание подотчетности и ответственности перед коллегами, формирование ценностей командной работы.

— Компании ИТ-сферы оказались наиболее подготовлены к новым принципам коммуникации. Какие еще отрасли, на ваш взгляд, сейчас могут выиграть от удаленной занятости?

— Наряду с ИТ-бизнесом и телеком-рынком возможностями организации удаленной коммуникации обладают крупные сырьевые и нефтехимические компании. Например, в компаниях «Сибур» и «Газпром нефть» в силу распределенной физической инфраструктуры достаточно давно отработана культура дистанционного делового общения.

Самоизоляция станет стимулом в первую очередь для сферы образования. Мы наблюдаем активный спрос на наши услуги в отрасли. Учитывая то, что образовательные организации располагают ограниченными бюджетами, будет необходимость в разработке для них оптимальных решений.

Переводить в онлайн будут и мероприятия студийного характера — съемки, телепередачи, массовые мероприятия.

— Насколько долгосрочными будут последствия?

— Школьники в условиях самоизоляции массово погружены в образовательную онлайн-среду. Это исторический момент. Учитывая, что большинство из них, что называется, рождены с пальцем на кнопке и не знают жизни без смартфона, формируется новое поколение, для которого онлайн-общение и удаленная занятость станет нормой.

Будущее уже наступило. Многие компании будут инвестировать в цифровизацию и организацию удаленных рабочих мест с целью повышения устойчивости бизнеса. А это еще и возможность для расширения, и конкурентное преимущество.