«Каждый десятый в мире может перенести «коронавирусный синдром»
Материалы выпуска
Мир на дистанции Рынок Прикладной характер: как малый бизнес распоряжается грантами Инструменты Туристическая отрасль приготовилась к старту Рынок «Будущее страхового рынка за цифровизацией: пандемия это доказала» Рынок «Несмотря на пандемию, с финансированием посевной банк справился» Решения Бизнес отвечает пандемии Решения «Безопасность будет важнее, чем когда-либо» Инструменты «Японский подход к пандемии — быть готовыми к решению проблем заранее» Решения «Пандемия подталкивает всех к цифровизации» Инструменты «Сейчас важно не обрушить экономику» Рынок «Мотивацию сотрудников голосом сложно перевести на удаленный режим» Решения Эпидемический порог: за что в ответе большой бизнес Решения «Иногда приходится выбирать между плохим и очень плохим решением» Инструменты Без контакта Инновации «Цифровые технологии позволяют перейти к модели точного земледелия» Инновации «Каждый десятый в мире может перенести «коронавирусный синдром» Решения
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Каждый десятый в мире может перенести «коронавирусный синдром»

Генеральный директор АО «Научный центр персонализированной медицины», главный исследователь новых препаратов в области психиатрии Надежда Соловьева о последствиях COVID-19 для психики и предотвращении психотравмы.

 

Фото: пресс-служба

COVID-19 серьезно нарушил жизненный уклад людей. Далеко не все способны быстро перестраиваться под меняющиеся условия общения, работы — и сохранить психическое здоровье. Определенная предрасположенность и навалившиеся параллельно с коронакризисом проблемы создают риск развития так называемого коронавирусного синдрома. А именно — психических отклонений, возникших из-за пандемии.

И хотя термина «коронавирусный синдром» еще нет в медицинских справочниках, по сути, он уже возник в научном сообществе по аналогии с «вьетнамским», «афганским» или «чеченским» синдромами. Эти войны оставили такой глубокий след в психике людей, их переживших, что психиатры ввели дополнительную категорию реактивных состояний (заболеваний, вызываемых острой или хронической психической травмой)  — посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Катастрофы различного происхождения, будь то природные катаклизмы или, например, террористические атаки, тоже являются причиной психотравм.

Коварство коронавирусного синдрома, в частности, в том, что симптомы психической травмы могут появиться не только в момент самой стрессовой ситуации, но и в постпандемийный период, когда, казалось бы, все самое тяжелое и плохое останется позади.

По аналогии с другими синдромами каждый десятый в мире может перенести «коронавирусный синдром». В группу риска входят люди с генетически запрограммированной низкой пластичностью психики, а также те, кто страдает гипертонической болезнью, сахарным диабетом, ожирением, атеросклерозом сосудов головного мозга, патологией щитовидной железы, дисбалансом половых гормонов, а также алкоголизмом и наркоманией. Риск развития коронавирусного синдрома увеличивается и у людей, перенесших детские травмы, лишенных поддержки родных, а также склонных к стратегии «избегания» и пассивной позиции в ответ на стресс.

Коронавирусный синдром — это экзистенциальный кризис: он проявляется во множестве внутриличностных и межличностных конфликтов, жизнь теряет смысл, рушатся устоявшиеся идеалы и ориентиры, человек перестает верить в успешное будущее. ПТСР часто сопровождается заострением отрицательных черт личности и нивелированием положительных. Кто-то в ответ на травму становится раздражительным, возбудимым и даже агрессивным, кто-то — подавленным и апатичным. Причем без лечения симптоматика в целом может постепенно усугубляться.

При этом не любое проявление психической или соматической реакции на стрессовое событие стоит рассматривать как патологию. Определенный уровень стресса, наоборот, даже расширяет возможности организма для адаптации. Хроническим считается стрессовое расстройство, длящееся более трех месяцев, и только врач может поставить подобный диагноз.

Исследования об изменениях головного мозга у людей с ПТСР подтверждают, что это болезненное состояние: так, у пациентов наблюдалось уменьшение объема гиппокампа, специфические изменения нейротрансмиттеров (химических веществ, участвующих в создании нейронных связей), в частности, дисфункция моноаминергических нейромедиаторов и рецепторов гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК), а также уменьшение концентрации кортизола в плазме крови, дефицит которого лишает человека возможности адекватно реагировать на стресс и мобилизовать защитные силы.

Поэтому важно своевременно начать лечение коронавирусного синдрома. На ранних этапах появления признаков психотравмы наиболее эффективной, в частности, считается когнитивно-поведенческая психотерапия с нарративным и экспозиционным подходами: первый позволяет человеку отделить себя от травмы и выработать альтернативный взгляд на стрессовое событие, а второй — с помощью прямой встречи с пугающим событием преодолеть страхи, панические атаки и навязчивое поведение. В целом терапия должна быть направлена на принятие пандемии и ее последствий как данности, переработку психотравмы и постепенное уменьшение чувствительности к тревожному событию, формирование перспектив будущего и новых паттернов поведения.

Превентивная фармакотерапия должна быть направлена на восстановление физиологических процессов торможения центральной нервной системы, которые реализуются через ГАМК-бензодиазепиновые рецепторы.

Для подобной терапии применяются анксиолитики селективного (т.е избирательного) действия, такие как фабомотизол. Препараты данной группы восстанавливают в нейронах нарушенную на фоне стресса чувствительность к эндогенным медиаторам торможения, способствуя снижению проявлений чрезмерной тревоги и повышению адаптационных возможностей психики, не вызывая при этом сонливости, ухудшения концентрации внимания и привыкания.

Селективные анксиолитики применяются в терапии для снижения уровня тревоги, депрессивного настроения, беспокойства, раздражительности, бессонницы.

Одним из них является «Афобазол», который отпускается в аптеках без рецепта. Однако для своевременной диагностики тревожного состояния и подбора оптимальной терапии рекомендуется обратиться за консультацией к специалисту.